Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Categories:

Погоня за властью

Руководство Киргизии лихорадочно закрепляет свои позиции. В ближайшее время страну ждут не только президентские выборы, но и референдум по новой Конституции. Оставляя неизменной либерально-рыночную систему, проект Основного Закона предлагает наделить главу государства максимальными полномочиями.

КИРГИЗИЯ продолжает переживать болезненный процесс политической трансформации. Начало ему положили прошедшие 4 октября парламентские выборы. Многочисленные нарушения и сомнительные результаты, по которым монопольную власть получали провластные партии, вызвали массовые беспорядки. Их участниками стали разнородные силы, так что столкновения с правоохранительными органами быстро перетекли в противостояние различных групп оппозиции.

Победителем схватки оказался Садыр Жапаров. Бывший депутат парламента, занимавший ряд должностей при режиме президента Курманбека Бакиева, он был обвинён в организации беспорядков и с 2017 года отбывал тюремное заключение. Октябрьские события вознесли Жапарова на вершины власти. Освобождённый и затем оправданный, он с помощью собравшихся в центре Бишкека толп сторонников добился от депутатов избрания премьер-министром. Спустя считанные дни тот же механизм вынудил президента Сооронбая Жээнбекова сложить полномочия. Они также перешли к Садыру Жапарову.

Небесспорный, мягко говоря, характер этих решений подтолкнул нового главу правительства к нейтрализации возможных угроз своей власти. Во-первых, было отменено решение Центризбиркома о назначении новых парламентских выборов на 20 декабря, а действующий состав Жогорку Кенеша (парламента Киргизии) продлил свои полномочия до 1 июня следующего года. Дело в том, что Жапарову удалось заручиться поддержкой большинства депутатов нынешнего созыва. Это подтверждено избранием спикером его близкого соратника Таланта Мамытова. В то же время появление нового парламента могло поменять расклад сил. Перенос выборов даст Жапарову время для закрепления на властном олимпе и создания своей партии.

Во-вторых, взят курс на его скорейшую легитимацию как полновластного, а не временного главы Киргизии. С этой целью на 10 января назначены досрочные президентские выборы. О своём желании участвовать в них заявили свыше шестидесяти человек, но с учётом имеющихся условий — кандидаты, например, должны подтвердить свободное владение киргизским языком и собрать 30 тысяч подписей в свою поддержку — их ряды, безусловно, поредеют. Но главное, что политиков, способных бросить вызов Жапарову, среди них почти нет. Единственный более или менее влиятельный претендент — руководитель партии «Бутун Киргизстан» («Единый Киргизстан») Адахан Мадумаров — вряд ли найдёт необходимые ресурсы даже для выхода во второй тур.

Садыр Жапаров тем временем эти ресурсы активно наращивает. Поездки по регионам, обещания искоренить коррупцию и поднять уровень жизни граждан превратили его в фаворита избирательной кампании задолго до её официального старта.

Но и этого новому главе правительства и его окружению показалось мало. Они инициировали разработку новой Конституции, которая должна завершиться в предельно короткие сроки. Явная политическая подоплёка реформы стала проявляться с первых же дней. Проект документа был опубликован для общественного обсуждения 17 ноября. Как утверждалось, его авторами являются 80 депутатов Жогорку Кенеша. Правда, некоторые из них открестились от этого, признавшись, что даже не читали текст.

А вот указ об образовании Конституционного совещания вышел только 20 ноября. Другими словами, его члены будут работать над готовым проектом, в лучшем случае внося корректировки. Это подтверждается составом структуры, не выбранной населением, а назначенной и.о. президента. После выдвижения Жапарова кандидатом эту должность занимает спикер Мамытов.

ГЛАВНЫЙ смысл реформы заключается в возвращении от парламентско-президентской формы правления к президентской. Напомним, в 2010 году в Киргизии были значительно расширены полно-мочия Жогорку Кенеша. Парламентское большин-ство формировало правительство, а все более или менее значимые государственные должности были разделены по квотам между его фракциями.

В случае принятия новой Конституции структуру и состав правительства будет определять президент. Также он наделяется правом законодательной инициативы, назначения генерального прокурора, председателя национального банка и т.д.

Отдельного внимания заслуживает появление нового органа власти — Народного Курултая. Так в средние века назывались съезды знати у тюркских и монгольских народов. В осовремененном варианте Курултай станет «высшим совещательным, консультативным и координирующим органом народовластия». Механизм его формирования в проекте Конституции не определён. Известно только, что он будет состоять «из представителей территориальных, профессиональных, общественно-политических, этнокультурных, конфессиональных и научных сообществ», а право его созыва принадлежит исключительно президенту.

Зато полномочия Народному Курултаю планируется предоставить весьма широкие. В частности, он будет принимать решения по важнейшим вопросам развития страны, внося их на рассмотрение государственных органов, заслушивать отчёты президента и спикера парламента, а также вырабатывать предложения о несоответствии должностных лиц занимаемой должности.

Нет никаких сомнений, что задачей нового органа станут имитация «всенародной поддержки» президентского курса, а также проталкивание непопулярных инициатив. В качестве аналогии напрашивается деятельность Халк Маслахаты (Народного совета) Туркмении, который в отсутствие реальной самостоятельности выдвигал, например, предложения об увеличении тарифов как «народные чаяния».

Много возможностей для власти открывают и такие пункты, как недопущение распространения в СМИ сведений, «содержание которых может нанести вред нравственности и культуре народа», и, в целом, запрет изданий и мероприятий, «противоречащих общепризнанным нравственным ценностям, традициям народов Киргизстана, а также международным стандартам».

Основы социально-экономической системы при этом остаются нетронутыми. В проект включён даже прежде отсутствовавший пункт о частной собственности. В главе о социальных и экономических правах он идёт первым. Как отмечается в статье 38, «частная собственность признаётся и гарантируется… как неотъемлемое право человека, естественный источник его благосостояния, деловой и творческой активности, залог его экономической и личной независимости».

Референдум по Конституции должен пройти 10 января, одновременно с президентскими выборами. По задумке властей, этот день станет началом их почти ничем не ограниченного господства. Однако история Киргизии напоминает о непрочности подобных иллюзий.
https://gazeta-pravda.ru/issue/117-31049-3-dekabrya-2020-goda/pogonya-za-vlastyu/
Tags: Кыргызстан, Политика, Статьи
Subscribe

  • Стратегическая слепота

    Карабахский конфликт подчеркнул беспомощность внешней политики Кремля. Уступки «трубной дипломатии» Турция воспринимает как…

  • Неоосманский империализм

    В карабахском конфликте появился новый участник. Правящий класс Турции продолжает стратегию неоосманизма, жертвами которой уже стали народы…

  • Поклонники фашистов хотят власти

    Пожелания скорейшей смерти ветеранам Великой Отечественной войны, призывы прекратить изучение русского языка и резать «ватников». Это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments