Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

"Пламя". Заключение.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

14 декабря 1918 года пуля переломила над Мариинским дворцом в Киеве серо-голубой стяг Украинской Державы. В город вошли петлюровцы. Потерпевший крах «цирковой» гетман Скоропадский, переодевшись, бежал в немецком штабном вагоне в Германию[1]. «Корсиканец с Кобеляк» праздновал победу. Правда, если верить слухам, Петлюра еще пять дней не вступал в Киев: хозяйственники его войска обдирали в спальных вагонах красное и зеленое сукно, чтобы сшить казацкие шлыки.

Во второй половине декабря войска Директории двинулись на Екатеринослав и вытеснили оттуда 8-й корпус генерала Патиева. Начинались столкновения между петлюровцами и махновцами. С 27 по 31 декабря продолжалась знаменитая Екатеринославская эпопея, когда армия Махно сначала с блеском захватила город, а затем была с позором выбита.

Однако Директории недолго было суждено властвовать на Украине. Аннулировав Брестский мир, советские войска развернули широкое наступление по всему фронту. В январе от петлюровцев был очищен Екатеринослав, а 5 февраля алое знамя вознеслось и над Киевом.

Когда весть о падении гетманщины достигла Гуляйполя, по приказу Махно лично Петлюре и Винниченко была отправлена телеграмма с требованием освобождения Ирины Каховской, ведь, по сути, и она, и петлюровцы (по крайней мере, на словах выступавшие против «царского наемника, предателя и преступника» Скоропадского, а также и немцев) боролись с одним врагом. Сложно понять, повлияло ли как-нибудь требование Махно, но Ирина в результате была выпущена из тюрьмы[1].

Иван Сергеевич Шатров не изменил своему решению. В середине января, когда на Екатеринославщину пришли красные войска, они (не без содействия самого Дыбенко) вместе с Настей покинули Махно. Памятуя о немалых заслугах бывшего начштаба, батька устроил грандиозные, торжественные проводы Шатрова, приглашая его вернуться в любое время. По велению Нестора в честь Ивана Сергеевича и Насти был дан орудийный залп, а гулянье продолжалось всю ночь.

С нелегким сердцем прощался Шатров со своими лучшими товарищами    Алешей Марченко, Чубенко... Да и они, признаться, не могли сдержать скупых, но искренних слез. Как говорится, друзьями стать    пуд соли вместе съесть, но гораздо сильнее сплачивает война, когда сражаешься плечом к плечу, ешь из одного котелка, делишься последним...

Трудно было и Насте, жившей под этим небом с самого рождения, но она верила, что новая жизнь (а в том, что для нее начинается новая жизнь, она не сомневалась) принесет радости во много крат больше. Рядом с ней находился человек, которого она не только любила всем сердцем, но и которому так же безгранично верила, а это было главным.

По рекомендации лично начдивизии Дыбенко Иван Сергеевич получил в Москве ответственный пост в артиллерийском отделе Генштаба РСФСР. В марте 1919 года Шатров и Настя скрепили свои судьбы браком. В мае Иван Сергеевич вступил в РКП(б).

 

 

 

 

КОНЕЦ



[1] То, что Н. Махно волновала судьба И. Каховской, подтверждают факты (см., напр., мемуары Махно).




[1] После бегства в Германию П.П. Скоропадский жил в Берлине, активно участвовал в контрреволюционном движении, сотрудничал с гитлеровцами. Умер 26 апреля 1945 г. в Меттене (Бавария).

Tags: Творчество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments