Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Categories:

Бремя кризиса несёт народ

Накануне 1 мая у трудящихся Киргизии мало поводов для радости. Пандемия коронавируса оставила массу людей без работы и средств к существованию. Руководство страны не в состоянии сдержать рост цен и предлагает населению самостоятельно выживать в условиях кризиса.

Пережив после развала СССР катастрофическое падение всех социально-экономических показателей, Киргизия остаётся одной из беднейших и слаборазвитых республик постсоветского пространства. Четверть граждан, по официальной статистике, живут ниже черты бедности. 800 тысяч жителей, или 30 процентов экономического активного населения, трудятся за рубежом – преимущественно в России. В условиях уничтожения большей части промышленного потенциала и глубокой деградации сельского хозяйства заработком для большинства трудящихся остался неформальный сектор – мелкая торговля, сфера услуг и т.п.

Любые потрясения – будь то внутренние или внешние – оказывают сильное влияние на и без того неустойчивую экономику Киргизии. Внутренних резервов, способных сдержать или хотя бы сгладить последствия глобальных штормов, у неё попросту нет. Вот почему, согласно предварительным прогнозам, пандемия коронавируса ударит по республике сильнее, чем по кому-либо из её соседей. По подсчётам Международного валютного фонда, ВВП Киргизии в 2020 году упадёт на 4 процента. Для сравнения, в Казахстане спад составит 2,5 процента, а вот экономики Таджикистана, Узбекистана и Туркмении покажут небольшой, но всё-таки рост – от 1 до 1,8 процента.

Но даже эти цифры могут оказаться излишне оптимистическими. Данные за первый квартал показывают, насколько сильно страна зависит от вызванного коронавирусом кризиса. Хотя ограничительные меры стали вводиться в Киргизии только в середине марта, этот трёхмесячный период оказался самым неудачным за несколько лет. По сравнению с январём-мартом 2019 года объём промышленной продукции вырос всего на 0,6 процента, а без учёта золотодобывающего предприятия «Кумтор» - упал на 4,3 процента. На 6,3 процента «просели» инвестиции в основной капитал, почти на 9 процентов – обеспечение электроэнергией и газом. Отрицательные тенденции наблюдаются также в сфере пассажирских перевозок и строительства.

Ещё более явной картина начавшегося кризиса будет выглядеть, если сравнить показатели марта текущего года с мартом прошлого года. Продукция обрабатывающего производства сократилась на 13,1 процента, а в целом промышленность – на 17,2 процента.

И это только начало. Введённый в конце марта режим ЧП распространяется на три крупнейших города страны – Бишкек, Ош и Джалал-Абад – и несколько районов. В его рамках прекратили работу практически все предприятия за исключением тех, что связаны с производством, доставкой и реализацией продуктов питания. В ближайшее время власти допускают некоторые послабления, но коснутся они только строительства, станций технического обслуживания и такси. Как бы то ни было, огромное число жителей остались без заработка. Негативные тенденции проявились ещё в январе-феврале, когда из-за закрытия границы с Китаем перестала работать значительная часть швейных цехов и объектов торговли. Число безработных только за эти два месяца подскочило почти на треть, достигнув 6,2 процента. Это наивысший показатель в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). По итогам же апреля уровень безработицы может превысить 20 процентов, поскольку только в Бишкеке и Оше, по данным Национального статистического комитета, проживает почти четверть экономически активного населения.

Ситуацию усугубляет массовое возвращение трудовых мигрантов. По информации Государственной миграционной службы, на родину приехали уже почти 10 тысяч человек, но некоторые эксперты прогнозируют, что из-за экономических трудностей в России их число может увеличиться до 200 тысяч. Это не только увеличит нагрузку на рынок труда, но и значительно сократит приток денежных переводов, составивших по итогам прошлого года 28 процентов ВВП Киргизии.

Власти в привычной манере успокаивают граждан. Премьер-министр Мухаммедкалый Абылгазиев, с одной стороны, признал, что «вирус обнажил самые болезненные точки не только в национальной системе здравоохранения, но и в сфере экономики и даже в государственном управлении». С другой, глава правительства уверяет, что ситуация взята под контроль. По его словам, власти пресекают попытки спекулятивного роста цен, договорились с соседями об импорте продовольствия и не допустят перебоев в снабжении. «У граждан не должно быть сомнений в том, что они будут обеспечены продуктами первой необходимости, а все, кто нуждается, получат помощь», - заявил Абылгазиев.

Реальная обстановка не столь отрадная. В марте рост цен на продовольственные товары составил почти 10 процентов в годовом исчислении. По этому показателю Киргизия также оказалась на первом месте в ЕАЭС. С начала же года цены увеличились на 5,2 процента. Сильнее всего подорожали мясо, хлеб, мука, подсолнечное масло, сахар, картофель. Объявленное ещё в марте госрегулирование цен на деле оказалось довольно специфического свойства. С тех пор Госагентство антимонопольного регулирования уже несколько лет поднимало максимальную стоимость муки. Как признались чиновники, они вынуждены пересматривать цены из-за «несоответствия затратам производителей». Это вполне объяснимо, учитывая, что из-за кризиса собственного сельскохозяйственного производства Киргизия импортирует львиную долю продовольствия.

Зависимость может стать ещё больше, учитывая проблемы аграриев. Они испытывают острую нехватку горюче-смазочных материалов и семенного материала. Остановилась большая часть мукомольных предприятий: из 32, работавших к началу года, сейчас функционирует лишь 11.

Вызывает много вопросов распределение продовольственной помощи среди пенсионеров и малоимущих. Судя по поступающим сведениям, многие нуждающиеся её так и не получили, а владельцы продуктовых магазинов жалуются на чиновников, которые наложили на них своеобразную «дань» и требуют регулярно поставлять определённый набор продуктов в виде «гуманитарной помощи». Это неизбежно породило разговоры о коррупционных схемах. Неспособностью государства наладить бесперебойный процесс поддержки населения пользуются крупные компании и некоторые политические партии, устраивающие из раздачи продуктов шумные рекламные кампании.

Другими словами, пандемия лишь усугубила проблемы Киргизии и оттенила пороки её социальной-экономической и политической систем. Основной груз кризиса, как и прежде, лежит на плечах простых трудящихся.
https://gazeta-pravda.ru/issue/internet-vypusk-gazety-pravda-29-aprelya-2020-goda/bremya-krizisa-nesyet-narod/
Tags: Капитализм, Коронавирус, Кыргызстан, Статьи, Экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments