Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Categories:

Кризис лечат ханжеством

Киргизия вступила в полосу очередного энергетического кризиса. Введён запрет на уличное освещение, население предупредили о возможных отключениях. Власти, чья политика поставила отрасль на грань катастрофы, предпочитают перекладывать вину на граждан и взывать к высшим силам.

За 30 лет капиталистического развития гражданам Киргизии, казалось бы, пора привыкнуть к некомпетентности представителей власти во всём, что выходит за рамки их личного обогащения. Однако чиновники старательно снабжают население новыми поводами и, говоря словами Салтыкова-Щедрина, держат его в состоянии постоянного изумления.

Ещё несколько месяцев назад в республике стали говорить о проблемах в энергетике. После достигнутого в 2017 году пика уровень воды в Токтогульском водохранилище, питающем крупнейшую в стране ГЭС, стал стремительно снижаться. В итоге к октябрю там оставалось чуть более 12 миллиардов кубометров воды — на 3 миллиарда меньше, чем годом ранее. Учитывая прогнозируемую синоптиками холодную зиму, этот показатель упадёт к весне ниже 6 миллиардов кубометров и вплотную приблизится к «мёртвому уровню», когда работа гидроагрегатов уже невозможна.

Несмотря на тревожные сигналы, чиновники успокаивали жителей. «Никакого энерго-кризиса в Киргизии нет, — утверждал в июне министр энергетики и промышленности Доскул Бекмурзаев. — Если мы будем говорить о плохом, то всё так и будет. Поэтому мы будем работать в позитивном русле». Бодрые реляции были повторены в середине сентября. По словам всё того же Бекмурзаева, «зимой жители будут обеспечены электроэнергией бесперебойно». В том же заверил депутатов парламента заместитель министра энергетики и промышленности Таалайбек Ибраев, сделав, правда, замечательную для представителя власти оговорку: «Даст бог».

Но, видимо, вера чиновников оказалась не столь истовой, поскольку спустя считанные дни их риторика поменялась кардинально. Национальный энергохолдинг распространил приказ, запрещающий уличное и рекламное освещение на весь осенне-зимний период. Следить за выполнением требования будут специальные рейды. Как отметил глава Национального энергохолдинга Талайбек Байгазиев, ничего плохого в этих мерах нет, поскольку-де «нормальные люди ложатся спать в 10—11 часов вечера».

В правительстве не только поддержали энергетиков, заявив, что страна «выбирает из двух зол меньшее», но и пригрозили дополнительными ограничениями: «Установлен лимит. Придерживайтесь этой нормы. Если будет превышен лимит, будут плановые отключения».

Наконец, к хору популяризаторов жёстких мер присоединился президент. Он сообщил, что инициатива ограничений исходит от него самого, заявил, что «даст бог, мы сможем преодолеть дефицит к 2024—2025 годам», а заодно обвинил в кризисе самих граждан. По словам Садыра Жапарова, люди пренебрежительно относятся к использованию электроэнергии и не хотят её экономить. «Если бы у нас стоимость составляла 5 сомов вместо 0,77 сома за киловатт-час (4,3 и 0,67 руб. соответственно. — Авт.), как в соседних странах, отношение было бы иное», — поучает «нерадивых подданных» глава государства.

Подобными нотациями власть выдаёт истинное отношение к народу. Тарифы на электричество в Киргизии действительно ниже, чем у соседей. Однако в условиях нерегулируемых цен, мизерных зарплат и пенсий они являются, по сути, единственной мерой господдержки населения, без которой уровень бедности был бы ещё выше. И корить за это людей — отдаёт цинизмом.

В целом ситуация в энергетике наглядно иллюстрирует порочность рыночных реформ и ханжеского «духовного возрождения». Введённые в «безбожное» советское время энергетические мощности с лихвой перекрывали потребности Киргизии, обеспечивая бесперебойное снабжение населения и развитой промышленности. С тех пор не только не построено ни одной крупной электростанции, но даже не завершены начатые в 1980-е годы проекты Камбаратинской ГЭС-1 и Камбаратинской ГЭС-2. Спустя тридцать лет после получения независимости в республике вырабатывается меньше электроэнергии, чем в последние годы Советской власти. В условиях ежегодного роста потребления на 5—7 процентов собственных ресурсов стране уже не хватает.

Каждый новый политический режим обвиняет в кризисной ситуации предшественников. Грешит этим и нынешняя власть. Но, имея от роду всего год, она сама успела принять ряд неоднозначных решений. Вместо накопления воды в водохранилищах руководство Киргизии минувшим летом увеличило её спуск для нужд сельского хозяйства Казахстана и Узбекистана. Соседи в обмен пообещали поставить 1,65 миллиарда кВт-ч электроэнергии, но поможет ли это Бишкеку справиться с кризисом, большой вопрос.

Сомнительной является стратегия развития энергосектора. В правительстве заявляют о строительстве мини-ГЭС и об использовании альтернативных источников энергии, снова отложив в долгий ящик крупные проекты. Последние если и реализуются, то точно не в интересах страны. На днях энергетики отчитались о том, что полным ходом идёт работа в рамках инициативы CASA-1000, предусматривающей поставки электроэнергии из Киргизии и Таджикистана в Афганистан и Пакистан. Главными лоббистами проекта долгие годы являлись США, стремившиеся объединить регионы Центральной и Южной Азии под собственной опекой. Уже тогда, впрочем, нестабильность в Афганистане делала перспективы CASA-1000 весьма сомнительными, не говоря о нынешней ситуации. Однако в Бишкеке настроены оптимистично, утверждая, что под руководством талибов Кабул взял курс на экономическое развитие. Очевидно, целый ряд участников — от зарубежных доноров до местных исполнителей — видят в проекте выгодную кормушку.

Наконец, не предпринимая реальных шагов по развитию отрасли, власти решили переложить расходы по её содержанию на граждан. Начиная со следующего года, тарифы на отопление и горячую воду для населения будут ежегодно подниматься, соответственно, на 10 и 14 процентов. С 1 октября увеличена плата за электроэнергию для небытовых потребителей — бюджетных, промышленных, сельскохозяйственных организаций. Например, для цементных заводов, литейных цехов и ряда других предприятий тариф вырос с 2,5 до 5,04 сома за 1 кВт-ч (с 2,2 до 4,4 руб.), а для школ и больниц — с 2,24 до 2,52 сома (с 1,9 до 2,2 руб.). Зато для религиозных учреждений стоимость электричества снижена с 2,24 до 1,68 сома (с 1,9 до 1,5 руб.). Очевидно, таким образом чиновники надеются повысить шанс исполнения их любимого пожелания: «Даст бог».

Трудящимся же, памятуя пословицу «До бога высоко, до царя далеко», остаётся туже затягивать пояса и готовиться к непростой зиме. Как и прежде, они являются главными жертвами провалов власти.
https://gazeta-pravda.ru/issue/125-31185-1617-noyabrya-2021-goda/krizis-lechat-khanzhestvom/
Tags: Капитализм, Кыргызстан, Религия, Статьи, Экономика, Энергетика
Subscribe

  • Храмы науки или фабрики смерти?

    На постсоветском пространстве, включая Центральную Азию, продолжается работа биолабораторий, тесно сотрудничающих с американскими военными.…

  • «Сильная рука» играет мускулами

    Ультраправые из разных стран и континентов объединяются в единый альянс. Его классовая сущность полностью отвечает интересам капитала. Политика…

  • Оживающие призраки войны

    Руководство Японии ощутило дыхание разгневанных масс. Удержать власть ему удалось лишь с помощью политических манёвров и популистских ухищрений.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments