Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Categories:

Растущие бреши «санитарных кордонов»



Правительство Японии подтвердило желание переписать Конституцию и узаконить полноценную армию. В этом заинтересованы США, использующие Токио для реализации своих целей. Попытка реанимировать милитаризм дестабилизирует обстановку во всём регионе.

Реваншистские поправки

Перестановки в японском правительстве — дело нередкое. Хотя уже больше шестидесяти лет страной с небольшими перерывами руководит Либерально-демократическая партия (ЛДП), монолитной силой её назвать трудно. В партии существуют разные течения и идейные платформы, так что руководить ею не менее сложно, чем вести корабль в шторм между рифов.

Нынешний председатель ЛДП и премьер-министр Синдзо Абэ с этой задачей справляется. Признанный мастер аппаратных игр, он занимает руководящие должности семь лет подряд — рекордный срок в послевоенную историю Японии. Но такая устойчивость даётся нелегко. Премьер регулярно переставляет фигуры, в зависимости от ситуации усиливая то экономическое, то внешнеполитическое крыло кабинета. Поэтому сентябрьская отставка правительства породила разговоры о смене курса.

Основным итогом перегруппировки стало укрепление силового блока. Близкий соратник Абэ ещё по его первому премьерскому опыту (2006—2007 годы) Шигеру Китамура назначен председателем совета безопасности, а бывший руководитель МИД Таро Коно перемещён в кресло министра обороны. Последний известен не только давним сотрудничеством с Абэ, но и тесными связями с американским истеблишментом.

Вскоре прояснились и мотивы премьера. Глава политсовета ЛДП Фумио Кисида заявил о продолжении «активной дискуссии в обществе по изменению Конституции». «Мы будем двигаться к осуществлению реформы», — добавил он. Речь идёт о переписывании или даже полной отмене девятой статьи. Принятая, как и вся Конституция, в 1947 году, она предусматривает отказ государства от права на ведение войны и запрещает создание вооружённых сил.

Буквального исполнения этой статьи страна не увидела. С конца 1940-х годов американская оккупационная администрация пошла на воссоздание армии, получившей название Сил самообороны Японии (ССЯ). Тем не менее ограничения сохранились. Задачей ССЯ была провозглашена исключительно оборона, они были лишены наступательных вооружений и не имели баз за рубежом.

С момента прихода к власти Абэ объявил своей целью пересмотр девятой статьи. В качестве первого шага кабинет утвердил её новую трактовку. Согласно ей, ССЯ могут использоваться за рубежом в случае нападения (или даже угрозы нападения) на страну — союзницу Японии. Крайним сроком реформы премьер назвал 2020 год.

По мере приближения этой черты усилия активизировались. Абэ обратился к фракциям парламента с призывом «открыть гибкий формат дискуссий». Ведутся закулисные переговоры с независимыми и некоторыми оппозиционными депутатами. Этого требуют необходимые для одобрения реформы две трети голосов. Если в нижней палате у ЛДП и союзной ей правой партии «Комэйто» есть конституционное большинство, то в верхней — нет.

Отсутствие поправок не мешает властям активно ревизовать послевоенные ограничения. В следующем году в составе Сил самообороны появится первое военно-космическое подразделение. Его специалисты, готовить которых будут американцы, призваны «противодействовать возможным атакам со стороны спутников других стран».

В бюджет следующего года планируется заложить рекордные военные расходы — 5,322 трлн иен (50 млрд долл.), их рост происходит восьмой год подряд. Деньги пойдут на закупку вооружений, которые оборонительными не назовёшь. Токио приобретает у Вашингтона новейшие истребители F-35 и их аналоги F-35B с укороченным взлётом и вертикальной посадкой. Последние предназначены для военных кораблей «Идзумо» и «Кага». Построенные как эсминцы-вертолётоносцы, они проходят модернизацию для превращения в полноценные авианосцы. Кроме того, Япония закупит у США две установки противоракетной обороны «Иджис», которые будут размещены в северной префектуре Акита и южной — Ямагути. МИД России уже выражал обеспокоенность, указывая, что «Иджис» могут использоваться для запуска крылатых ракет «Томагавк».

Также госдепартамент США одобрил продажу Токио пусковых установок Mk-29 и зенитных управляемых ракет SM-3 на сумму 3,3 млрд долл. Потенциальный противник не скрывается. В сентябре на японско-американских учениях отрабатывалось отражение вражеского десанта с использованием противокорабельных ракет. Командование войск США заявило, что под врагом подразумевался именно Китай. На это указывает и место проведения манёвров — остров Кюсю, омываемый Восточно-Китайским морем. До побережья КНР отсюда всего 700 км. С 26 сентября по 4 октября там же состоялись крупномасштабные учения «Малабар 2019» с участием ВМС Японии, США и Индии.

Укрепление военной мощи названо целью страны в опубликованной 27 сентября программе национальной обороны. Называя влияние Китая и России главной проблемой, авторы документа подчёркивают важность упрочения союза с США. «Японо-американский альянс… играет важную роль в деле обеспечения мира, безопасности и процветания не только Японии, но и Индо-Тихоокеанского региона, а также всего мирового сообщества», — утверждается в программе.

Игры гегемона


Вашингтон не просто закрывает глаза на милитаризацию Японии, а фактически поощряет её реваншистские настроения. В августе от имени Абэ было совершено ритуальное подношение в синтоистский храм Ясукуни. Здесь поминаются погибшие во Второй мировой войне японцы, включая военных преступников. «Мы никогда не забудем, что миром и процветанием, которыми мы наслаждаемся сейчас, мы обязаны павшим соотечественникам», — заявила помощница премьера, экс-министр обороны Томоми Инада, совершившая ритуал.

Кроме того, Япония намерена использовать на Олимпийских играх 2020 года в Токио так называемый флаг восходящего солнца — красный круг с шестнадцатью лучами. До 1945 года он являлся знаменем императорской армии, и у народов, переживших японскую интервенцию, считается её символом. Северная и Южная Корея выступили с протестом. «Это издевательство над олимпийским духом, который подразумевает мир и дружбу», — заявили в Пхеньяне.

Подобные тенденции обострили конфликт между Сеулом и Токио. Ещё в прошлом году верховный суд Южной Кореи обязал японскую сталелитейную компанию «Ниппон стил» выплатить компенсации нескольким корейцам. В числе сотен тысяч граждан они во время войны были привлечены к принудительному труду.

В Токио отказались выполнять это решение, заявив, что все спорные вопросы были урегулированы больше пятидесяти лет назад, во время установления дипотношений. В ответ Сеул наложил арест на японские активы. Реакцией Токио стало фактическое объявление торговой войны. Там ужесточили правила продажи ряда материалов, необходимых для производства полупроводников, телевизоров и смартфонов. Это одни из важнейших экспортных товаров Южной Кореи, но зависимость от японских материалов достигает 90 процентов. В результате экспорт Сеула упал на 13 процентов в годовом выражении, а продажа полупроводников — на 30 процентов.

В Южной Корее развернулась кампания бойкота японских товаров. Продажи импортных автомобилей упали на 60 процентов, большинство жителей отказались от запланированных поездок в соседнюю страну. Также Сеул подал жалобу в ВТО и создал «патриотический фонд» для сбора средств на создание производства необходимых материалов. «Вместо того чтобы признать вину в преступлениях против корейского народа и других народов Азии, Япония продолжает искажать историю и не проявляет ни малейших признаков раскаяния. Мы используем наложенные на нас ограничения, чтобы вывести экономику на новый уровень», — заявил президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин.

Противостояние перешло в политическую плоскость. Сначала Токио обвинил Сеул в торговле с КНДР в обход санкций. Затем обострилась ситуация вокруг островов Лианкур, которые принадлежат Южной Корее, но оспариваются Японией. Сеул провёл там крупные учения, что вызвало недовольство Токио. Наконец, южнокорейское правительство объявило о выходе из соглашения об обмене разведданными. В МИД добавили, что могут полностью пересмотреть всю систему взаимодействия с Японией в сфере безопасности.

Эти шаги не остались без внимания США. Привыкнув считать Сеул своим сателлитом, они жёстко отреагировали и фактически приняли сторону Токио. В заявлении госдепартамента США указывается на «глубокое разочарование» учениями и выходом Сеула из соглашения. К нападкам присоединился Пентагон. «Мы многократно указывали господину Муну, что эти решения окажут крайне негативное воздействие не только на его отношения с Японией, но и на наши интересы в регионе», — отчитал южнокорейское правительство замминистра обороны США Рэндалл Шрайвер. После этого посол Гарри Харрис был вызван в МИД Южной Кореи, где ему указали, что риторика американских чиновников не способствует улучшению ситуации.

Но в Вашингтоне и не думают прислушиваться. Там используют конфликт для закрепления собственных позиций. США навязали Японии неравноправный торговый договор, по которому Токио снизит ввозные пошлины на американскую сельхозпродукцию. В то же время Вашингтон не стал гарантировать отказ от 25-процентного тарифа на импорт японских автомобилей, которым он грозит несколько месяцев. От Сеула же США требуют увеличить расходы на расквартированный в стране американский контингент.

Борьба за Океанию

Эти действия соответствуют политике максимального давления на Китай. Весь регион должен стать «санитарным кордоном», препятствующим распространению влияния Пекина. Важная роль при этом отводится Тайваню. Недавно глава его правительства Су Цзэн-чан подписал законопроект о выделении 8 млрд долл. на покупку у США 66 истребителей F-16. Это вынудило КНР ввести санкции против американских оружейных компаний. Всё заметнее стремление США заполучить здесь постоянное военное присутствие. Каждый месяц через Тайваньский пролив проплывают корабли американских ВМС. 20 сентября такой проход совершил ракетный крейсер «Энтитем».

Тем самым Вашингтон грубо нарушает взятые в 1970-х годах обязательства, по которым он разорвал дипотношения с Тайванем и признал принцип «одного Китая». В июле президент Тайваня Цай Инвэнь посетила США. Формально — для пересадки после турне по Карибскому бассейну. На деле эта «пересадка» вылилась в посещение нескольких штатов, встречи с членами конгресса и выступление в Колумбийском университете. А в середине сентября Тайвань посетила делегация во главе с заместителем помощника госсекретаря США Скоттом Басби. По итогам переговоров он заявил, что углубление отношений «обеспечит альтернативу китайскому авторитаризму».

Несмотря на все усилия, Тайвань и США терпят болезненные неудачи. За последние три года количество стран, признающих суверенитет острова, сократилось с 22 до 15. Только в сентябре о разрыве дипотношений с Тайбэем объявили два тихоокеанских государства: Соломоновы Острова и Карибати. Они признали принцип «одного Китая» и установили отношения с КНР.

Это вызвало гнев США. Вице-президент Майк Пенс отменил встречу с премьер-министром Соломоновых Островов Манассе Согаваре, а сенатор Марко Рубио потребовал наложить на «отступников» санкции. Согаваре дал твёрдую отповедь, заявив, что его страна не позволит использовать себя «в качестве инструмента для удовлетворения геополитических интересов иностранных держав».

События сильно ударили по стратегии Вашингтона. Совсем недавно при совете национальной безопасности США было создано управление по вопросам Тихого океана. В его задачи входят «противодействие растущему влиянию Китая» и координация усилий союзников. В числе последних имеются в виду Япония и Австралия, которые под нажимом Вашингтона спонсируют экономические проекты островных государств.

Этой же цели служил визит госсекретаря США Майка Помпео в Палау, Федеративные Штаты Микронезии и Маршалловы Острова. Ассоциированные с Вашингтоном государства (США отвечают за их оборону и финансовую подпитку), они развивают отношения с КНР. Это сильно тревожит Белый дом. «Китай пытается перекроить Тихий океан, — утверждал Помпео. — США помогут вам защитить суверенитет, безопасность и право жить в условиях свободы». Для лучшего усвоения советов Вашингтон проведёт здесь первые за 37 лет военные манёвры.

Кроме того, США построят новую базу на севере Австралии. Она дополнит уже имеющийся в порту Дарвин объект, где размещены 2,5 тыс. американских морских пехотинцев. Для упрочения всевластия капитала американское руководство по-прежнему готово к любым политическим и военным авантюрам.
https://gazeta-pravda.ru/issue/110-30897-4-7-oktyabrya-2019-goda/rastushchie-breshi-sanitarnykh-kordonov/

#china, #japan, #southkorea, #taiwan, #solomonislands, #pacificcountries
Tags: #china, #japan, #pacificcountries, #solomonislands, #southkorea, #taiwan, Китай, США, Статьи, Япония
Subscribe

  • Алчность, несущая смерть

    В Бишкеке ширится протест против произвола строительных компаний и обслуживающих их интересы чиновников. В погоне за прибылью этот альянс…

  • Одним — борьба за власть, другим — борьба за выживание

    В Киргизии форсированными темпами продолжается конституционная реформа. Референдум может состояться уже 11 апреля, одновременно с местными…

  • «Это наша история!»

    Защищать историческую правду и не допускать уничтожения памяти о великих свершениях советской эпохи призвали коммунисты Киргизии. 23 февраля они…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments