Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Categories:

Безнадёга

Почти двукратное увеличение уровня бедности, паралич социальной системы, а главное, отсутствие перспектив выхода из кризиса — такова реальность Киргизии. Её руководство, впрочем, куда больше озабочено укреплением собственной власти.

Тяжёлый урон, который ждёт Киргизию, стал очевиден уже в первые месяцы после объявления пандемии. Ни экономика, ни здравоохранение, ни социальные службы не оказались готовыми к серьёзным испытаниям. Гражданам предложили выживать самостоятельно, поскольку даже те ограниченные меры поддержки, которые практиковались в ряде других стран (например, выплата пособий), здесь отсутствуют.

Истинная глубина бедствия вырисовывается только теперь. Это, в частности, касается роста бедности. Национальный статистический комитет хранит молчание, но свои подсчёты недавно представил офис Всемирного банка в Киргизии. По его данным, доля малоимущих выросла с 20 до 31 процента, а в количественном выражении — на 700 тысяч человек. Основными причинами этого эксперты называют потерю источников дохода и инфляцию. Последняя по итогам прошлого года приблизилась к 10 процентам, а рост цен на продукты питания составил почти 18 процентов. Как результат, реальные доходы населения упали на 5 процентов, причём в столице — более чем на 10 процентов. Ухудшение материального положения затронуло восемь жителей из десяти.

Но и это ещё не дно. По прогнозам Всемирного банка, к концу текущего года уровень бедности в республике вырастет до 35 процентов. В зоне риска же находятся почти две трети населения. Имея доходы чуть выше официального порога бедности, они уязвимы перед более или менее серьёзными социально-экономическими катаклизмами.

А признаки новых потрясений становятся всё отчётливее. Экономика Киргизии продолжает погружаться в болото кризиса. Если в 2020 году спад ВВП составил 8,6 процента, то по итогам февраля годовое снижение вплотную приблизилось к 9 процентам. При этом промышленное производство показало 13-процентное падение. Добыча полезных ископаемых и текстильная отрасль, обеспечивающие стране свыше половины экспортной выручки, и вовсе сократились на 16 с лишним процентов каждая.

Кризис бьёт по самым широким слоям населения, но власти демонстрируют полное бессилие. Ещё в начале февраля новый глава правительства Улукбек Марипов назвал поддержание стабильных цен на социально значимые продукты главным приоритетом своего кабинета. Затем президент Садыр Жапаров сообщил о выделении 400 миллионов сомов (365 млн руб.) на закупку растительного масла и сахара непосредственно у российских производителей. Товары, уверил он, будут продаваться по сниженным ценам.

Несмотря на это, ситуация только ухудшается. Стоимость литра масла достигла 170 сомов (155 руб.) за литр, что почти в два раза дороже, чем год назад. На 20 процентов всего за три месяца подорожал сахар, 40—50-процентный рост цен затронул картофель, яйца и т.д. На треть за последние недели выросла стоимость бензина и дизельного топлива.

Обещания властей лопнули, как мыльный пузырь. Единственным «достижением» правительства стала договорённость с тремя сетями супермаркетов о скидках. «Щедрость» ретейлеров может вызвать лишь горькую усмешку. Одна из компаний, например, согласилась сделать пятипроцентную скидку на пять товаров. О введении государственного регулирования цен власти не хотят и слышать, утверждая, что это «исказит рынок».

Такое же преступное головотяпство характеризует ситуацию в здравоохранении. Киргизию захлестнула новая волна коронавируса. Суточный прирост заболевших увеличился с 40—50 случаев в начале марта до 200 с лишним. Несмотря на это, до сих пор не завершено строительство нескольких инфекционных больниц, которые должны были быть готовы ещё осенью.

Республика находится в числе мировых аутсайдеров по вакцинации. В марте в страну поступила партия китайского препарата «Синофарм», однако по состоянию на 7 апреля прививки получили всего 850 человек. Острый дефицит персонала отмечается на столичной станции скорой помощи. Средняя зарплата тамошних врачей — 5 тысяч сомов (4,5 тыс. руб.). Чиновники обещают её повысить, но только летом.

В таких условиях 11 апреля Киргизия пошла на избирательные участки. Во-первых, в этот день прошёл референдум по новой Конституции. Как уже писала «Правда», изменения направлены на усиление полномочий президента. Боясь, что углубляющийся социально-экономический кризис снизит её рейтинг до минимума, власть решила максимально ускорить этот процесс. Разработка проекта Основного Закона велась без широкого общественного обсуждения. По официальным данным, новую Конституцию поддержали 79 процентов проголосовавших, но явка оказалась рекордно низкой — 37 процентов. Это говорит о накапливающихся разочаровании и недовольстве.

Одновременно в республике прошли выборы всех 28 городских и 420 сельских кенешей (советов). Победителями стали силы, связанные с крупным бизнесом. Например, в Бишкеке и ряде других городов первое место заняла партия «Эмгек» («Труд»), являющаяся «политическим крылом» торговой империи «Дордой».

Выборы высветили упадок левого движения. Партия коммунистов Киргизии (ПКК) участвовала только в двух городских избирательных кампаниях. В Бишкеке, где её список возглавил председатель ЦК Исхак Масалиев, она заняла 18-е место из 25, набрав 0,8 процента.

Единственной «красной точкой» на карте Киргизии остаётся шахтёрский городок Кок-Янгак Джалал-Абадской области. В 2012 году группа местных активистов приняла участие в выборах под флагом ПКК и заняла первое место. Спустя пять лет коммунисты пришли к финишу вторыми. На этот раз у них третье место и 5 мандатов в 21-местном кенеше.

Отсутствие массовой левой партии не позволяет объединить трудящихся, направив их недовольство на изменение общества. Поэтому перспективы преодоления глубокого кризиса в республике остаются более чем туманными.
https://gazeta-pravda.ru/issue/38-31098-1314-aprelya-2021-goda/beznadyega%2038-21/
Tags: Капитализм, Коронавирус, Кыргызстан, Партия, Экономика, выборы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments