Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Categories:

Интересы олигархов выше народного блага

В Таджикистане могут быть приватизированы крупнейшие предприятия, включая единственный в регионе алюминиевый завод и строящуюся Рогунскую ГЭС. Соответствующие поправки внесены в законодательство, что ставит под вопрос выполнение социальных обещаний правительства.

ПОДОБНО большинству режимов постсоветских республик, руководство Таджикистана подчёркивает своё неприятие социалистической экономики. Последняя клеймится как «неэффективная командно-административная система». Ей противопоставляется рынок, якобы способный решить все проблемы общества. Выступая в ноябре прошлого года на торжественном заседании в честь 25-летия принятия Конституции, президент Эмомали Рахмон заявил, что из-за «влияния идеологии советского периода» осознание новых ценностей протекало медленно и болезненно. Тем не менее эти ценности, среди которых он выделил рыночную экономику, смогли утвердиться. Кроме того, глава государства назвал фундаментальным критерием экономики свободу предпринимательства и защиту частной собственности. «В настоящее время доля частного сектора достигла 70 процентов ВВП страны», — заявил Рахмон, представив это как большое достижение.

Несмотря на либеральные заклинания, рассчитанные большей частью на благосклонность западных столиц, жизнь диктовала иные требования. В результате развала СССР и гражданской войны 1992—1997 годов таджикская экономика оказалась в глубоком кризисе. ВВП страны сократился вдвое, инфляция достигала 2 тысяч процентов в год. В таких условиях пускать страну в бурные волны нерегулируемого рынка было смерти подобно. Поэтому власти сохранили крупные предприятия в государственной собственности, закрепив это на уровне законодательства. В 2009 году в закон «О приватизации государственного имущества» были внесены поправки, согласно которым приватизации не подлежат Нурекская и Рогунская ГЭС, алюминиевый завод, а также объекты оборонного назначения и водные ресурсы.

И вот теперь от этих норм решено отказаться. В ноябре прошлого года Таджикская алюминиевая компания (ТАЛКО) — такое наименование официально носит завод — была преобразована из государственного унитарного предприятия в открытое акционерное общество. Данное требование содержалось в плане действий по повышению эффективности компании на период 2019—2024 годов.

А в январе парламент республики одобрил новые поправки в закон «О приватизации государственной собственности». Алюминиевый завод и Рогунская ГЭС исключены из списка объектов, которые не могут быть приватизированы. Как заявил зампредседателя Государственного комитета по инвестициям и управлению госимуществом Орзу Хусейн Ахмадзода, эти изменения послужат улучшению работы предприятий и позволят изыскать дополнительные финансовые средства для их развития.

В руководстве ТАЛКО были более откровенны. Там сообщили, что преобразование в открытое акционерное общество и изменение законодательства создают возможности для привлечения иностранного капитала. Последние события в компании назвали «объективным следствием складывающейся ситуации в условиях постоянно увеличивающихся конкурентных рисков на мировом рынке алюминия».

Понимая, что для подготовки общественного мнения к столь серьёзным подвижкам нужно время, власти решили начать с приватизации второстепенных объектов. По словам руководителя парламентского комитета по экономике и финансам Шарифа Рахимзоды, находящиеся на балансе предприятий мелкие активы «больше не нужны и только мешают развитию». Но это, скорее, отвлечение внимания от более масштабных процессов вроде активного проникновения зарубежного капитала. Так, с канадской компанией Hatch ведутся переговоры о создании Таджикской химико-металлургической корпорации, в задачи которой, в частности, будет входить снабжение алюминиевого завода местным сырьём. Не исключено, что принятые поправки стали требованием иностранных инвесторов.

То же самое касается Рогунской ГЭС. Попытки таджикского правительства найти деньги для завершения её строительства оказались безуспешными, и власти, очевидно, решили призвать на помощь зарубежных толстосумов.

Для простых жителей республики это может иметь не самые приятные последствия. Приватизация энергетической системы неизбежно обернётся новым скачком тарифов, а допуск частного капитала к ТАЛКО, вполне вероятно, сократит доходы бюджета. На продукцию алюминиевого завода приходится почти 20 процентов таджикского экспорта, и никакие налоги не смогут заменить этот источник прибыли для государства.

Это ставит под сомнение амбициозные цели, намеченные Рахмоном в последнем послании парламенту. Выступая 26 декабря прошлого года, он поставил задачу обеспечить ежегодный рост экономики на 7—8 процентов, сократить уровень бедности с 28 до 18 процентов и довести долю среднего класса до 45 процентов. Убивая курицу, несущую если не золотые, то, как бы то ни было, ценные яйца, власти рискуют превратить свои планы в очередную потёмкинскую деревню.
https://gazeta-pravda.ru/issue/27-30959-17-18-marta-2020-goda/interesy-oligarkhov-vyshe-narodnogo-blaga/
Tags: Капитализм, Статьи, Таджикистан, Экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment