Category: производство

СКП

Миражи рыночной индустриализации

Власти Таджикистана озаботились эффективностью экономики и провозгласили новую индустриализацию целью развития страны. Реализовывать эти задачи предлагается за счёт иностранных инвестиций, что заведомо обрекает задумку на провал, изобличая в ней банальный популизм руководителей.

В ПОЛИТИЧЕСКИЙ лексикон Таджикистана прочно вошёл новый — точнее, старый, но порядком подзабытый — термин: индустриализация. Его всё чаще можно услышать в программах местных телеканалов и прочитать на страницах газет. Новые веяния повлияли и на выступления чиновников: иногда удачно, а иногда не очень включают они тему индустриализации в свои речи.

Инициатором новшеств, как обычно, стал президент Эмомали Рахмон. Ещё в конце прошлого года, выступая с ежегодным посланием к парламенту, он назвал индустриализацию «стратегической целью номер четыре». Как напомнил глава государства, прежними целями были провозглашены достижение энергетической независимости, выход из транспортной изоляции и обеспечение продовольственной безопасности.

Понимая, видимо, что любое упоминание индустриализации вызывает неизбежные ассоциации с советской эпохой, Рахмон решил пресечь ностальгические мотивы. «Семьдесят пять лет наша страна считалась аграрной, в основном жила за счёт производства хлопка и, в меньшем объёме, фруктов и овощей, — заявил президент. — Времена и потребности меняются, и мы должны стремиться к индустриализации».

Collapse )
СКП

Тяжёлый груз нерешённых проблем

Экономика и социальный сектор Казахстана продолжают испытывать трудности. В ряде отраслей промышленности отмечено замедление темпов производства, а реальные доходы населения далеки от возвращения на докризисный уровень. В этих условиях власти решают проблемы за счёт самозанятых граждан, которые теперь должны осуществлять обязательные платежи в казну.

ОТЧИТЫВАЯСЬ о результатах работы за полгода, правительство Казахстана поставило перед собой главную задачу: убедить население в полном и окончательном преодолении кризиса, длившегося по меньшей мере три года подряд. На совещании в кабмине министр национальной экономики Тимур Сулейменов щедро сыпал оптимистичными цифрами. По его словам, рост ВВП составил 4,1 процента в годовом исчислении, инфляция снижается, международные резервы растут, а многие отрасли экономики демонстрируют положительную динамику. «В целом подъём экономики происходит на фоне продолжающегося замедления инфляционных процессов и высокой инвестиционной активности», — заявил чиновник. Его коллеги по правительству решили не отставать. Министр сельского хозяйства Умирзак Шукеев доложил о 4-процентном росте в подведомственной ему сфере, а глава минэнергетики Канат Бозумбаев сообщил, что рост валовой добавленной стоимости в топливно-энергетическом комплексе составил 5,4 процента при плане 2,7.

Однако, как бы ни хотели власти представить благостную картинку, скрыть имеющиеся проблемы не получается. В частности, во втором квартале рост промышленности существенно замедлился, а в некоторых отраслях отмечен спад. Негативные тенденции затронули нефтепереработку, химическую и пищевую промышленность, металлургию, фармацевтику, электроэнергетику. Это заставило премьер-министра страны Бакытжана Сагинтаева усомниться в достижении поставленной президентом цели: обеспечить как минимум 4-процентный рост ВВП по итогам года.

Collapse )
СКП

Китайский локомотив таджикской индустрии

В Таджикистане объявили о строительстве нового алюминиевого завода. Как отмечается, это позволит увеличить производство металла до миллиона тонн в год. Помогать в осуществлении масштабного проекта будет Китай.

ПОДОБНО коллегам из большинства других постсоветских государств, таджикские власти нет-нет да и обрушатся с обвинениями в адрес СССР и социалистической системы. Забывая при этом, что промышленность республики была с нуля создана именно в советскую эпоху. Так, единственный в Таджикистане и во всём Центрально-Азиатском регионе алюминиевый завод был спроектирован специалистами Всесоюзного алюминиево-магниевого института и Проектного института №1 (Ленинград). Свою работу он начал в 1975 году.

После развала СССР завод, без преувеличения, оказался спасением для республики, опустошённой гражданской войной. В отдельные годы свыше половины валютной выручки Таджикистан получал за счёт продажи алюминия. В последнее время доля «крылатого металла», однако, стала снижаться. Например, в 2016 году на алюминий пришлось только 30 процентов стоимости экспорта.

Причина заключается в общем снижении производства. Если проектная мощность алюминиевого завода составляет 517 тысяч тонн металла в год, то в 2016 году было произведено менее 130 тысяч. Результаты прошлого года ещё не обнародованы, но они могут стать скромнее. С января по сентябрь завод выпустил только 76 тысяч тонн — на треть меньше, чем за аналогичный период позапрошлого года. Факторов, влияющих на падение производства алюминия, несколько. Среди них износ оборудования, вынужденный переход с узбекского природного газа на отечественный уголь, потеря стабильных источников глинозёма. Всё это повышает себестоимость выпуска металла, что в условиях падения мировых цен и строительства в Китае нескольких суперсовременных алюминиевых заводов снижает рентабельность таджикской металлургической отрасли.

Collapse )
СКП

О комбинате приказано забыть?

Отчаявшись ждать выполнения обещаний, работники Кара-Балтинского горнорудного комбината (КГРК) в Киргизии вышли на митинг. Предприятие простаивает с начала года, и за это время сотни сотрудников не получили ни копейки. Руководство заявляет о перепрофилировании производства, но цена этих посулов невелика.

В СОВЕТСКОЕ ВРЕМЯ горнорудный комбинат в Кара-Балте (60 километров к западу от Бишкека) являлся крупнейшим предприятием по переработке ураносодержащей руды в Средней Азии. Вокруг него вырос город, постепенно превратившийся в один из промышленных центров Киргизской ССР. Помимо КГРК, здесь работали сахарный завод, ковровый комбинат и целый ряд других предприятий.

После 1991 года большинство промышленных объектов в Кара-Балте либо закрылись, либо значительно сократили объём выпускаемой продукции. Упадок пережил и горнорудный комбинат, но несколько лет назад производство возобновилось. Сырьё получали из Казахстана, трудились здесь свыше 500 работников. В настоящий момент, однако, работа предприятия остановлена. Главной причиной руководство называет девальвацию казахстанской национальной валюты — тенге, в связи с чем везти сырьё в Киргизию стало невыгодно, и теперь оно перерабатывается в самом Казахстане.

За исключением сотрудников лаборатории, которая выполняет частные заказы, всех работников распустили по домам. Большого возмущения в коллективе это решение изначально не вызвало, поскольку руководство комбината обещало восстановить производство в ближайшее время, а также выплачивать рабочим две трети заработной платы.

Collapse )

ПУЗЫРЬ С НЕФТЯНЫМ ОТЛИВОМ

Добыча нефти в Казахстане в следующем году снизится. Такое заявление сделала Организация стран — экспортёров нефти (ОПЕК). Прогноз стал очередным подтверждением того, что самый амбициозный и дорогостоящий проект независимого Казахстана — разработка месторождения Кашаган — вновь откладывается в долгий ящик.

ОТКРЫТИЕ нефтегазового месторождения Кашаган — а произошло это ровно пятнадцать лет назад, летом 2000 года — стало для Астаны событием особой важности. Его значение не исчерпывалось собственно техническими показателями, хотя последние действительно впечатляют: достаточно сказать, что месторождение входит в десятку крупнейших в мире. Руководство Казахстана превратило Кашаган в мощный имиджевый проект, направленный на укрепление собственной власти. Суть его заключалась в том, что разработка месторождения выведет республику в число основных центров мировой нефтедобычи и на десятилетия обеспечит гражданам безбедное существование по образцу богатейших арабских монархий.

На первых порах громкие обещания как будто подтверждались фактами. Интерес к Кашагану проявили крупнейшие нефтегазовые корпорации, включая итальянскую Eni, французскую Total, американскую ExxonMobil, германско-голландскую Royal Dutch Shell и китайскую CNPC. Все они являются участниками проекта. Что касается самого Казахстана, то он удовлетворился долей в 16,9 процента.

Collapse )
Москва

Северокорейский автопром

Оказывается, в Северной Корее производятся автомобили. И очень, надо сказать, неплохие!

Легковой гражданский автомобиль "Хвипарам", производство автокомбината в городе Нампхо. Длина 4, 1 метра, 4-цилиндровый двигатель обеспечивает экономичный расход бензина. Завод в Напхо заработал в апреле 2002 года. Общая площадь территории предприятия изначально составляла 104 тысяч квадратных метров, а стройплощадь - более 24 тысячи квадратных метров. В комбинате образовались четыре главных цеха и ряд вспомогательных цехов.

541568_302284306560851_1404904552_n
СКП

На годовщину расстрела Николашки Кровавого

 

НАШ ЦАРЬ 

Наш царь – Мукден, наш царь – Цусима,
Наш царь – кровавое пятно
Зловонье пороха и дыма,
В котором разуму — темно.
Наш царь — убожество слепое,
Тюрьма и кнут, подсуд, расстрел,
Царь — висельник, тем низкий вдвое,
Что обещал, но дать не смел.
Он трус, он чувствует с запинкой,
Но будет, час расплаты ждет.
Кто начал царствовать — Ходынкой,
Тот кончит — встав на эшафот.

Апрель 1906

К.Бальмонт


Миф о процветании Российской империи

Одним из главных мотивов в антисоветской идеологической кампании в годы перестройки была мысль о якобы благодатном развитии России в конце  XIX - начале ХХ века, прерванном революцией. «Россия, которую мы потеряли». Мысль эта глубоко ложная. Наши «демократы» и «патриоты-антисоветчики» обосновывают ее с помощью грубых подтасовок. На них им давно указывали, так что повторение старых доводов является сознательным обманом. 



 

Collapse )
Кин1

Чудесный вечерок

Вчера провел замечательный вечер. Красивая музыка, милая девушка, романтическая обстановка... Что еще нужно для счастья?

А ночью пошли гулять по железной дороге :) Как там пелось у Янки?

А мы пойдем с тобою погyляем по трамвайным рельсам

Посидим на трyбах y начала кольцевой дороги

Нашим теплым ветром бyдет черный дым с трyбы завода

Пyтеводною звездою бyдет желтая тарелка светофора...