Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Categories:

Марево фашизма над Пиренеями



Испания в тупике. Ни один из лагерей на парламентских выборах не добился большинства, а исчезновение левой альтернативы способствует распространению ультраправых идей. Схожие тенденции наблюдаются в Португалии, где в парламент прошла профашистская партия.

Замкнутый круг

Внеочередные выборы, четвёртые по счёту за четыре года, прошли в Испании 10 ноября. Их главная цель — создание устойчивого правительства — снова не достигнута. Произошло обратное. С одной стороны, политическое поле никогда ещё не было так раздроблено. С другой — составляющие его партии одинаково защищают интересы капитала, игнорируя интересы трудящихся. Как итог, в этом болоте вызревают деструктивные силы, способные полностью изменить лицо Испании.

В прошлом году в стране закончилось многолетнее правление Народной партии. Новое правительство сформировала Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП), хотя парламентского большинства у неё не было. Какое-то время положение спасала поддержка со стороны фракции «Подемос» и ряда региональных партий, но прочной эта конструкция не оказалась. Не сильно упрочили позиции ИСРП и состоявшиеся в апреле этого года выборы. Переговоры с «Подемос» о дележе постов ни к чему не привели, и Испания вступила в новую избирательную кампанию.

Задачей социалистов было получение абсолютного большинства. Для этого их руководитель, и.о. премьер-министра Педро Санчес старался заручиться поддержкой самых разных слоёв. Вниманию левых адресовались перезахоронение останков Франсиско Франко и обещание запретить публичное оправдание диктатуры. Правых же пробовали привлечь ужесточением риторики в отношении Каталонии. «Её независимости никогда не случится», — заявлял Санчес.

Схожей эквилибристикой отмечены и другие сферы. Обещая поднять минимальную зарплату и увеличить инвестиции в образование, ИСРП приняла ультиматум Еврокомиссии по сокращению госрасходов. До конца следующего года бюджетные траты на образование и здравоохранение снизятся на 3,7 млрд евро. 6 ноября вступили в силу поправки в закон о телекоммуникациях, позволяющие блокировать интернет-сайты без решения суда. Инициативу провели в обход парламента, что вызвало обвинения правительства в дрейфе к франкизму.

В результате «партия власти» не только не прибавила, а потеряла несколько мест. Снизилось и представительство «Подемос», или, точнее, блока «Унидас Подемос». Он объединяет несколько организаций, включая Коммунистическую партию Испании. Эта предвыборная коалиция пошла путём, который ранее проделала сама Соцпартия, переродившаяся в буржуазную силу с размытой риторикой. Среди пунктов предвыборной кампании «Унидас Подемос» значились декриминализация марихуаны, узаконение эвтаназии, расширение прав сексуальных меньшинств и т.п., а самым радикальным требованием было введение налога на большие состояния. От прежних призывов вроде национализации промышленности и выхода из НАТО не осталось и следа.

Пытаясь сохранить лицо на фоне неудач, Санчес и лидер «Унидас Подемос» Пабло Иглесиас подписали предварительное соглашение о формировании коалиционного кабинета. «Мы должны выйти из тупика», — заявил глава правительства. Но пожелание может повиснуть в воздухе. В сумме у двух сил лишь 155 мандатов, а для создания парламентского большинства требуется минимум 176. Недостающие голоса могут дать мелкие региональные партии, но прочной данная структура не будет.

Наследники Франко

У правых партий также нет шансов создать коалицию. Это означает продолжение ситуации неопределённости. Последствия могут быть самыми непредсказуемыми, тем более что уязвимых мест у страны много. Во-первых, тяжёлые проблемы в социальной сфере. За чертой бедности проживают 26,1 процента граждан — на 2,3 процентных пункта больше, чем десять лет назад.

Не меньшими темпами растёт неравенство. Если средний доход богатейших 10 процентов граждан увеличился с 2000-х годов вдвое, то у беднейшей части населения он остался на прежнем уровне, а учитывая инфляцию, даже значительно сократился. По уровню неравенства Испания вышла на четвёртое место в ЕС, пропуская вперёд только Румынию, Болгарию и Грецию.

Бедность всё больше превращается в «наследственное проклятие». Установлено, что две трети детей, родившихся в бедных семьях, обречены разделить участь родителей. Социальные лифты практически перестали работать, что выражается в недоступности качественного образования для малоимущих. 19 процентов учащихся не оканчивают среднюю школу и вынуждены искать работу. Но удача улыбается не всем. При общем уровне безработицы в 14,2 процента среди молодёжи она достигает 25.

Ведущие политические силы не предлагают выхода, в лучшем случае купируя наиболее острые симптомы. Левый фланг переживает кризис. Если Коммунистическая партия, влившись в «Унидас Подемос», фактически потеряла самостоятельность, то более мелкие организации — Испанская коммунистическая рабочая партия, Компартия народов Испании и др. — имеют ещё меньше влияния.

Не находя выхода в реальной борьбе за права трудящихся, недовольство находит другие каналы. Во-первых, в сепаратистских настроениях. Наиболее напряжённой является ситуация в Каталонии. Доля сторонников независимости, долгое время не превышавшая 20 процентов, стала стремительно расти с началом глобального кризиса. Неолиберальные реформы вызвали особенное недовольство в Каталонии — наиболее промышленно развитой области и доноре госбюджета.

Два года назад правительство автономии провело референдум, большинство участников которого проголосовало за отделение от Испании. И хотя явка была меньше 50 процентов, местные власти провозгласили независимость. В Мадриде назвали эти действия неконституционными, введя прямое управление и арестовав десятки каталонских чиновников и активистов. Судебный процесс завершился в октябре. 12 человек, среди которых бывшие вице-президент Ориол Жункерас и спикер регионального парламента Карме Форкадель, приговорены к тюремному заключению сроком от 9 до 13 лет и последующему запрету занимать госдолжности.

Это вызвало новую волну манифестаций. Если раньше они проходили, как правило, в мирном русле, то теперь демонстранты перекрывают дороги, строят баррикады и сопротивляются сотрудникам полиции. Институциональный протест уступил место радикально-ситуативному: его движущей силой стали не официальные организации, а незарегистрированные движения — «Комитеты защиты республики» и «Демократическое цунами». Сбор участников они проводят через мобильные приложения. В правоохранительных органах признаются, что не обладают информацией ни о лидерах, ни об организационной структуре этих групп.

Вдобавок новое руководство Каталонии стоит на тех же позициях, что и прежнее, распущенное Мадридом. 12 ноября парламент автономии большинством голосов принял резолюцию о суверенитете. «Законодательная ассамблея выражает свою волю реализовать в конкретной форме право на самоопределение в соответствии с волей каталонского народа», — говорится в документе.

Кабинет Санчеса вынужден маневрировать. С одной стороны, он заявляет о стремлении к урегулированию путём диалога. С другой — сторонникам независимости грозят уголовным преследованием. Этим воспользовались ультраправые силы, обвинившие власть в заигрываниях с сепаратистами. Главным триумфатором последних выборов можно считать сравнительно молодую партию «Вокс» («Голос»). Всего год назад она неожиданно для всех прошла в законодательную ассамблею Андалусии, а уже в апреле заполучила 24 места в парламенте. Голосование 10 ноября принесло ещё больший успех: с 15 процентами голосов и 52 мандатами «Вокс» заняла третье место.

Являясь типичной организацией фашистского толка, партия апеллирует к страхам «среднего класса» и части рабочих перед разрушением привычного уклада жизни. Всячески уводя их от осознания реальных причин изменений, она навязывает образ врага. Этот ярлык «Вокс» приклеила к сепаратистам и нелегальным иммигрантам. Для борьбы с первыми партия призывает ликвидировать систему автономных сообществ, запретить региональные партии и жёстко пресекать движения за независимость — вплоть до смертной казни их руководителей. Вторым «Вокс» грозит изгнанием и строительством защитной стены вокруг африканских владений Испании. Кроме того, партия обещает защищать традиционные культурные и семейные ценности. «Сегодня в Испании закрепилась патриотическая альтернатива», — заявил её лидер Сантьяго Абаскаль.

Ещё одним «внутренним врагом» провозглашены левые, поскольку-де именно они потворствуют сепаратизму, иммиграции, феминизму и разрушают вековые устои. «Мы показали левым, что история ещё не закончена и у них нет никакого морального превосходства», — объявил Абаскаль, назвав антикоммунизм основой партии. Неудивительно, что в Национальном фонде Франко заявили: «Вокс» «наилучшим образом воплощает наследие» диктатора.

В действительности партия выражает интересы крупного капитала. Её экономическая программа целиком неолиберальная. Так, «Вокс» требует сократить социальные программы для неимущих и отменить налоги на имущество и наследство.

Долг коммунистов

Соседней Португалии, на первый взгляд, удалось избежать многих ошибок Испании, хотя ещё недавно страну называли «больным человеком Европы». С началом кризиса правое правительство обратилось к МВФ и Евросоюзу за помощью и обязалось начать политику жёсткой экономии. Следствием стало сокращение зарплат и пенсий, рост бедности и безработицы. Почти миллион жителей покинули страну в поисках лучшей доли.

В 2015 году на выборах с небольшим перевесом победила правая Социал-демократическая партия, но сформировать правительство ей не удалось. Новым премьером стал социалист Антониу Кошта. Поддержку кабинету, формально не войдя в его состав, оказали Португальская коммунистическая партия (ПКП) и «Левый блок» — объединение троцкистских, маоистских и т.п. организаций. Вынужденная считаться с партнёрами Социалистическая партия пошла на ряд прогрессивных шагов. Были национализированы крупнейшая авиакомпания, общественный транспорт, несколько банков. Увеличилась минимальная зарплата, снизились тарифы на проезд, бесплатными стали школьные учебники. Безработица сократилась с 16 до 6 процентов, в 18 раз уменьшился бюджетный дефицит.

Но системных изменений не произошло. Занятость в госсекторе и доля зарплаты в ВВП ниже, чем до кризиса. Высокой остаётся безработица среди молодёжи. В области трудового законодательства правительство не отменило дискриминационные меры предшественников и даже ужесточило их. Увеличен испытательный срок для молодых и длительно безработных граждан, продлена максимальная продолжительность краткосрочных контрактов, по которым трудятся почти четверть работников.

Сотрудничество с правительством ударило по коммунистам. На октябрьских выборах альянс под их руководством понёс потери и завоевал всего 12 мест. Это заставило партию пересмотреть тактику. ПКП отказалась подписывать новое соглашение с социалистами, уточнив, что открыта для переговоров по каждому отдельному законопроекту. «Выборы важны, но на первом месте для нас всегда будут интересы трудящихся», — заявил член руководства компартии Альбано Нуньес. «За последние годы предприняты важные шаги, — добавляет генеральный секретарь ПКП Жерониму де Соуза. — Но достигнутых успехов недостаточно для решения коренных проблем».

В этих условиях впервые с момента свержения диктатуры Салазара в парламент прошли крайне правые. И хотя результат партии «Чега» («Хватит») достаточно скромный — 1,3 процента и одно место, — тенденция не может не тревожить. Свои голоса ей отдал не только обедневший «средний класс», но и рабочие районы: Сетубал, Бежа и т.д.

Риторика партии — настоящий популистский винегрет из требований борьбы с коррупцией, ужесточения уголовного кодекса, антииммигрантских и антифеминистских выпадов. ООН там называют «марксистской организацией», а также настаивают на переписывании Конституции, с исключением из преамбулы пункта о том, что целью революции 1974 года было «открыть путь к социалистическому обществу».

Раздражение ультраправых этим положением объяснимо, ведь их задача — расчистить дорогу капиталу. «Чега» выступает за сведение роли государства к минимуму, за приватизацию здравоохранения и пенсионной системы. Также она требует большей интеграции в НАТО, развития отношений с Израилем и сопротивления «гегемонистским соблазнам Китая и Ирана». Аналогичные пункты присутствуют и в программе «Вокс». Кстати, своё первое крупное пожертвование — миллион евро — испанские радикалы получили от Национального совета сопротивления Ирана. Эта эмигрантская организация требует свержения правительства в Тегеране.

Как и в 1920—1940-е годы, фашисты становятся главным орудием в руках капитала. И остановить их могут только массы трудящихся под руководством коммунистов.
https://gazeta-pravda.ru/issue/130-30917-22-25-noyabrya-2019-goda/marevo-fashizma-nad-pireneyami/
Tags: Испания, Коммунизм, Португалия, Статьи, Фашизм, выборы
Subscribe

  • По канонам Дикого Запада

    Ближний Восток находится во власти сил, использующих его в своих авантюрах. Открытое давление из-за рубежа испытывает Ливан, в Израиле новое…

  • Иран выбирает сопротивление

    Продолжающиеся в Вене переговоры не отменили враждебную политику США и их союзников в отношении Ирана. Способность исламской республики…

  • «Цивилизованный» каннибализм

    Палестино-израильский конфликт стал очередным преступлением капитала. Ответственность за него несут правящие круги Израиля и их союзники,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments