Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Categories:

Религиозная терра инкогнита угрожает обществу

Противоречия, характерные для религиозной политики Киргизии, продолжают углубляться. Говоря об опасности распространения экстремистских идей, власти в то же время ослабляют контроль над деятельностью религиозных общин и потворствуют вмешательству со стороны зарубежных стран.

В ЦЕНТРЕ скандала оказался недавно посол Киргизии в Турции Кубанычбек Омуралиев. Во время встречи с главой комитета по делам религии при президенте этой страны Али Эрбашем он попросил турецкие власти выделить 5 миллионов долларов на нужды, как уточнили в МИД Киргизии, фонда под названием «Ыйман» (в переводе — «совесть», «нравственность»).

Созданный пять лет назад по распоряжению тогдашнего президента Алмазбека Атамбаева, он, как отмечалось, должен содействовать реализации государственной религиозной политики. На практике это выразилось в пропаганде «канонического ислама». Фонд выпускает книги, видеоролики, проводит обучающие семинары. Кроме того, из его средств выделяются стипендии для имамов — настоятелей мечетей.

С самого начала бюджет «Ыймана» формировался в основном за счёт иностранной помощи. Миллионы долларов были переведены ему государственными и частными структурами Турции, Катара и ряда других мусульманских стран. И вот теперь власти Киргизии устами дипломата попросили продолжить финансирование.

Это вызвало бурное обсуждение в парламенте. Ряд депутатов высказали мнение, что подобные шаги способствуют усилению зависимости религиозной сферы и в целом внутренней политики республики от внешних сил. Последние могут использовать помощь для давления на Бишкек, примеров чему немало. «Правда» уже сообщала (см. номер от 11—13 июня с.г.) о ряде демаршей со стороны турецкого посла в Киргизии Женгиза Камила Фырата. В мае он со скандалом покинул мероприятие, организованное духовным управлением мусульман. Поводом стало приглашение людей, якобы связанных с опальным турецким богословом Фетхуллахом Гюленом, которого в Анкаре обвиняют в попытке переворота 2016 года. При этом Фырат упомянул про помощь, оказываемую мусульманскому духовенству Киргизии. «Я вам построил мечеть за 35 миллионов долларов, а вы сажаете меня рядом с террористом! Вам придётся выбирать: либо Турция, либо террористы!» — заявил он. Турецкое внешнеполитическое ведомство поспешило поддержать посла. А месяцем позже Фырат вмешался в межнациональный конфликт, случившийся в пригороде Бишкека. Игнорируя дипломатический этикет, он пообещал поддержку общине турок-месхетинцев.

Тем не менее представители правительства отвергли опасения депутатов. Директор государственной комиссии по делам религий Зайырбек Эргешов предостерёг от политизации вопроса. По его словам, Турция сама выступила инициатором выделения средств, которые будут направлены в том числе на реформирование системы обучения в медресе — мусульманских учебных заведениях — и поддержку студентов, поступивших в исламские вузы за рубежом. «В религиозной сфере у нас нет опыта, так как 70 лет мы жили в СССР, — продолжил он. — Если мы повысим уровень образованности религиозных имамов, они будут просвещать население. Это поможет пресечь отрицательные явления, распространение нежелательных течений».

Впрочем, борьба чиновников с «отрицательными явлениями» всё чаще принимает весьма оригинальные формы. В настоящий момент в парламенте обсуждаются поправки в закон «О свободе вероисповедания и религиозных организациях». Одна из них предполагает отказ от нормы, по которой для регистрации религиозного объединения требуется согласие местных представительных органов. Кроме того, законопроект предусматривает запрет религиозной агитации вне культовых сооружений. Однако, как уточнил Эргешов, это положение по согласованию с духовным управлением мусульман не будет распространяться на так называемый даават, в рамках которого исламские проповедники ходят по домам и местам скопления людей, призывая их посетить службу в мечети.

Особенно рьяно это практикуют последователи «Джамаат Таблиг» — движения, появившегося в 1920-е годы среди мусульман Южной Азии и предусматривающего активную проповедь ислама для его «возрождения». В целом ряде стран, включая Россию, Китай, Казахстан, Узбекистан и Таджикистан, деятельность «Джамаат Таблиг» официально запрещена, но в Киргизии попытки ограничить её наталкиваются на противодействие духовенства и властей.

В целом контроль государства над религиозной сферой часто является чисто номинальным. Так, в госкомиссии по делам религий признались, что располагают сведениями только о 20 иностранных мусульманских миссионерах, работающих в стране. Однако, по целому ряду данных, таковых в Киргизии на порядок больше. На самотёк пущен и процесс обучения граждан в исламских учебных заведениях за рубежом. Они отправляются туда по обычным туристическим визам, а содержание программ в тамошних медресе и вузах киргизским чиновникам неизвестно.

То же касается и мечетей. По официальным данным, три сотни исламских культовых сооружений из общего числа, приближающегося к трём тысячам, не имеют официальной регистрации. Но, как признали в государственной комиссии, многие из них продолжают работу. Также государственные органы не владеют информацией о количестве молельных комнат. Между тем, по данным правоохранительных органов, зачастую именно в них ведут пропаганду сторонники запрещённых организаций.

Всё это ставит под сомнение эффективность борьбы с религиозным экстремизмом. А проблема эта для Киргизии является весьма болезненной. Только с начала года, как сообщают в Государственном комитете национальной безопасности, были задержаны 16 человек, причастных к деятельности террористических организаций. И кто знает, сколько ещё поборников восстановления «всемирного халифата» выйдут из неподконтрольных медресе и мечетей?
https://gazeta-pravda.ru/issue/140-30927-17-18-dekabrya-2019-goda/religioznaya-terra-inkognita-ugrozhaet-obshchestvu/
Tags: Ислам, Кыргызстан, Религия, Статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments