Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

СКП

То ли помощь, то ли издевательство

В Таджикистане обнародован набор антикризисных мер. По утверждениям властей, это поможет преодолеть обрушившиеся на страну экономические проблемы и не допустить разорения тысяч семей. Но предложенные шаги не адекватны масштабу угроз и являются скорее имитацией заботы о населении.

ОБРУШИВШИЕСЯ на Таджикистан испытания могут стать самыми драматическими за четверть века с момента завершения гражданской войны. Соединение сразу нескольких негативных факторов основательно потрясло и без того слабую экономику республики. Её немногочисленные опоры стремительно падают, обнажая уязвимые места и грозя обрушению всему зданию.

Несмотря на то, что проникновение коронавирусной инфекции власти признали позже большинства других стран региона, а карантинные меры оказались частичными и непродолжительными, нанесённый Таджикистану урон уже сейчас впечатляет. За первые четыре месяца года республиканский бюджет недополучил свыше 600 млн сомони (4,2 млрд руб.). В министерстве финансов объяснили это уменьшением сбора основных налогов: подоходного, на добавленную стоимость, на прибыль и акцизы и т.д. По итогам года дефицит многократно вырастет. Согласно предварительным подсчётам, доходы бюджета сократятся на 2,3 млрд сомони (16 млрд руб.), или почти в два раза от запланированного объёма.

Не менее болезненным ударом стало резкое сокращение денежных переводов от трудовых мигрантов. Только в марте — апреле их размер рухнул наполовину по сравнению с аналогичными месяцами прошлого года. Чем это грозит, можно представить, если обратиться к прошлогоднему докладу научно-исследовательского института Национального банка Таджикистана. По его данным, от переводов зависит благосостояние 70 процентов семей.

Collapse )
СКП

Жертвы идолу конкуренции

Восстанавливать пострадавшую от пандемии экономику Узбекистан будет углублением рыночных реформ. Президент республики поручил на порядок уменьшить число предприятий с государственной долей и создать самые благоприятные условия для инвесторов.

КРИЗИС, вызванный вспышкой коронавирусной инфекции и остановкой целых отраслей, заметно повлиял на решимость узбекских властей либерализовать экономику. Но не в сторону сворачивания рыночных экспериментов, как того, казалось бы, требует ситуация, а, наоборот, в направлении их радикализации и расширения.

В начале года в республике был опубликован проект постановления президента Шавката Мирзиёева «О дополнительных мерах по сокращению доли государства в экономике». Им предусматривалась частичная или полная приватизация 1115 компаний в течение ближайших пяти лет. В их числе назывались крупнейшие промышленные предприятия, включая Ташкентский металлургический завод, Навоийский и Алмалыкский горно-металлургические комбинаты, компанию «Узбекнефтегаз», Бекабадский цементный комбинат, а также «Узбекские авиалинии», «Узбектелеком», «Почту Узбекистана», десятки газет, гостиниц, санаториев, футбольных клубов и т.д.

Как оказалось, даже этот внушительный перечень не окончательный. 27 мая состоялась встреча Мирзиёева с руководителями экономического блока правительства. На ней были подведены предварительные итоги приватизационной кампании. С начала года реализованы 299 государственных активов на сумму 348 миллиардов сумов (2,4 млрд руб.). Среди них Кунградский содовый завод, Самаркандский завод фосфорно-азотных удобрений, госдоли в гостиницах «Чорсу» и «Узбекистан». Отмечается, что новые владельцы, среди которых компании из Сингапура и Кипра, обещают инвестировать 425 миллионов долларов и создать 800 новых рабочих мест.

Collapse )
СКП

Грызне за власть и вирус не помеха

После некоторого затишья в Киргизии обострилась политическая борьба. В причастности к коррупционному скандалу обвинён премьер-министр, а партии и политики готовятся к выборам. На этом фоне углубляется экономический кризис, решением которого всерьёз никто не занимается.

ПОСЛЕ почти трёх месяцев карантинных мер тема коронавируса в Киргизии постепенно отходит на второй план. Дело не в прекращении вспышки: каждый день фиксируются десятки случаев заболевания, а разница между заразившимися и выздоровевшими, стабильно сокращавшаяся с середины апреля до начала мая, затем снова стала расти. Несмотря на сохранение режима чрезвычайной ситуации, ограничительные меры снимаются одна за другой. В Бишкеке возобновлено движение общественного транспорта, открылись кафе, торговые центры, спортивные залы.

Причина в сложной социально-экономической обстановке. Несбалансированность экономики и слабость государства, не имеющего ресурсов для поддержки оставшихся без работы граждан, поставило республику на грань коллапса. Только за апрель ВВП Киргизии рухнул на 18 процентов, причём сфера услуг продемонстрировала падение на 22,4, промышленность — на 14, строительство — на 13 процентов. В министерстве экономики заявляют, что по итогам года экономика сократится на 5,3 процента. Это станет худшим показателем с середины 1990-х годов. Но даже такой прогноз кажется слишком оптимистическим. Как признают чиновники, он осуществим, только если в ближайшие месяцы экономика прекратит падение и начнёт прибавлять по 3—4 процента ежемесячно.

Collapse )
СКП

Реформы в стиле Пиночета

Уже в июне в Киргизии, по признанию правительства, могут возникнуть проблемы с выплатой пенсий и зарплат. Вызванные пандемией трудности власть собирается решать, пересматривая бюджет и обращаясь за новыми кредитами. Ещё одно предложение предусматривает политику жёсткой экономии с резким сокращением госрасходов.

ДВУХ месяцев ограничительных мер хватило, чтобы экономика Киргизии оказалась на грани коллапса. Растеряв в результате рыночных реформ доставшийся в наследство от советской эпохи потенциал, республика вошла в число стран периферийного капитализма, со всеми характерными для них чертами. Это и крайняя неустойчивость экономики, зависимость от внешней помощи и зарубежного капитала, и превалирование неформального сектора над крупным производством. Как результат, последствия пандемии оказались для Киргизии крайне тяжёлыми, превзойдя самые пессимистические прогнозы.

В середине мая правительство представило скорректированный проект бюджета. Вместо заложенного в прежний вариант 5-процентного роста экономику ждёт падение на 5,3 процента. А это наихудший предварительный показатель среди всех стран региона. Промышленное производство Киргизии, согласно тем же прогнозам, снизится на 4,7 процента, сфера услуг потеряет 9 процентов, а инфляция разгонится втрое, почти до 11 процентов. Среднемесячная зарплата при этом сократится с почти 18 тысяч до 17,3 тысячи сомов (курсы рубля и сома в настоящее время практически равны), а прожиточный минимум, наоборот, вырастет. С 5,8 до 7,3 процента увеличится и уровень безработицы.

Collapse )
СКП

Либеральный бензин для экономического пожара

В Казахстане продолжается приватизация стратегических активов. В частные руки передаются патронный завод в Караганде и целый ряд других объектов. На очереди — приватизация долей крупнейших предприятий энергетической и транспортной сферы.

СТАВ сильнейшим стрессом для мировой экономики в целом и каждого государства в отдельности, пандемия коронавируса подчеркнула негодность либеральных моделей. Страны с господством рыночных отношений оказались намного более уязвимыми перед столь серьёзным вызовом, чем страны, где используются механизмы планирования, а командные высоты принадлежат государству. Пример Китая, Вьетнама и Кубы с одной стороны и западных экономик — с другой показал, насколько губителен приоритет прибыли перед жизнями людей. В этих условиях переосмысление социально-экономических стратегий должно стать глобальным приоритетом.

Однако власти ряда стран продолжают руководствоваться либеральными догмами и вместо усиления регулятивных рычагов занимаются сокращением государственного присутствия в экономике. Такой страной является, например, Казахстан, где несколько лет назад была объявлена «вторая волна приватизации». Сообщения о продаже объектов госсобственности появляются регулярно, причём речь идёт не только о второстепенных активах, а о предприятиях, имеющих отношение к безопасности республики и её национальным интересам.

Collapse )
СКП

Бремя кризиса несёт народ

Накануне 1 мая у трудящихся Киргизии мало поводов для радости. Пандемия коронавируса оставила массу людей без работы и средств к существованию. Руководство страны не в состоянии сдержать рост цен и предлагает населению самостоятельно выживать в условиях кризиса.

Пережив после развала СССР катастрофическое падение всех социально-экономических показателей, Киргизия остаётся одной из беднейших и слаборазвитых республик постсоветского пространства. Четверть граждан, по официальной статистике, живут ниже черты бедности. 800 тысяч жителей, или 30 процентов экономического активного населения, трудятся за рубежом – преимущественно в России. В условиях уничтожения большей части промышленного потенциала и глубокой деградации сельского хозяйства заработком для большинства трудящихся остался неформальный сектор – мелкая торговля, сфера услуг и т.п.

Любые потрясения – будь то внутренние или внешние – оказывают сильное влияние на и без того неустойчивую экономику Киргизии. Внутренних резервов, способных сдержать или хотя бы сгладить последствия глобальных штормов, у неё попросту нет. Вот почему, согласно предварительным прогнозам, пандемия коронавируса ударит по республике сильнее, чем по кому-либо из её соседей. По подсчётам Международного валютного фонда, ВВП Киргизии в 2020 году упадёт на 4 процента. Для сравнения, в Казахстане спад составит 2,5 процента, а вот экономики Таджикистана, Узбекистана и Туркмении покажут небольшой, но всё-таки рост – от 1 до 1,8 процента.

Collapse )
СКП

Горькое похмелье кредитной лихорадки

Одним из результатов пандемии коронавируса для республик региона станет углубление долговой кабалы. Международные финансовые институты выделяют кредиты по форсированной схеме, требуя взамен введения мер жёсткой экономии. В погоне за «лёгкими деньгами» власти не задумываются о последствиях, которые лягут бременем на простых жителей.

Выражение «Кому война, а кому мать родна» справедливо и для нынешней ситуации в мире. Глобальный кризис не только не сгладил, а до предела обострил противоречия капитализма, высветил его пороки. Стремление к максимальной прибыли, причём любой ценой, никуда не делось. Капитал готов зарабатывать на пандемии так же, как он зарабатывает на войнах, нужде, коррупции местных элит.

На столкнувшиеся со вспышкой коронавируса республики Центральной Азии за последние недели пролился настоящий «золотой дождь». Зарубежные доноры буквально выстроились в очередь, чтобы оказать им финансовую помощь. Впереди всех оказалась Киргизия. Первые случаи заболевания были зафиксированы здесь 18 марта, а уже 27-го числа того же месяца стало известно о выделении Международным валютным фондом (МВФ) кредита в размере 121 миллиона долларов. Эта скорость не может не удивлять, ведь обычно переговоры о помощи занимают месяцы, а то и годы. Как сообщили в МВФ, средства помогут удовлетворить срочные потребности в платёжном балансе и позволят повысить расходы системы здравоохранения.

Ещё одним источником займов для Киргизии стал Всемирный банк. 3 апреля он выделил республике 12,1 миллиона долларов на проект «экстренного реагирования на коронавирусную инфекцию». Кроме того, президент Сооронбай Жээнбеков встретился с главами представительств Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), Азиатского банка развития (АБР), ряда арабских финансовых фондов, а также с послом Евросоюза Эдуардо Ауэром. На всех этих встречах глава государства просил оказать республике помощь для минимизации негативных последствий от вспышки коронавируса.

Collapse )
СКП

Государство пойдёт с прилавка?

В Узбекистане стартовала крупнейшая с 1990-х годов приватизационная кампания. В частную собственность будут переданы свыше тысячи активов – от крупнейших металлургических заводов до футбольных клубов. Власти связывают с этим повышение эффективности экономики, умалчивая о влиянии реформы на уровень жизни подавляющего большинства граждан.

Продолжающаяся больше трёх лет масштабная либерализация узбекской экономики подошла к новому этапу. Если прежде руководство страны выставляло госпредприятия на торги небольшими партиями, то теперь оно решило броситься в «рыночный омут» с головой. На общественное обсуждение вынесен проект постановления президента «О дополнительных мерах по сокращению доли государства в экономике».

Этому предшествовало выступление Шавката Мирзиёева с критикой «чрезмерного» вмешательства государства в экономику. По словам главы республики, большинство из почти 3 тысяч предприятий с госдолей работают неэффективно, с помощью устаревших методов. «Мы сохраняем присутствие государства даже в тех сферах, где в этом нет никакой необходимости, - заявил он. – До сих пор не произошло заметных сдвигов в повышении эффективности управления и деятельности предприятий, передаче их функций частному сектору».

После этой программной декларации были организованы рабочие группы, которым поручили провести инвентаризацию объектов госсобственности. Результатом и стал проект постановления. Согласному ему, в течение ближайших пяти лет будут частично или полностью приватизированы 1115 компаний. В обширный перечень включены предприятия самых разных отраслей промышленности и социальной сферы. Во-первых, это крупнейшие производственные мощности: Навоийский и Алмалыкский горно-металлургические комбинаты, Ташкентский металлургический завод, компании «Узбекнефтегаз» и «Узтрансгаз», цементный завод «Кызылкумцемент» и Бекабадский цементный комбинат, а также АО «Узкимесаноат» - объединение, включающее 13 химических предприятий, научно-исследовательский и проектный институты и т.д.

Collapse )
СКП

«Идеальный шторм» ударил по миллионам

Власти Киргизии заявили о наступлении тяжёлых времён для экономики страны. Вспышка коронавируса и обесценивание национальной валюты вызовут падение ВВП и увеличение дефицита бюджета. Чиновники обещают выполнить социальные обязательства, но тут же признают, что от их усилий мало что зависит.

СТАВ ТЯЖЁЛЫМ испытанием для всего мира, пандемия коронавируса не щадит ни большие, ни малые страны. Но степень урона всё же различна. Как сама инфекция поражает прежде всего людей с ослабленным другими хворями организмом, так и её распространение бьёт по неустойчивым и слабым экономикам.

Постсоветское пространство оказалось в связи с этим в группе риска. Губительные рыночные реформы и уничтожение значительной части промышленного потенциала ввергло его республики в состояние перманентного кризиса, обостряющегося при любых колебаниях внешнеэкономической конъюнктуры. Это характерно как для таких «тяжеловесов», как Казахстан и Россия, зависящих от экспорта нефти и газа, так и для намного более мелких экономик вроде Киргизии.

Последняя столкнулась со своего рода «идеальным штормом» — соединением целого ряда неблагоприятных факторов. Введённый из-за пандемии режим чрезвычайной ситуации, 24 марта заменённый чрезвычайным положением, привёл к резкому падению деловой активности. К этому добавилась девальвация национальной валюты — сома. Вслед за российским рублём он подешевел более чем на 20 процентов — с 69,8 до 85 сомов за 1 доллар США. Это неизбежно приведёт к удорожанию ввозных продуктов, что в условиях зависимости республики от импорта — по итогам прошлого года Киргизия продала товаров на 2 млрд долларов, а закупила на 5 млрд — скажется на благосостоянии граждан. Положение усугубляют закрытые границы с соседними республиками.

Collapse )
СКП

Интересы олигархов выше народного блага

В Таджикистане могут быть приватизированы крупнейшие предприятия, включая единственный в регионе алюминиевый завод и строящуюся Рогунскую ГЭС. Соответствующие поправки внесены в законодательство, что ставит под вопрос выполнение социальных обещаний правительства.

ПОДОБНО большинству режимов постсоветских республик, руководство Таджикистана подчёркивает своё неприятие социалистической экономики. Последняя клеймится как «неэффективная командно-административная система». Ей противопоставляется рынок, якобы способный решить все проблемы общества. Выступая в ноябре прошлого года на торжественном заседании в честь 25-летия принятия Конституции, президент Эмомали Рахмон заявил, что из-за «влияния идеологии советского периода» осознание новых ценностей протекало медленно и болезненно. Тем не менее эти ценности, среди которых он выделил рыночную экономику, смогли утвердиться. Кроме того, глава государства назвал фундаментальным критерием экономики свободу предпринимательства и защиту частной собственности. «В настоящее время доля частного сектора достигла 70 процентов ВВП страны», — заявил Рахмон, представив это как большое достижение.

Несмотря на либеральные заклинания, рассчитанные большей частью на благосклонность западных столиц, жизнь диктовала иные требования. В результате развала СССР и гражданской войны 1992—1997 годов таджикская экономика оказалась в глубоком кризисе. ВВП страны сократился вдвое, инфляция достигала 2 тысяч процентов в год. В таких условиях пускать страну в бурные волны нерегулируемого рынка было смерти подобно. Поэтому власти сохранили крупные предприятия в государственной собственности, закрепив это на уровне законодательства. В 2009 году в закон «О приватизации государственного имущества» были внесены поправки, согласно которым приватизации не подлежат Нурекская и Рогунская ГЭС, алюминиевый завод, а также объекты оборонного назначения и водные ресурсы.

Collapse )