Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Category:

Мнимое процветание и реальная бедность

Таджикистан движется к процветанию, а начавшийся год станет решающим в этом процессе. Такой вывод можно сделать из послания президента страны парламенту. Однако, перечисляя достижения, Эмомали Рахмон умолчал о проблемах, без которых картина не может быть полной.

ЗА НЕСКОЛЬКО дней до наступления нового года президент Таджикистана выступил с традиционным посланием к парламенту. Ждать от доклада объективного взгляда на социально-экономическое положение страны, конечно, было напрасно: подобные документы всегда приукрашивают действительность. Успехи в них выпячиваются, а неудачи — даже если они намного весомее — всячески затушёвываются. Но и на этом фоне нынешнее выступление отличалось бравурным оптимизмом.

Главным достижением Эмомали Рахмон назвал запуск в ноябре первого гидроагрегата Рогунской ГЭС. По словам президента, этого исторического события народ Таджикистана «терпеливо и с надеждой ждал без малого три десятилетия». Что касается экономики и уровня жизни населения, они, заверил глава республики, растут высокими темпами. «В 2018 году рост валового внутреннего продукта составил 7,3 процента, инфляция сохранилась на уровне 5,4 процента, — перечислял он. — Создано более 150 тысяч новых рабочих мест, число трудовых мигрантов в течение трёх последних лет сократилось на 25 процентов. Уровень бедности снизился до 29,5 процента».

В наступившем году положительные тенденции якобы не только сохранятся, но и будут набирать силу. Как уточнил Рахмон, в бюджет на 2019 год заложено повышение доходов населения минимум на 10 процентов. «С учётом нахождения новых источников правительство продолжит ежегодно повышать зарплаты бюджетникам, пенсии и стипендии на 10—15 процентов», — добавил он. А к 2021 году, когда в Таджикистане будет праздноваться тридцатилетие независимости, страна и вовсе должна, дескать, сделать важный шаг к процветанию.

Как же обстоят дела на самом деле? Начнём с Рогунской ГЭС. Её пуск, безусловно, является важным событием. Но нельзя забывать при этом, что станцию спроектировали в советское время, тогда же началось и её строительство. В частности, была проложена треть тоннелей, харьковским предприятием «Турбоатом» построены две гидротурбины, началось возведение плотины. К сожалению, таджикские власти предпочитают замалчивать эти факты. Как и то, что перспективы дальнейшего строительства ГЭС довольно туманны. Из шести турбин, предусмотренных проектом, действует пока лишь одна. На апрель этого года намечен запуск второго гидроагрегата. Оба они, повторим, были созданы ещё в конце 1980-х годов и дожидались своего часа. А вот на оставшиеся мощности денег у Душанбе пока нет, и неизвестно, появятся ли в ближайшем будущем.

Далеко не так однозначна и ситуация в социальной сфере. Темпы сокращения уровня бедности за последние годы существенно замедлились. Если в 2012—2014 годах доля бедных уменьшилась с 37 до 32 процентов, то затем показатель стал изменяться на десятые доли процента. Например, в 2017 году уровень бедности сократился лишь на 0,6 процента по сравнению с 2016-м. Связано это главным образом с падением объёма денежных переводов от трудовых мигрантов. В абсолютных цифрах бедными являются свыше 2,6 миллиона граждан, в том числе 900 тысяч детей.

При этом официальная статистика не учитывает целого ряда факторов. Во-первых, для Таджикистана характерны сезонные колебания уровня бедности. Наиболее сложный период — зима и начало весны, что связано с особенностями сельскохозяйственного производства и динамикой переводов из-за границы. В эти месяцы по меньшей мере половина граждан страны оказывается за чертой бедности.

Во-вторых, национальная методология довольно сильно отличается от международной. Если установленной ООН чертой бедности являются расходы на сумму 5 долларов в день, то в Таджикистане действует иная шкала. Бедными здесь считаются те, чьи траты составляют менее 6,3 сомони (46 руб.). А это всего 0,7 доллара!

Большинство жителей не могут даже нормально питаться. В минувшем году постановлением правительства были утверждены рекомендуемые физиологические нормы потребления основных продуктов питания. В сумме они составляют 554 сомони (4,1 тыс. руб.) в месяц на одного человека. В то же время средняя пенсия в стране равна всего 271 сомони (2 тыс. руб.)!

Прямым результатом низкого уровня жизни и общего кризиса, охватившего Таджикистан после развала СССР, является высокий уровень материнской смертности. В 2017 году он составил 25 случаев на 100 тысяч живорождённых детей, однако всего за девять месяцев 2018-го превысил 26 случаев. Даже в наиболее благополучной в этом плане Согдийской области данный показатель вырос с 17,6 до 33,5. Ещё более тревожные цифры приводит Всемирная организация здравоохранения. По её подсчётам, на 100 тысяч живорождений в Таджикистане приходится 32 случая материнской смертности. При этом 60 процентов трагедий связано с несвоевременной доставкой женщин в роддома. А санитарная авиация, которая обслуживала самые дальние районы республики в советское время, фактически уничтожена. Решать эту проблему, как и сотни других, власти не торопятся. Что обесценивает все громкие речи, которые говорятся с высоких трибун.
http://gazeta-pravda.ru/issue/3-30790-15-16-yanvarya-2019-goda/mnimoe-protsvetanie-i-realnaya-bednost/
Tags: Капитализм, Статьи, Таджикистан
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments