Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Categories:

Новый формат отношений Китая с Центральной Азией

Комментарий ИА "Fars.news".

Любой многосторонний саммит является важным дипломатическим событием, позволяющим определить тенденции региональной и даже глобальной политики. Это, безусловно, относится и к переговорам министров иностранных дел пяти республик Центральной Азии и Китая. Они прошли 16 июля, став первыми в таком формате.

Чтобы правильно оценить значение саммита, нужно учитывать мировые события, на фоне которых он состоялся. Планета охвачена пандемией коронавируса, ставшей громадной нагрузкой не только для систем здравоохранения, но и для экономик всех без исключения государств. Казалось бы, это диктует необходимость сосредоточения на борьбе с кризисом, преодоления безработицы, бедности и т.п. Некоторые страны так и сделали, но не все.

Соединенные Штаты Америки, больше всех пострадавшие от пандемии, избрали иную стратегию. Они усилили экспансионистский курс по всему миру. Это и вооружённые провокации против Венесуэлы, и грязные атаки на Иран, и развернувшееся наступление на Китай. Впрочем, ничего парадоксального в этом нет. Во-первых, американские власти пытаются отвлечь своих избирателей от внутренних проблем, переключив их внимание на «образ врага». Во-вторых, капитал стремится компенсировать свои потери, нейтрализуя конкурентов и пытаясь прибрать к рукам новые ресурсы и рынки сбыта.

Центральная Азия является лакомым куском для США. Это подтверждается, в том числе, недавним визитом в Узбекистан главы Американской корпорации финансирования международного развития (DFC) Адама Бойлера и спецпредставителя США по Афганистану Залмая Халилзада. Сюда же можно отнести регулярные встречи в формате C5+1 и экономические проекты, призванные уменьшить связи региона с Китаем и Россией (газопровод ТАПИ, ЛЭП CASA-1000 и др.).

В условиях усиления нападок Вашингтона, в том числе нацеленных на дестабилизацию Синьцзян-Уйгурского автономного района, Китай не может игнорировать это проникновение США в Центральную Азию. Поэтому, несмотря на пандемию, Пекин все прошедшие месяцы укреплял отношения с регионом. Например, в июне КНР, Кыргызстан и Узбекистан открыли новый мультимодальный маршрут по доставке грузов. Этот коридор, включающий железные дороги в Китае и Узбекистане, а также автомобильную трассу в Кыргызстане, оказался значительно короче существующих маршрутов через территорию Казахстана. Кроме того, три указанные страны продолжают обсуждение проекта трансграничной железнодорожной магистрали.

Несмотря на карантинные ограничения, на 11 процентов за первые пять месяцев года увеличился экспорт из Казахстана в Китай. Это произошло за счёт наращивания поставок нефти, металлов, пластмасс и т.д. По итогам прошедшего в формате видеоконференции заседания казахстанско-китайской комиссии по сотрудничеству в области индустриализации и инвестиций стороны подтвердили планы по завершению семи совместных инвестиционных проектов на общую сумму 576 миллионов долларов. В Таджикистане и Узбекистане китайские компании выиграли тендеры на модернизацию энергетических систем.

Июльские переговоры стали закономерным продолжением этого курса. Широкий спектр обсужденных вопросов – от совместной борьбы с пандемией до экономики и вопросов безопасности – доказывают повышенный интерес КНР к региону. Важным шагом навстречу постсоветским республикам стало предложение Пекина значительно увеличить импорт сельскохозяйственной продукции. По мнению ряда экспертов, именно аграрная сфера способна стать драйвером посткризисного роста. Пострадав от последствий пандемии меньше всего, сельское хозяйство может обеспечить странам региона необходимые прибыли. И первый шаг к этому уже сделан: недавно в КНР поступила первая партия узбекского арахиса стоимостью 1 миллион долларов.

Таким образом, можно сказать, что, едва появившись, новый формат сотрудничества Центральной Азии и Китая уже приносит взаимовыгодные плоды. Для региона это возможность ускорить выход из кризиса и, в целом, укрепить экономическую независимость, а для Китая – повысить уровень взаимодействия с соседними странами. Данный формат дополняет как двусторонние связи, так и более широкие наднациональные объединения вроде Шанхайской Организации Сотрудничества. Главная же задача Пекина – обезопасить свои рубежи, не дать превратиться Центральной Азии в американский плацдарм. У США это, конечно, ничего, кроме раздражения, не вызовет, а вот Россия, по моему убеждению, должна приветствовать расширение сотрудничества региона с КНР. И по возможности включаться в это сотрудничество, ведь процветающая и стабильная Центральная Азия отвечает интересам и Москвы, и Пекина.
https://www.farsnews.ir/news/13990501000305/5-های-شرقی-واکنش-منطقه-به-تحرکات-آمریکا
Tags: Китай, Мысли, США, Центральная Азия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments