Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Москва

Ловушки свободы выбора

Парадокс выбора: Барри Шварц о ловушках разнообразия

Психолог Барри Шварц пытается разоблачить практически священный социокультурный принцип западных обществ — свободу выбора. По его оценкам, именно разнообразие парализует нашу волю и делает не свободнее — но несчастнее.

Я бы хотел начать с того, что я сам называю «официальная догма». Официальная догма чего? Официальная догма всех западных индустриальных обществ. Звучит она так: если мы заинтересованы в увеличении благососояния наших граждан, необходимо повышать уровень личных свобод. Во-первых, потому что свобода сама по себе — благо и ценность, необходимая и присущая любому человеку. Во-вторых, люди, наделенные свободой, способны самостоятельно принимать решения, самостоятельно действовать и, таким образом, наращивать общественное благосостояние. Как можно расширить границы личных свобод? Одним из способов является предоставление большегого выбора.

Collapse )
СКП

Шестидесятники

...Эмблемой «шестидесятников» могла бы стать змея, кусающая собственный хвост, поскольку их «субкультура» явила две категории, точнее — два ее типа, из которых один поглотил другой. К первому типу — его следовало бы называть «протошестидесятниками» — относятся те, кто был старше по возрасту, прошел через войну, отличался внутренней цельностью и стойкостью убеждений. Впоследствии они, увы, не смогли противостоять давлению «критической» массы тех, кто был моложе и бесцеремоннее, — «шестидесятников» как таковых, рожденных между 1935 и 1948 годами. Людей, создавших, так сказать, тенденцию. Хотя стоит отметить, что к ним примыкала определенная часть людей «первого типа» — Даниил Гранин, Юрий Нагибин, Петр Тодоровский, Александр Зиновьев. У вторых тоже были аутсайдеры, более подходившие под «фронтовой» тип. Но это уже не «шестидесятники», а «почвенники» — такие, как Николай Рубцов и Василий Шукшин.

«Фронтовой» тип — это Григорий Чухрай, Эвальд Ильенков, Семен Гуд-зенко, Юрий Бондарев, Константин Воробьев, Юлия Друнина, Николай Старшинов, а с ними — еще несколько десятков имен, в основном — выходцев из среды московской и ленинградской интеллигенции. Их биографии точно созданы по единому образцу: оборванная войной учеба в институтах и техникумах (а иногда и в средней школе), затем ускоренный курс военного училища, фронт, ранения, награды, а после Победы — сложное вживание в мирную обстановку. Надо отдать им должное — в отличие от героев Ремарка, почти каждый завершил начатое до войны образование. Они были очень добросовестными и честными. И верными идеалам, на которых выросли. Они очень живо ощущали «нравственный закон внутри нас», не позволивший им отсидеться в тылу на студенческих скамьях, дававших бронь.

Еще в них заметны строгость и отрешенность тех, кто был готов умереть, но в игре со смертью получил неожиданный выигрыш. Людей этого типа в послевоенных аудиториях уз­навали среди прочих по офицерским планшетам, в которых они носили книги и тетради. Было ли в этом что-то показное? Трудно сказать.. , но это определенно раздражало всех остальных — тех, у кого не было планшетов, нашивок за ранения или орденских планок. Озлобленный войной тыл был более жесток и примитивен, чем его показывают в кинофильмах. В девушках-фронтовичках московское мещанство видело легкомысленных искательниц приключений (ведь на фрОНТ ОНИ ШЛИ добровольно); В МОЛОдых парнях в выцветших гимнастерках — реальный упрек тому наглядному аморализму, в который скатилась значительная часть общества по другую сторону фронта. Об этом все знали и, как водится, старались поскорее забыть. Ветераны раздражали. Думаю, что особенно это касалось молодых ветеранов «из образованных», поскольку они вовсе не стремились морально разлагаться, наверстывая упущенное за годы военной юности. Они были другими — теми, кто увидел за два-три года больше ужасов и страданий, чем их младшие братья и сестры за целую жизнь, и тыловые «радости жизни» были для них попросту несъедобными.
До чего же не выносили эту чистоту те, кто сам не был столь же чист! Однажды преподаватель истории, инвалид войны, рассказал нам, первокурсникам, случай из своей жизни, который, думается, доныне вопиет к небесам. «Это было года через два после двадцатого съезда (значит, где-то году в 1958—1959-м. — Н.М.). Мы с фронтовым другом, приехавшим ко мне в Москву, пошли в театр. Я был давно демобилизован, он — недавно, и в театр надел еще новую офицерскую форму, разумеется, с орденами и медалями. В антракте его окружила молодежь, на вид — студенты со своими девушками. Они подняли его на смех за то, что он открыто носит свой "иконостас". Это мол, пошлость и вызов современности, их современности, что он как ходячий "вчерашний день". Друг, оскорбленный до глубины души, немедленно пошел в туалет, сорвал все свои награды и бросил в унитаз. Будь у него пистолет, он, наверное, застрелился бы, но ведь он уже был демобилизован».

Откровенно говоря, много «страшилок» узнала я в последующей жизни, но эта история добровольной гражданской казни остается одной из самых жутких на моей памяти. Ясно, что столичные мажоры, глумившиеся над фронтовиком (чей поступок трудно одобрить, но можно понять), и были «дети ХХ съезда», «походники», «физики», «лирики». Короче — «шес-­тидесятники» в чистом виде. Спустя годы они сочли удобным и своевременным приписать себе часть добродетелей военной молодежи и даже писать стихи и песни от их имени. Но при этом сами были явно другими...

Например, очень древняя истина гласит: не заботьтесь о том, что вам есть и что пить, и во что одеваться. Сверстники Кончаловского выбрали противоположный принцип, создав особый, романтизированный ныне типаж «стиляги». Военное поколение не имело ни выбора, ни возможности носить одежду по вкусу, но только не «шестидесятники»! Вот что пишет Кончаловский: «Когда мне было шестнадцать, Мите Федоровскому, внуку Федора Федоровского, главного художника Большого театра, было двадцать, он учился во ВГИКе. Его мать сшила ему невероятно узкие брючки на "молниях", и я умирал от желания иметь точно такие же. Он стал таскать меня в компании таких же, как он, молодых оболтусов, "золотой мо­лодежи"... Там был Виктор Суходрев, впоследствии переводчик Брежнева. Он был очарователен, ничем не походил на русского, феноменально говорил по-английски — он был сыном дипломата, учился в Англии. Я просто шатался от его американских галстуков с абстрактным рисунком». И так далее и тому подобное.

Василий Аксенов описывает, как собственноручно кроил и шил из шинельного сукна пальто-балахон до пят — наподобие того, в котором приезжал в Москву Ив Монтан. Наталья Бондарчук вспоминает, как ее девичье сердце было покорено длинными шарфами и беретами с помпоном, которые носил Андрей Тарковский. Владимир Высоцкий, если верить свидетельствам его друзей, переодевался по три раза на дню — так необъятен был его гардероб! Евгений Евтушенко и доныне носит все только пестрое и разноцветное, объясняя это тем, что в его юности одежда была серой и бесцветной, и это задело его на всю жизнь. Так что категорический императив «шестидесятников» гласит: непременно и неустанно заботьтесь о том, во что вам одеваться; и если в государстве дефицит модного заграничного тряпья — уничтожьте это государство, оно того стоит!

Кстати, о том, что есть и что пить, тоже не следует забывать. Лучше всего есть и пить в ресторанах, в хорошей мужской компании. Если нет свободных мест, умейте задобрить или обмануть администратора (как это делается, смотрите в фильме М. Ромма «Девять дней одного года» и ряде других). Впрочем, все это еще вполне невинно...

Полностью здесь: http://ns2.forum-msk.org/entry/263-plody-zlonraviya/
СКП

Умер Нур Омаров...



В Бишкеке скончался видный ученый-политолог и просто хороший человек Нур Омаров. 

Были знакомы лично. Он очень помог мне при написании и защите кандидатской.

Ушел очень рано. Ему было всего 46...

Светлая память!


СКП

Медицинская пропаганда

На прошлой неделе побывал в травматологическом пункте в Бишкеке. Нужен был рентгеновский снимок. Пока стоял в очереди, от нечего делать изучал стенды с полезной информацией. И очень пожалел, что не захватил фотоаппарат. Потому что шедевров агитации было много ))
Но один рифмованный призыв все-таки запомнил. Зацените (пунктуация сохранена):

От укуса собаки себя и всех берегите,
Если укусит к хирургу бегите,
Он перевяжет и путь к нам укажет. 


Этот стишок сопровождался текстом про болезнь (написанный с многочисленными ошибками/опечатками) в обрамлении фотографий - оскалившихся собаки и... камышового кота, лисички, волка и белки, мирно грызущей орех. 

P.S. Сразу вспомнился эпизод из "Афони": "У нас тоже... Одна девочка - Соня Рябинкина... Её коллектив осуждал. Но она сама была виновата. Врачам грубила. Шапочку на выезд не одевала. В общественной жизни участия не принимала, ну совершенно никакого. А потом взяла, и за ум взялась... А теперь ее не узнать. Вежливая. Всегда в шапочке. И даже в стенгазету стала стихи писать на акутальные темы... Про грипп, про энцефалит... Главное - взять, и за ум взяться!"


СКП

Тайны фамилии

Долгое время происхождение фамилии бабушки по маминой линии (Бахолдина) оставалась для меня загадкой. Об этом не знала и сама бабушка.
Однако сегодня отыскал в словаре Даля слово "бахолда". Оказывается, оно означает - разиня, лентяй, разгильдяй и распространено было в основном в Воронежской и Тамбовской губ. (кстати, бабушка родом именно с Воронежской области).
Добавлю, что истоки фамилии никак не совпадают с характером, который был у бабушки ))
СКП

Вот же твари!

Экологический баланс в этом году явно дает сбои. Болезни деревьев, невероятные перепады температуры (+40, а через час - +18). И наконец, появление тварей, которые прежде у нас не водились. 
Вот это животное стало проникать в кваритиру примерно месяц назад. Причем в достаточно больших количествах. А когда наутро после ночи стали обнаруживаться укусы (и это в условиях полного отсутствия комаров - что тоже странно), принялся рыскать в поисках информации.

Открытие оптимизма не внушило. Оказалось, что это двухвостки, или уховертки. Откуда они только приползают? Говорят, их размножению способствует сырость. Вроде подобной не отмечено. Странно. 
 


 

СКП

"Ливия! Честь имею!" Отличная статья!!! Рекомендую!

 "...Я много раз путешествовал по Ливии, изучая то, что осталось от погибших от войн и природных катаклизмов цивилизаций. Я видел растущие города и работающие предприятия, видел зеленеющие поля пшеницы в центре Сахары и рукотворную «Реку Жизни», грандиозность которой затмевает египетские пирамиды. И что же сейчас?

От Триполи до границы мы видели застывшие краны новостроек и молчаливые здания предприятий. И бесконечные очереди за бензином. И редкие бензовозы, водители которых мне напомнили советских водителей под осажденным Ленинградом, которые вели свои машины, стоя на подножках и поглядывая в небо, где могли появиться в любую минуту фашистские стервятники…

Небо над Ливией стало небом смерти. Вот какой колпак надел на огромную страну альянс НАТО, используя «миротворческую» резолюцию 1973 Совета Безопасности ООН!

Позвольте спросить сегодня, после двух месяцев этих проклятых бомбежек: о чьей «безопасности» думали те, кто голосовал «за» и те, кто «воздержался»? Первых я понимаю, у них «праведная» цель - вернуть в средневековье тех, кто действительно начал строить свое, развитое, демократическое согласно своим вековым традициям, арабское общество. У которого тысячелетние цивилизационные корни! Которые пробудили в Европе Ренессанс, обогатили ее своими научными знаниями, философией и моральными ценностями. И эти корни теперь уничтожаются бомбами и ракетами «глубокого горизонтального уничтожения» и криками боевиков Аль Каеды, несущей террор и мракобесие?

Цель такая «праведная», что сам Папа Римский ее осудил и призвал к прекращению бомбежек Ливии.

А те, кто воздержался при голосовании в Совбезе? О чем думали?..."


Collapse )
Кин1

Защитился!

Ну все, защитил наконец-то диссертацию.
В среду. Кандидатскую. По политологии.
Три года мучился в аспирантуре, потратил кучу денег и еще больше нервов. Появились первые седые волосы.
Но все-таки дошел до конца.
Принимаю поздравления! ;)