Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Categories:

«Уничтоженный» вирус берёт реванш

В Таджикистане наконец-то признали случаи заражения коронавирусом, но списали всё на халатность самих граждан. Такая же отстранённая позиция занята властями в отношении роста цен, ухудшившего и без того тяжёлое положение трудящихся.

Островок благополучия среди бушующих волн всестороннего кризиса — так в течение многих месяцев изображала Таджикистан официальная пропаганда этой страны. В то время как весь мир, едва выныривая из одной волны COVID-19, уже готовился к другой, республика, казалось, и думать забыла об этой напасти. По крайней мере, здесь не фиксировалось ни одного случая инфекции начиная с января. «Чудо» произошло в аккурат перед посланием Эмомали Рахмона к парламенту. Сначала количество ежедневно регистрируемых заражений резко упало с 30—40 до 3—4, а потом и вовсе сошло на нет. «Коронавируса в Таджикистане нет, он полностью уничтожен!» — объявил президент.

Видимо, напуганный такой решимостью, вирус предпочёл не связываться с республикой. Да вот беда, нашлись малодушные личности, поставившие под сомнение славную победу. Сначала глава Согдийского областного отделения государственной службы санитарно-эпидемиологического надзора Абдумавлон Абдуллозода сообщил об обнаружении коронавируса у гражданина Йемена, добавив, что все контактировавшие с ним, включая персонал гостиницы, помещены на карантин. Власти опровергли это, добавив, что результаты тестирования оказались отрицательными. А меньше недели спустя стало известно об увольнении Абдуллозоды приказом министра здравоохранения.

Но у незадачливого чиновника нашлись последователи. В соцсетях люди выкладывали снимки положительных результатов ПЦР-теста, происходил наплыв в больницы заболевших пневмонией. В минздраве не стали отрицать увеличения случаев воспаления лёгких, но объяснили это «сезонным фактором». «В стране стоит очень жаркая погода, люди часто употребляют мороженое и холодные напитки, что нередко приводит к пневмонии», — сообщали в пресс-службе министерства.

Лишь в конце июня власти признали: коронавирус в республике всё-таки есть. Количество фиксируемых случаев исчисляется десятками. Но и тут чиновники поспешили снять с себя ответственность. Как заявил министр здравоохранения Джамолиддин Абдуллозода, в новой вспышке виноваты сами граждане, не соблюдающие правила личной гигиены.

Практически один в один повторилась ситуация весны прошлого года. Тогда власти тоже отрицали существование случаев заражения COVID-19, а скачок заболевания пневмонией списывали на холодную погоду. Поменялась риторика лишь за несколько дней до прибытия технической миссии Всемирной организации здравоохранения. Впрочем, и после этого статистика явно занижалась. Избыточная смертность по итогам 2020 года составила 8,6 тыс., в то время как официальное число жертв коронавируса — 90 человек.

Этот апломб и отказ признавать проблемы характерны и для заявлений, касающихся социально-экономической ситуации. Как сообщил недавно министр экономического развития и торговли Таджикистана Завки Завкизода, благодаря «своевременным мерам правительства и проводимым реформам» республика лучше всех других стран региона справилась с кризисом. Рост ВВП в прошлом году, по его словам, составил 4,5 процента, а за пять месяцев нынешнего года достиг 8,6 процента. При этом потребительская инфляция в мае сложилась на уровне 0,5 процента, а с начала года составила всего 4,4 процента.

Подавляющее большинство населения страны живёт в совершенно иной реальности. Люди с ужасом наблюдают за ростом цен. В прошлом году стоимость растительного масла, сахара, картофеля, яиц и хлеба выросла, соответственно, на 42, 41, 20, 19 и 14 процентов. При этом средняя зарплата увеличилась всего на 9, а пенсия — на 6 процентов.

В нынешнем году цены продолжили свой «забег». Растительное масло и капуста подорожали на 24 процента, мясо — на 12—16 процентов, а морковь и вовсе почти в 4 раза. Скачок коснулся и непродовольственных товаров. Например, бензин стал дороже на 42 процента, а дизельное топливо — на 16 процентов.

В условиях, когда средняя пенсия в Таджикистане составляет всего 320 сомони (2 тыс. руб.), а постоянной и нормально оплачиваемой работой могут похвастать далеко не все, галопирующая инфляция грозит обнищанием. Ситуация усугубляется тем, что объёмы денежных переводов от трудовых мигрантов, благодаря которым выживают сотни тысяч семей, сократились с 2,6 миллиарда долларов в 2019 году до 1,7 миллиарда в 2020-м.

Несмотря на резкое ухудшение уровня жизни, руководство страны не торопится помогать населению. После начала пандемии выплаты коснулись лишь небольшой части нуждающихся, причём средства для них поступили не из бюджета, а от зарубежных доноров. Этот же источник задействован для нового пакета помощи. Таджикский парламент ратифицировал соглашение с Всемирным банком о выплате пособий 165 тысячам малообеспеченных семей. Они получат разовую помощь в размере 500 сомони (3,2 тыс. руб.).

Характерно, что одновременно министерство финансов с гордостью отчиталось о перевыполнении доходной части бюджета в январе — мае на 600 миллионов сомони (3,8 млрд руб.).

Но, видимо, у властей совсем другие планы на эти средства. Они не привыкли давать отчёт о своих действиях народу, как не желают говорить правду и о том, что может поколебать миф о «мудром и заботливом руководстве».
https://gazeta-pravda.ru/issue/70-31130-67-iyulya-2021-goda-/unichtozhennyy-virus-beryet-revansh/
Tags: Коронавирус, Статьи, Таджикистан
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments