Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

СКП

Трудящиеся учатся борьбе

В Центральной Азии ширится забастовочная активность. Рабочие нефтеперерабатывающего завода в Узбекистане выступают против увольнений и снижения зарплат. Всё новые очаги протестов возникают на карте Казахстана.

ДО НЕДАВНЕГО времени ситуацию с рабочим движением в центральноазиатском регионе можно было охарактеризовать словом «штиль». Из общей картины частично выбивался Казахстан, где случались протесты нефтяников и работников металлургической отрасли. Однако поправки в Трудовой кодекс сильно усложнили организацию забастовок, а новый закон «О профсоюзах» поставил массу барьеров перед независимыми объединениями трудящихся.

Что касается других республик, то там недовольство проявлялось спорадически и стихийно. Слабость профсоюзов и жёсткость политических режимов сводили на нет любое возмущение условиями труда.

Теперь ситуация меняется буквально на глазах. В январе начался бессрочный протест рабочих Алтыарыкского филиала Ферганского нефтеперерабатывающего завода в Узбекистане. Почти каждый день после окончания смены они выходят на митинг, держа в руках плакаты с надписями «Дайте нам работать!» и «Помогите нам!». Несколько раз для привлечения внимания к своим требованиям люди перекрывали дорогу перед предприятием, что приводило к столкновениям с милицией. Это, однако, не останавливало протестующих, и акции продолжались.

Collapse )
СКП

Деньги есть, только не для всех

Когда капиталисты озабочены только максимальной прибылью, а государство защищает интересы собственников, трудящихся может спасти лишь решительный протест. Это поняли рабочие сурьмяного комбината в Киргизии, ведущие борьбу за свои права.

НЕГОДОВАНИЕ, смешанное с отчаянием, — такие чувства испытывают работники Кадамжайского сурьмяного комбината. Верховный суд Киргизии признал предприятие банкротом, а министерство экономики запустило процедуру его ликвидации. Общая сумма задолженности комбината перед поставщиками электроэнергии и газа, налоговой службой, социальным фондом и самими сотрудниками превышает полмиллиарда сомов (500 млн руб.).

В советское время завод был флагманом киргизской промышленности. Выпускаемая здесь сурьма не только обеспечивала потребности СССР, но и экспортировалась в сорок с лишним стран мира. Этому способствовали особенности продукции. На Всемирной выставке в Брюсселе в 1958 году сурьма Кадамжайского комбината была признана эталоном качества и получила Большую золотую медаль. Численность коллектива предприятия достигала 5 тысяч человек. Помимо производственных мощностей, на его балансе находились санатории и профилактории, детские сады, спортивный комплекс, гостиница, Дом культуры.

Collapse )
СКП

Мешки вместо компьютеров. Реалии новой индустриализации Казахстана

В Актюбинской области Казахстана прошла забастовка работников нефтесервисной компании, на нескольких заводах люди возмущены перспективой увольнения. Это отражает неоднозначную ситуацию в промышленности, показатели развития которой далеки от запланированных.

НЕДОВОЛЬСТВО уровнем зарплаты и условиями труда всё чаще вынуждает казахстанских рабочих прибегать к протестным акциям. В конце февраля отказались выходить на работу сотрудники компании «М-Техсервис», обслуживающей нефтяное месторождение Кенкияк в Актюбинской области. Возмущение вызвали как размер оплаты труда, уступающий другим предприятиям отрасли, так и экономия начальства на питании и спецодежде. По словам нефтяников, их качество оставляет желать лучшего.

После переговоров с руководством компании, в которых участвовали представители областного руководства, стороны пришли к согласию. Начальство объявило о повышении зарплаты сотрудников, работающих вахтовым методом и занятых на сложной работе, на 33 процента. Оклады административного персонала вырастут на 15 процентов. Что касается других проблем, то они, как отметили в руководстве «М-Техсервиса», будут решаться совместно с профсоюзом в рамках планируемого подписания коллективного договора.

Collapse )
СКП

Миражи рыночной индустриализации

Власти Таджикистана озаботились эффективностью экономики и провозгласили новую индустриализацию целью развития страны. Реализовывать эти задачи предлагается за счёт иностранных инвестиций, что заведомо обрекает задумку на провал, изобличая в ней банальный популизм руководителей.

В ПОЛИТИЧЕСКИЙ лексикон Таджикистана прочно вошёл новый — точнее, старый, но порядком подзабытый — термин: индустриализация. Его всё чаще можно услышать в программах местных телеканалов и прочитать на страницах газет. Новые веяния повлияли и на выступления чиновников: иногда удачно, а иногда не очень включают они тему индустриализации в свои речи.

Инициатором новшеств, как обычно, стал президент Эмомали Рахмон. Ещё в конце прошлого года, выступая с ежегодным посланием к парламенту, он назвал индустриализацию «стратегической целью номер четыре». Как напомнил глава государства, прежними целями были провозглашены достижение энергетической независимости, выход из транспортной изоляции и обеспечение продовольственной безопасности.

Понимая, видимо, что любое упоминание индустриализации вызывает неизбежные ассоциации с советской эпохой, Рахмон решил пресечь ностальгические мотивы. «Семьдесят пять лет наша страна считалась аграрной, в основном жила за счёт производства хлопка и, в меньшем объёме, фруктов и овощей, — заявил президент. — Времена и потребности меняются, и мы должны стремиться к индустриализации».

Collapse )
СКП

Китайский локомотив таджикской индустрии

В Таджикистане объявили о строительстве нового алюминиевого завода. Как отмечается, это позволит увеличить производство металла до миллиона тонн в год. Помогать в осуществлении масштабного проекта будет Китай.

ПОДОБНО коллегам из большинства других постсоветских государств, таджикские власти нет-нет да и обрушатся с обвинениями в адрес СССР и социалистической системы. Забывая при этом, что промышленность республики была с нуля создана именно в советскую эпоху. Так, единственный в Таджикистане и во всём Центрально-Азиатском регионе алюминиевый завод был спроектирован специалистами Всесоюзного алюминиево-магниевого института и Проектного института №1 (Ленинград). Свою работу он начал в 1975 году.

После развала СССР завод, без преувеличения, оказался спасением для республики, опустошённой гражданской войной. В отдельные годы свыше половины валютной выручки Таджикистан получал за счёт продажи алюминия. В последнее время доля «крылатого металла», однако, стала снижаться. Например, в 2016 году на алюминий пришлось только 30 процентов стоимости экспорта.

Причина заключается в общем снижении производства. Если проектная мощность алюминиевого завода составляет 517 тысяч тонн металла в год, то в 2016 году было произведено менее 130 тысяч. Результаты прошлого года ещё не обнародованы, но они могут стать скромнее. С января по сентябрь завод выпустил только 76 тысяч тонн — на треть меньше, чем за аналогичный период позапрошлого года. Факторов, влияющих на падение производства алюминия, несколько. Среди них износ оборудования, вынужденный переход с узбекского природного газа на отечественный уголь, потеря стабильных источников глинозёма. Всё это повышает себестоимость выпуска металла, что в условиях падения мировых цен и строительства в Китае нескольких суперсовременных алюминиевых заводов снижает рентабельность таджикской металлургической отрасли.

Collapse )
СКП

Разговор на языке забастовки

Защитить свои права при капитализме рабочие могут только с помощью сплочённости и решительных действий. Эту истину всё лучше понимают трудящиеся Киргизии. Рабочие горно-обогатительной фабрики в селе Ак-Тюз объявили забастовку, требуя выдачи зарплаты и заключения постоянных трудовых договоров.

ИСТОРИЯ села (а до недавнего времени — посёлка городского типа) Ак-Тюз Чуйской области во многом символична. До развала Советского Союза расположенные здесь месторождение полиметаллических руд и горно-обогатительная фабрика были известны на всю страну. Предприятие начало работу в тяжёлом 1942 году. Добывавшийся в Ак-Тюзе свинец шёл на производство боеприпасов для фронта. По некоторым данным, треть всех пуль, выпущенных по врагу, была отлита именно из ак-тюзского свинца. Впоследствии фабрика была перепрофилирована под обогащение редкоземельных металлов — тория, молибдена, бериллия и т.д.

В 1990-е годы для Ак-Тюза наступили чёрные времена. Месторождение и фабрика были приватизированы и прекратили работу. Посёлок обезлюдел и стал разрушаться. Из почти трёх тысяч жителей в нём осталось чуть более 500 человек — в основном пожилых. Лишь несколько лет назад предприятием заинтересовались российские бизнесмены, создавшие ЗАО «Гео Резерв». Инвесторы частично восстановили работу фабрики: теперь здесь перерабатывается и обогащается золотосодержащая руда с месторождения Куранды-Жайлоо.

Collapse )
СКП

Овчаркам живётся лучше, чем детям…

Экономический кризис в Киргизии завершился, впереди у страны — радужные перспективы. С такими утверждениями выступают члены правительства, выдавая изменения внешней конъюнктуры за собственные успехи. В действительности республика остаётся государством со слаборазвитой экономикой и низким уровнем жизни населения.

ДЛЯ РУКОВОДСТВА Киргизии наступила благодатная пора. Впервые за много месяцев ему не приходится отводить глаза, называя двузначные цифры промышленного спада. Наметившаяся положительная динамика придала чиновникам смелости — и теперь они не сходят с экранов телевизоров и страниц газет, бодро рапортуя об успехах. Как заявил недавно министр экономики Арзыбек Кожошев, главным результатом минувшего года стало преодоление глубокой рецессии. «По итогам года объём ВВП страны составил 458 миллиардов сомов (410 миллиардов рублей. — С.К.) и вырос на 3,8 процента. Без учёта предприятий по разработке месторождения Кумтор реальный темп роста ВВП составил 3,7 процента. Самые высокие темпы роста отмечены в строительстве — 7,4 процента и в промышленности — 5,2 процента», — сообщил чиновник. В 2017 же году, как прогнозируют в правительстве, экономика может вырасти на 6—7 процентов.

Можно было бы, конечно, порадоваться вместе с властью за успехи Киргизии, если бы отчёты отражали в полной мере ситуацию в стране. На самом же деле в заявлениях руководителей присутствует изрядная доля лукавства. Говоря о росте промышленного производства, они забывают уточнить, что, добившись скромного прогресса, республика так и не вышла на докризисные показатели и вряд ли скоро выйдет. Об этом свидетельствуют данные, обнародованные Национальным статистическим комитетом. Так, в январе—марте прошлого года падение промышленного производства по сравнению с аналогичными показателями 2015-го составило 26 процентов, в январе—июне — почти 20 процентов. Только в последнем квартале был продемонстрирован небольшой рост в годовом исчислении, но нужно понимать, что за точку отсчёта взята минимальная планка конца 2015 года. Другими словами, повод для оптимизма не ахти какой!

Collapse )
СКП

От кризиса не отмахнуться

Таджикистан продолжает испытывать экономические трудности. Кризис не в последнюю очередь связан с положением дел на алюминиевом заводе — крупнейшем промышленном предприятии страны. Правительство объявило о срочных мерах по оздоровлению объекта, но быстро исправить ситуацию эти шаги вряд ли смогут.

ПОСЛЕДНИЕ опубликованные данные о состоянии экономики Таджикистана не дают серьёзных поводов для оптимизма. Согласно информации республиканского агентства по статистике, в январе—августе этого года внешнеторговый оборот снизился на 7,6 процента по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Экспорт при этом снизился на 2 процента, а импорт — на 9. Чрезвычайно уязвимой остаётся и структура внешней торговли: ввоз товаров превышает вывоз в четыре раза.

На уровне жизни населения, если опять-таки верить официальным данным, эти показатели не отражаются. Более того, доходная часть бюджета следующего года, согласно представленному правительством проекту, должна вырасти более чем на 6 процентов. Однако независимые эксперты указывают на крайнюю непрозрачность экономической статистики и сомневаются в истинности официальных цифр.

