Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Category:

Азиатский поединок



Афганистан переживает всплеск боевых действий, а диалог Кабула с талибами зашёл в тупик. Это соответствует интересам США, которые готовы, скорее, расколоть страну, чем дать ей превратиться в мост между Ираном и Китаем.

«Диалог» под градом пуль

Мирный процесс, ни один из участников которого не заинтересован в мире. Парадокс? Отнюдь, если речь идёт об Афганистане. Многолетний конфликт в этой стране не только не близок к разрешению, а ставит один печальный рекорд за другим. Последние недели оказались самыми кровавыми для сил безопасности за 19 лет. Только за неделю, с 15 по 22 июня, совершено 422 нападения в 32 провинциях из 34. Потери составили почти 300 человек убитыми и 550 — ранеными.

Всего же с начала года произошло свыше 8 тыс. боестолкновений. Результатом стало расширение подвластной талибам территории Афганистана с 30 до 40 процентов. На сегодняшний день они контролируют большую часть провинций Гильменд, Урузган, Забуль, Бадгис, Фарьяб, Кундуз и ряда других. Всё очевиднее стратегический план боевиков: блокировать Кабул, отрезав столицу от остальных регионов, а также парализовать снабжение правительственных войск в разных частях страны. В начале июля они захватили несколько участков автотрассы Кабул—Мазари-Шариф (A-76) — ключевой транспортной артерии на севере Афганистана и установили свои блокпосты. Ожесточённые атаки произошли в районе автодорог Кабул — Джелалабад, Кабул — Кандагар и ряда других.

Высоким остаётся число жертв среди мирного населения. С января по июнь в стране погибли более 1,2 тыс. граждан, ранения различной степени тяжести получили свыше 1,7 тыс. Почти треть жертв — дети.

Всё это происходит в условиях действующего мирного соглашения «Талибана»* и США. Напомним, оно было заключено в последний день зимы в Катаре. Вашингтон обязался сначала сократить свой контингент на треть, а к лету следующего года вывести войска полностью. В обмен на это повстанцы должны разорвать отношения с радикальными террористическими группировками вроде «Аль-Каиды»* и «Исламского государства»* и вести против них беспощадную борьбу. Кроме того, талибы пообещали вступить в переговоры с афганским правительством с целью прекращения огня и выработки взаимоприемлемого политического устройства.

Спустя почти пять месяцев большинство пунктов соглашения так и не выполнены. Правда, Пентагон ещё в июне отчитался об уменьшении армейской группировки до 8,6 тыс. человек и передаче афганским войскам пяти своих баз. Но в остальном серьёзных изменений не произошло. Американская авиация продолжает наносить удары по позициям боевиков вопреки обещаниям воздерживаться от применения силы.

Смутными остаются перспективы межафганского диалога. В договоре с талибами содержалось заведомо невыполнимое условие переговоров: уже к 10 марта произвести обмен пленными. Причём Кабул должен был освободить 5 тыс. боевиков, а «Талибан»* — 1 тыс. удерживаемых солдат и полицейских. В правительстве заявили, что вопрос с ним не согласовывался, и отказывались приступать к обмену вплоть до первых чисел апреля. Лишь после этого началось освобождение повстанцев небольшими партиями. К настоящему моменту из тюрем выпущены чуть более 4 тыс. боевиков. Со своей стороны талибы передали Кабулу 737 пленных.

На этом процесс застопорился. Президент Афганистана Ашраф Гани отрицает возможность включения талибов в органы власти, заявляя, что служит «афганскому народу, а не воле экстремистов». Также власти обвинили оппонентов в требовании освободить виновных в тяжких преступлениях экстремистов. Повстанцы же отказываются прекращать боевые действия и вступать в переговоры до полного освобождения соратников.

Такие разные интересы

Ничего удивительного в этом нет. В сепаратных переговорах США с «Талибаном»* Кабул видит угрозу своему и без того шаткому положению. Страху перед повстанцами удалось сделать то, чего не могли добиться посредники всех мастей: политические группировки на время смягчили взаимные нападки и пошли на сближение. Напомним, в марте в стране одновременно прошли две инаугурации. Кроме Гани, чья победа была подтверждена независимой избирательной комиссией, президентом провозгласил себя Абдулла Абдулла. Ссылаясь на многочисленные нарушения, он отказался признать итоги выборов. Дело дошло до того, что Абдулла объявил о формировании собственного кабинета и стал назначать губернаторов.

Гани в этих условиях не просто отказался от переговоров с соперником, но и ликвидировал должность главы исполнительной власти. Её с 2014 года занимал Абдулла, имевший квоты на назначение глав ряда министерств. Однако опасность подтолкнула политиков к новому договору. Он был подписан 17 мая. Абдулла возглавил Высший совет по национальному примирению — структуру, на которую возложена организация межафганского диалога, а также получил контроль над несколькими ведомствами, правда, второстепенными. Среди них министерства юстиции, транспорта, сельского хозяйства и ряд других. Наконец, президент должен согласовывать с Абдуллой назначение глав некоторых регионов. Определённых привилегий Абдулла добился для своих соратников. Так, бывшему вице-президенту и лидеру узбекской общины Абдул Рашиду Дустуму присвоено звание маршала (третье за всю историю страны!), а также выделено место в Совете национальной безопасности.

И хотя некоторые министерские посты остаются вакантными, коалиционный характер нового правительства очевиден. Так, МИД возглавил Мохаммад Ханиф Атмар. Несколько лет он был советником президента по национальной безопасности, но потом его пути с Гани разошлись. А министром финансов назначен один из лидеров Исламской партии Афганистана Абдул Хади Аргандивал.

Следуя воле США, Кабул заявляет о приверженности переговорам. Но шагов, чреватых уступкой даже части власти талибам, правительство будет избегать любыми способами.

«Талибан»*, в свою очередь, рассматривает мирный процесс как тактический манёвр, позволяющий изгнать интервентов и вернуться к власти. Катарское соглашение преподносится в пропаганде талибов как блестящая победа и промежуточный этап на пути к триумфальному вхождению в Кабул. Легитимность афганского правительства они не признают, называя его марионеточной оккупационной администрацией.

Но точно такой же краткосрочный интерес движет и администрацией Дональда Трампа. Возвращение американских войск домой было одним из главных его предвыборных обещаний в 2016 году. Теперь же, когда возможность спекуляций на экономическом росте перечёркнута пандемией коронавируса, обращение к посулам четырёхлетней давности является спасительной соломинкой. «Нам нужно вернуть наших солдат домой [афганским властям], пришло время самим поддерживать порядок в своей стране», — заявляет Трамп.

Искренность этих слов более чем сомнительна. При подписании соглашения с талибами США оставили для себя широкую лазейку. Она позволяет в случае надобности вернуться к статус-кво, причём без значительного ущерба для репутации. Объявляя о выводе первой части контингента, глава центрального командования вооружённых сил США Кеннет Маккензи уточнил, что оставшиеся войска покинут Афганистан только после полного выполнения «Талибаном»* условий договора. Особый упор генерал сделал на том, что повстанцы должны убедить Вашингтон в отсутствии связей с террористическими группировками. Вряд ли случайно с этим совпали масштабные информационные вбросы об укреплении контактов талибов с «Аль-Каидой»*. Об этом упомянуто в последнем докладе Пентагона конгрессу и ряде публикаций американских СМИ.

Интеграция и её враги

То, что США добровольно не покинут регион, доказывает политика их в отношении Китая и Ирана. Обозначив борьбу с ними как приоритет, Вашингтон как огня боится их сближения. Афганистан, одновременно граничащий с двумя государствами, мог бы сильно облегчить этот процесс.

7 июля прошёл третий раунд стратегического диалога Китая, Афганистана и Пакистана. Заместители министров иностранных дел обсудили сотрудничество в экономике и политике, особое внимание уделив обеспечению безопасности после сокращения группировки НАТО. Кабул и Исламабад подтвердили приверженность плану действий по обеспечению мира и солидарности, предложенному Пекином на предыдущих встречах. Указанный план, в частности, подразумевает участие Афганистана в проектах Китайско-Пакистанского экономического коридора (КПЭК) — составной части стратегии «Один пояс, один путь».

Несмотря на пандемию COVID-19, Пекин и Исламабад приступили ко второму этапу развития КПЭК. Среди важнейших его проектов — модернизация 1870-километровой железной дороги Пешавар — Карачи с созданием сопутствующей инфраструктуры, строительство промышленного комплекса в районе города Тоба-Тек-Сингх, расширение сети ЛЭП и т.д. Ещё одним приоритетом второго этапа является социальное развитие. В частности, Китай выделяет 100 млн долл. на жилищное строительство в Пакистане. Так что перспективы присоединения к КПЭК являются довольно заманчивыми для Кабула.

Укрепляются и связи Афганистана с Ираном. Уже несколько лет исламская республика является крупнейшим торговым партнёром Кабула. Готовится к подписанию всеобъемлющий договор о стратегическом сотрудничестве. Его содержание обсуждалось 16 июля во время визита замглавы иранского МИД Аббаса Аракчи. Также на встречах дипломата с Атмаром и Абдуллой шла речь о расширении транзитной торговли через порт Чабахар. Не имея выхода к морю, Афганистан сотрудничает с Тегераном по использованию этих морских ворот. В июле через Чабахар в Индию была отправлена третья партия афганских товаров.

Но больше всего США пугает возможность создания единого экономического пространства, включающего КНР, Иран, Пакистан, Афганистан и другие азиатские страны. Шагом в этом направлении можно считать план стратегического сотрудничества между Тегераном и Пекином, рассчитанный на 25 лет. Его основная концепция была согласована в ходе визита Председателя КНР Си Цзиньпина в Иран в 2016 году, детализирована во время прошлогодней поездки главы иранского МИД Мохаммада Джавада Зарифа в Пекин, а недавно правительство Ирана утвердило «дорожную карту» плана. Общая стоимость совместных проектов составит 400 млрд долл. Это и сотрудничество в нефтегазовой и нефтехимической отраслях, и развитие транспортной инфраструктуры. Среди наиболее впечатляющих замыслов — строительство автомагистрали от Тегерана до пакистанского порта Гвадар, электрификация железной дороги Тегеран — Мешхед и прокладка высокоскоростной железнодорожной линии Тебриз — Исфахан. «Координация усилий между Ираном и Китаем поможет вырвать регион из рук США и сорвёт их попытки изолировать Тегеран», — сообщил экономический советник высшего руководителя Ирана Али Ага-Мохаммади.

Помимо этого, КНР может принять участие в строительстве железной дороги от Чабахара до города Захедан недалеко от границы с Афганистаном. В начале июля прошла торжественная церемония её закладки. Четыре года назад соглашение о совместной прокладке транспортной артерии с Тегераном подписала Индия. Однако на этом участие Дели прекратилось. Пойдя на поводу у США, страна присоединилась к антииранским санкциям.

Для срыва интеграционных проектов Вашингтон задействовал все ресурсы. Без каких-то серьёзных аргументов там обвинили Иран в поддержке талибов. «Тегеран подрывает мирный процесс», — утверждает госсекретарь США Майк Помпео. В июне по Афганистану прокатились антииранские митинги с попытками нападений на дипмиссии. Поводом послужили два инцидента с гибелью афганских мигрантов в Иране. И хотя Тегеран согласился на их совместное расследование, протестующие обвинили во всём власти соседней страны.

На скоординированный характер демонстраций указывает одновременная кампания в западной прессе. «Афганцы не считаются в Иране людьми», — например, сетовал «Голос Америки», а госдепартамент США выпустил специальное заявление с осуждением Тегерана. В Иране отвергли нападки, напомнив, что страна приняла свыше 2 млн афганских беженцев, спасавшихся от американских снарядов и бомб. «Никакие злонамеренные провокации не могут подорвать наши отношения с Кабулом», — отметили в иранском МИД.

Но попытки сорвать сближение народов этим точно не закончатся. Поэтому ждать, что США покинут Афганистан, прекратив подбрасывать дрова в огонь конфликта, весьма преждевременно.
https://gazeta-pravda.ru/issue/62-30994-2427-iyulya-2020-goda/aziatskiy-poedinok/
Tags: Афганистан, Иран, Китай, Пакистан, США, Статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments