Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Categories:

Избирательный бюллетень - тоже оружие



Пылкий порыв миллионов трудящихся, не желающих уничтожения в жерновах капитала, — и бешенство элит, готовых на всё ради сохранения власти. В столкновении этих тенденций прошли выборы в Эквадоре и Перу.

Неудача, но не поражение

Вторая половина минувшего десятилетия принесла откат революционной волны в Латинской Америке. Воодушевлённые реваншем в Бразилии, Аргентине и Эквадоре, правые силы решили довершить разгром противника. Они отбросили маску законности и пошли на откровенное насилие. В Венесуэле и Никарагуа были предприняты попытки переворота, в Боливии военные отстранили от власти законное правительство, утопив протесты в крови.

Но ни террор, ни поддержка со стороны Вашингтона не помогли буржуазии сдержать напор народного негодования. На континенте ширится протест против неолиберальных режимов, оставивших людей наедине со смертью и голодом. За последний год число бедных здесь выросло со 185 до 214 млн, а живущих в крайней нищете — с 67 до 83 млн. 80 процентов населения находится в состоянии экономической уязвимости, то есть могут пополнить ряды бедняков при продолжении кризиса. Потеряно 25 млн рабочих мест, углубляется неравенство — и без того одно из глубочайших на планете. Если доходы наиболее обеспеченных 20 процентов жителей Латинской Америки сократились за время пандемии только на 7 процентов, а миллиардеры даже нарастили капиталы, то благосостояние беднейших граждан рухнуло на 40 с лишним процентов.

Показателем массовых настроений стали возвращение к власти в Боливии «Движения к социализму» и результаты февральского голосования в Эквадоре. Левая коалиция «Союз надежды» заняла первое место на парламентских выборах, а её кандидат Андрес Араус с большим отрывом лидировал в президентской гонке, выйдя во второй тур. Второе место занял член движения за многонациональное единство «Пачакутик» Яку Перес, однако спустя несколько дней расклад изменился. Национальный избирательный совет Эквадора допустил во второй тур банкира, экс-министра экономики Гильермо Лассо. Разница между политиками составила всего 0,3 процента, но запрос Переса на пересчёт голосов был отклонён.

Правительство во главе с президентом-ренегатом Лениным Морено объединило усилия с одним из богатейших людей страны, чтобы ликвидировать угрозу всевластию буржуазии. Генеральная прокуратура попыталась уличить Арауса в связях с колумбийскими партизанами, против него развернулась грязная кампания в правых СМИ и социальных сетях, которую координировали спешно выписанные из-за рубежа политтехнологи.

В то же время власть вступила в тайные переговоры с Лассо. Их целью, по данным оппозиции, стали льготы для контролируемого кандидатом частного банка «Гуаякиль». В обмен Лассо пообещал чиновникам иммунитет от судебного преследования в случае победы. А он Морено и его подельникам ой как необходим! Специальная комиссия по расследованию протестных акций осени 2019 года признала правительство виновным в чрезмерном применении силы и пытках задержанных демонстрантов. После этого омбудсмен Фредди Каррион потребовал запретить чиновникам во главе с президентом покидать страну, чтобы избежать наказания.

А наказывать есть за что. На следующий день после отставки улетел в Майами глава мин-здрава Хуан Карлос Зеваллос. Он оказался замешанным в скандале с распределением вакцин от коронавируса. Вместо медработников их получили министр обороны, жена президента, его советник и другие представители власти. Также вакцинирование прошли сразу 560 бизнесменов — членов элитного Ротари-клуба. Между тем кривая заражений COVID-19 в стране снова пошла вверх, число активных случаев достигло максимума с июля прошлого года.

Одновременно власти демонстрировали преданность глобальному капиталу, стремясь заручиться его поддержкой. Недавно парламент отверг законопроект, вводящий полную независимость центробанка, лишающий государство возможности влиять на определение процентной ставки и другие финансовые вопросы. Таково требование МВФ для выделения Кито очередного транша. Несмотря на позицию депутатов, кабинет внёс документ вторично.

Ставка на внешнюю помощь дала плоды. Под давлением США и Организации американских государств Яку Перес не только признал итоги первого тура, остановив протесты сторонников, но и отказался поддержать Арауса. Как заявил глава «Пачакутика», люди должны прийти на участки, но испортить бюллетени. Голосовать за Лассо призвал пришедший четвёртым кандидат Демократической левой партии Хавьер Хервас.

В результате Лассо удалось добиться победы с перевесом в 400 тыс. голосов, почти 2 млн бюллетеней оказались испорченными. «Люди выразили желание перемен и лучших дней!» — заявил он после объявления итогов выборов. Эти «лучшие дни» обернутся углублением кризиса и зависимости Кито от глобального капитала, ведь Лассо призывает к укреплению союза с США для борьбы с «авторитарными режимами». Вашингтон сможет легко манипулировать новым президентом, замешанным в выводе из банка «Гуаякиль» свыше 30 млн долл. и скупке свыше сотни объектов недвижимости во Флориде.

Андрес Араус не собирается сдаваться. «Это неудача на выборах, но никоим образом не политическое или моральное поражение, потому что наш проект — на всю жизнь», — подчеркнул он. Впереди у оппозиции много работы: и противостояние неолиберальным реформам, и рост собственной сплочённости. В ходе избирательной кампании для этого был создан важный задел. Вопреки попыткам капитала, использующего фигуры наподобие Переса, чтобы столкнуть лбами левые силы и коренное население, многие индейские активисты во главе с Леонидасом Исой и Хайме Варгасом поддержали Арауса и заявляют о намерении работать с ним дальше.

Удар по неолиберализму

Важное значение не только для страны, но и для всего региона имели выборы в Перу. 11 апреля его жители голосовали сразу за президента и парламент, надеясь положить конец затянувшемуся политическому кризису. За последние пять лет в стране сменилось четыре президента. Избранный в 2016 году Педро Пабло Кучински не продержался и двух лет, пав жертвой коррупционного скандала. Немногим дольше занимал этот пост Мартин Вискарра, к которому перешли полномочия как первому вице-президенту.

Импичмент, вынесенный ему парламентом в ноябре прошлого года, обернулся протестами. Принадлежа к правому лагерю, Вискарра, однако, инициировал антикоррупционные процессы. Их фигурантами стали многие представители политической элиты, включая депутатов. Отстранение президента было воспринято как месть истеблишмента, выдвинутые обвинения оказались довольно спорными. Демонстрации разгонялись с исключительной жестокостью, несколько человек погибли. Но исполнявшему обязанности главы государства Мануэлю Мерино это не помогло удержаться у власти. Спустя всего пять дней он передал бразды правления спикеру парламента Франсиско Сагасти.

Несмотря на обещание не допускать повторения репрессий, новая власть пошла по тому же пути. В ходе разгона выступлений сельскохозяйственных рабочих три человека получили смертельные ранения. Тщетно взывает к справедливости коренное население. Земли народностей какатайбо и ашанинка захватывают лесозаготовители и плантаторы коки, убивая оказывающих сопротивление. Индейцы обвиняют власть в сговоре с преступниками. Углубляется экономический кризис. ВВП по итогам года рухнул более чем на 11 процентов, безработица остаётся на уровне 27 процентов. По смертности от коронавируса страна на первом месте в регионе.

В этих условиях доверие к государственным институтам упало до минимума. Например, деятельность правительства одобряют 25 процентов граждан, парламента — 32. Менее трети перуанцев удовлетворены функционированием демократии. Это яркий показатель морального краха системы, в течение десятилетий руководимой правыми силами. На это же указывают результаты других опросов. 68 процентов жителей выступают за аграрную реформу с перераспределением земли в пользу крестьян. Ещё больше — почти 80 процентов — недовольны низкими налогами для транснациональных корпораций. Экспортируя полезные ископаемые на 30 с лишним миллиардов долларов в год, Перу остаётся одной из самых бедных стран Латинской Америки.

Подобные настроения отразились на избирательной кампании. Вскоре после её начала в число фаворитов вошла Вероника Мендоса, выдвинутая коалицией «Вместе за Перу». Она объединяет левые силы, среди которых две коммунистические партии. Политик сосредоточила внимание на критике неолиберализма. По словам Мендосы, бедность и неравенство являются непременными спутниками этой модели.

Взлёт популярности левых всерьёз напугал буржуазию. Против блока «Вместе за Перу» началась кампания «чёрного пиара». «Мы попадём в лапы чавистов!», «Будущему Перу угрожают радикалы, желающие создать союз коммунистических диктатур!» — такими заголовками запестрели правые издания. Дошло до того, что кинотеатры запретили показ документального фильма «Революция и воля» об аграрной реформе 1960-х годов, заявив, что это реклама левых идей.

Особенно отличился в нападках Рафаэль Лопес Алиага — владелец инвесткомпаний и гостиниц, выдвинутый в президенты от крайне правой партии «Народное обновление». «Перу рискует стать Кубой или Венесуэлой, это могут быть последние свободные выборы!» — возглашал Алиага, обвиняя власти в «потакании коммунистам». Это, объясняет он, выражается в том, что кабинет министров не опирается в борьбе с кризисом на армию, церковь и частный бизнес.

Но, добившись падения рейтинга Мендосы, буржуазия не смогла «укротить» социалистические идеи. Победу по итогам первого тура одержал Педро Кастильо, которого даже не учитывали в ходе предвыборных опросов. Глава профсоюза учителей, он получил известность в 2017 году, когда после серии забастовок работники образования добились роста бюджетных расходов.

В своей предвыборной платформе Кастильо выступает за расширение социальных функций государства путём резкого увеличения отчислений от горнодобывающей деятельности, а также настаивает на конституционной реформе. Принятый в 1993 году Основной Закон целиком базируется на неолиберальных догмах. Из него вычищены такие нормы, как право на жилище, бесплатное образование и здравоохранение, отменены гарантии для коренного населения. Вместо этого законодательство создало широчайшие привилегии для иностранных инвесторов. В области внешней политики Кастильо выражает симпатии правительствам Кубы и Венесуэлы, заявляя о важности совместной борьбы с империализмом. Но, в отличие от Мендосы, кандидат не поддерживает легализацию однополых браков и эвтаназии.

На парламентских выборах первое место заняла партия Кастильо «Свободное Перу». Она базируется на марксистско-ленинских идеях и борется против «рыночной диктатуры, превратившей страну в колонию». Партия призывает к национализации сырьевых отраслей, энергетики и телекоммуникационной сферы.

Нет сомнений, что теперь буржуазия мобилизует все силы, бросив их на поддержку занявшей второе место Кейко Фухимори. Она целиком стоит на позициях своего отца Альберто Фухимори, руководившего Перу в 1990—2000 годах. При нём стране была навязана неолиберальная модель, против недовольных развёрнут кровавый террор с помощью «эскадронов смерти», индейское население подвергалось принудительной стерилизации. Этим аналогии не исчерпываются. Подобно отцу, отбывающему тюремный срок за коррупцию, Кейко находится под следствием по обвинению в получении взяток.

Информационная кампания против Кастильо уже началась. Ему приписывают симпатии к партизанской группировке «Сияющий путь», действующей во внутренних районах страны. О поддержке Фухимори заявил ряд других кандидатов, включая занявшего третье место Лопеса Алиагу.

Даже в странах, являвшихся до последнего времени «заповедником реакции», массы видят спасение в левых идеях. Но пробуждение не будет простым. Остановить его капитал пытается и с помощью демагогии, и путём террора.
https://gazeta-pravda.ru/issue/40-31100-1619-aprelya-2021-goda/izbiratelnyy-byulleten-tozhe-oruzhie/
Tags: Коммунизм, Латинская Америка, Перу, Статьи, Фашизм, Эквадор, выборы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments