Category: образование

СКП

Школа в ящиках

Школа из грузовых контейнеров, 60 учеников в классе и углубляющееся неравенство. Такие проблемы высветило начало учебного года в Киргизии. Результатом череды скандалов стала отставка министра образования, но признаков улучшения ситуации не видно.

В ПЕРВЫЕ ДНИ СЕНТЯБРЯ издания Киргизии облетели фотографии школьной линейки в Нарынской области. Местные чиновники в дорогих костюмах, более скромно одетые учителя и десятки детей стоят на фоне только что открытой школы, построенной, точнее — составленной, из… грузовых контейнеров. Сюрреализма этой картине придали разноцветные воздушные шарики и ленты. Ими обильно украшены железные ящики, в которых детям предстоит познавать мир и овладевать знаниями.

Общественное возмущение вынудило власти выступить с комментариями. По их словам, другого выхода не было: здание единственной в селе школы фактически развалилось, а когда будет построено новое, неизвестно. К тому же, добавили чиновники, учиться в контейнерах будет не так много детей — чуть больше полутора сотен, а на случай морозов (в высокогорной Нарынской области они доходят до 30—40 градусов) тонкие металлические стенки «хорошо утеплены».

В общем, власть постаралась снять с себя всякую ответственность. Показательным стало заявление пресс-секретаря главы правительства. По словам Адилета Султаналиева, школа из контейнеров — это символ проблем, копившихся десятилетиями. «Кабмин постарается максимально эффективно использовать общественный резонанс, чтобы вновь заострить внимание на проблеме и усилить меры по улучшению школьного образования», — пообещал чиновник.

Collapse )
СКП

Туркменский «прогресс» со многими оговорками

В Туркмении резко выросли цены на продукты питания. По кошелькам простых людей также бьёт коммерциализация высшего образования. Сообщения из неофициальных источников косвенно подтверждаются государственными изданиями и заявлениями руководителей республики.

КАК УЖЕ ОТМЕЧАЛА «Правда», социально-экономическая ситуация в Туркмении является большой тайной, ключ к которой для внешних наблюдателей подобрать непросто. С одной стороны, все официально зарегистрированные СМИ рисуют благостную картину всеобщего процветания. Она полностью следует риторике руководителей страны, старательно умалчивающих о проблемах. Например, государственное информационное агентство «Туркменистан сегодня» регулярно публикует объёмные — размером в сотни строк! — отчёты о заседаниях правительства.

Одно из последних таких творений посвящено прошедшему недавно сбору кабинета министров с участием президента. На нём, как старательно передали журналисты, Гурбангулы Бердымухамедов выразил удовлетворение развитием экономики и успешным выполнением всех принятых ранее программ. «По сравнению с аналогичным периодом прошлого года во всех отраслях экономики сохраняется устойчивая динамика, что является свидетельством прогресса страны», — заявил он.

Совершенно по-другому положение дел в экономике и социальной сфере представляют базирующиеся за рубежом издания вроде «Азатлык» (туркменская служба «Радио Свобода») или «Хроника Туркменистана». Ссылаясь на многочисленную сеть анонимных корреспондентов, они сообщают о тяжёлых проблемах — невыплате зарплат и пенсий, перебоях в снабжении продуктами питания, огромных очередях и прочем.

Collapse )
СКП

Рыночное насилие над школой

Главным критерием получения качественного образования в Узбекистане становится материальное положение учащихся, а классовое неравенство закрепляется с детского возраста. Реформы облегчили создание частных школ и вузов и внедрили платные услуги в государственных учебных заведениях.

КАК И В БОЛЬШИНСТВЕ других бывших республик Советского Союза, система образования Узбекистана после 1991 года оказалась в состоянии кризиса. Государственные расходы на эту сферу сократились, что, в частности, выразилось в резком снижении темпов строительства учебных заведений. Количество школ за последние тридцать лет увеличилось лишь на 13 процентов, в то время как численность населения выросла более чем на треть. Штат педагогических работников и вовсе остался на уровне 1991 года. Проблема переполненности школ и дефицита кадров наиболее остро стоит в Ташкенте и ряде областных центров. Число учеников, приходящихся на одного учителя в столице, выросло за постсоветские годы впятеро. Оставляет желать лучшего и качество образования: уровень подготовки молодых преподавателей намного ниже, чем у их коллег «старой закалки», которые постепенно уходят.

Не менее сложная ситуация в системе высшего образования. В вузы поступает менее 10 процентов выпускников школ, а число студентов снизилось за последние три десятилетия с 340 до 260 тысяч. И это при том, что отбоя в желающих обучаться в университетах нет. В прошлом году, по данным министерства высшего и среднего специального образования, документы на приём в вузы сдали почти 700 тысяч абитуриентов, но квот было выделено всего 69 тысяч. Это создаёт предпосылки для коррупции и отсекает многих действительно способных юношей и девушек. Как результат республика страдает от острого дефицита квалифицированных кадров. Только в научной сфере, как признал недавно президент Шавкат Мирзиёев, он достигает 5 тысяч работников.

Collapse )
СКП

Проблемы образования

Вчера состоялся круглый стол, посвященный проблемам образования в Кыргызстане. Организован Женским дискуссионным политическим кулбом. Присутствовало много известный личностей: депутат от СДПК Карамушкина, представители Минобразования, видные оппозиционеры Текебаев и Джекшенкулов. 

Собственно, как заявили организаторы, на выбор темы их подвигли мои статьи (из серии "Тупик для разума"). Так что мне и была оказана честь сделать главный доклад.
 
Collapse )

Все дальнейшие дискуссии так или иначе крутились вокруг моего выступления. И за, и против. Особенно злобствовали представители Центра общереспубликанского тестирования. Но основная часть меня поддержала.

И что самое главное - 90 процентов выступавших признали, что лучшая система образования - советская. Отрадно!

После дал несколько интервью. Одно из них:

СКП

"Пламя". Ч. 2. Глава 3 (Начало).

Глава 3

- Откройте, Алексей Васильевич, это я, Махно! –  придушенным голосом говорил Махно после стука в темное окно небольшой хаты.

Вместе с Иваном Сергеевичем они стояли в ухоженном яблоневом саду, скрытом высоким забором от чужих взглядов и проворных мальчишек-пострелят.

После долгой тишины, за время которой можно было несчетное количество раз убедиться, что в хате никого нет, дверь сбоку от взобравшегося на завалинку Махно скрипнула и чуть отворилась, образовав узкую щель. Впрочем, этого оказалось более чем достаточно, чтобы в нее просунулась неряшливо-взлохмаченная голова.

- Кто? –  несмело спросила голова, щуря подслеповатые глаза.

Collapse )