В пользу этого говорит и тот факт, что основные источники валютной выручки Таджикистана стремительно сужаются. Денежные переводы от работающих в России трудовых мигрантов сократились в три раза: если в первом полугодии 2014 года таджикские граждане перечислили на родину 1,7 миллиарда долларов, то за шесть месяцев этого года — менее 600 миллионов.

Collapse )
СКП

О комбинате приказано забыть?

Отчаявшись ждать выполнения обещаний, работники Кара-Балтинского горнорудного комбината (КГРК) в Киргизии вышли на митинг. Предприятие простаивает с начала года, и за это время сотни сотрудников не получили ни копейки. Руководство заявляет о перепрофилировании производства, но цена этих посулов невелика.

В СОВЕТСКОЕ ВРЕМЯ горнорудный комбинат в Кара-Балте (60 километров к западу от Бишкека) являлся крупнейшим предприятием по переработке ураносодержащей руды в Средней Азии. Вокруг него вырос город, постепенно превратившийся в один из промышленных центров Киргизской ССР. Помимо КГРК, здесь работали сахарный завод, ковровый комбинат и целый ряд других предприятий.

После 1991 года большинство промышленных объектов в Кара-Балте либо закрылись, либо значительно сократили объём выпускаемой продукции. Упадок пережил и горнорудный комбинат, но несколько лет назад производство возобновилось. Сырьё получали из Казахстана, трудились здесь свыше 500 работников. В настоящий момент, однако, работа предприятия остановлена. Главной причиной руководство называет девальвацию казахстанской национальной валюты — тенге, в связи с чем везти сырьё в Киргизию стало невыгодно, и теперь оно перерабатывается в самом Казахстане.

За исключением сотрудников лаборатории, которая выполняет частные заказы, всех работников распустили по домам. Большого возмущения в коллективе это решение изначально не вызвало, поскольку руководство комбината обещало восстановить производство в ближайшее время, а также выплачивать рабочим две трети заработной платы.

Collapse )

Могила для промышленности. Как добивают киргизские заводы

Киргизия теряет последние остатки некогда развитой промышленности. С начала года остановили производство несколько предприятий, ещё целый ряд заводов и фабрик находятся на грани закрытия. Правительство проблему игнорирует, продолжая держать курс на полный уход государства из экономики.

КРИЗИСНАЯ ситуация в экономике Киргизии продолжает усугубляться. Согласно обнародованным недавно данным Национального статистического комитета, объём ВВП республики в январе составил 23 миллиарда сомов, сократившись по сравнению с началом прошлого года почти на 11 процентов. Падение связано главным образом с резким снижением показателей промышленного производства. Его объём за тот же период снизился на 41 процент.

В правительстве между тем предупреждают, что это только начало. По словам премьер-министра Темира Сариева, республика продолжит испытывать экономические трудности. «Уже в четвёртом квартале прошлого года у нас было понимание, что 2016 год с экономической точки зрения будет ещё более сложным, — заявил он на заседании кабмина. — Поэтому для минимизации влияния внешних и внутренних факторов на экономику правительство выработало специальный план действий». Данный план, уточнил Сариев, предусматривает диверсификацию экономики путём запуска новых производств.

Пока, однако, наблюдается обратный эффект. В Киргизии не только не создаются новые производства — одно за другим закрываются предприятия, чудом пережившие 1990-е и 2000-е годы. Больше трёх месяцев назад прекратилась работа Кара-Балтинского горнорудного комбината, занимающегося обогащением урана. Все последние годы предприятие, выкупленное российскими инвесторами, работало исключительно с казахстанской компанией «НацКазПром», получая от неё сырьё и отправляя обратно обогащённый уран. В связи с увеличением курсовой разницы между валютами двух стран казахстанские партнёры посчитали дальнейшее сотрудничество невыгодным и разорвали контракт. Пока три сотни сотрудников продолжают получать часть зарплаты, но если в ближайшие месяцы владельцам комбината не удастся найти новых заказчиков, все они будут уволены.

Collapse )