Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Подводные камни «религиозного ренессанса»

В Узбекистане снимаются ограничения на деятельность религиозных организаций, введённые при прежнем президенте. Открываются новые мечети, а детям разрешено посещать проповеди. Этот процесс имеет свою изнанку в виде роста количества подпольных медресе, работники которых нередко совершают преступления.

ОТНОШЕНИЯ государства и религии при бывшем главе Узбекистана Исламе Каримове не были простыми. В первые годы независимости в стране наблюдался настоящий «религиозный ренессанс». Количество мечетей, составлявшее в конце 1980-х годов не более 300, к 1993 году возросло до 6 тысяч. Открывались исламские учебные заведения, были сняты ограничения на пропаганду религиозных идей.

Однако этот период государственно-конфессионального согласия длился недолго. В стране стало расти влияние экстремистских течений, объединившихся в Исламское движение Узбекистана*. В 1999 году в Ташкенте произошла серия терактов и нападений, попытки вооружённых выступлений предпринимались и в других регионах республики. После этого власти приступили к ужесточению религиозной политики. Содержание проповедей стало строго контролироваться, количество мечетей сократилось втрое, а к каждой из сохранившихся, по слухам, был приставлен специальный куратор из спецслужб. Подобные меры вызывали критику со стороны западных государств и правозащитных организаций. К примеру, государственный департамент США внёс Узбекистан в список из десяти стран, «вызывающих особую обеспокоенность» по причине подавления религиозных свобод.

Новый президент Шавкат Мирзиёев с первых месяцев пребывания в должности озаботился репутацией страны за границей. В Узбекистане происходит либерализация экономики, активизировалась дипломатическая деятельность главы государства и его подчинённых, выпущен на свободу ряд политзаключённых. Послабления коснулись и конфессиональной сферы. Выступая в прошлом году на съезде имамов, глава государства пообещал перейти к более гибкой политике в отношении религии.

Плоды этого уже видны. Несколько месяцев назад стало известно о снятии запрета на посещение мечетей несовершеннолетними. Введённое при Каримове ограничение строго соблюдалось и предусматривало в случае нарушения крупные штрафы. Теперь же дети смогут участвовать в богослужениях наряду со взрослыми. Пока, правда, это касается только молитв, совершаемых в священный месяц Рамазан («таравих-намазы»).

Другой заметной переменой стало разрешение на использование громкоговорителей при азане — призыве прихожан на молитву. Как сообщают местные СМИ, соответствующее распоряжение отдал сам президент. Впервые нововведение было использовано в крупнейшей столичной мечети «Хазрати имам», после чего её настоятель прочитал молитву за здравие Мирзиёева.

Само количество культовых сооружений стало быстро увеличиваться. В одной только Сурхандарьинской области за первые шесть месяцев нынешнего года открылось семь новых соборных мечетей. Также власти дали разрешение на строительство небольших мечетей вдоль автомобильных трасс, где смогут молиться находящиеся в пути люди. Комнаты для совершения молитвы между тем уже открыты в международном аэропорту Ташкента. Кроме того, в июне Шавкат Мирзиёев заложил символический камень в фундамент строящегося в столице Центра исламской цивилизации. Как сообщается, это будет огромный комплекс, включающий музей, библиотеку, информационно-ресурсный центр, научные кафедры и т.д.

Ещё больше уступок содержит разрабатываемая правительством новая редакция закона «О свободе совести и религиозных организациях». Как заявил министр юстиции Русланбек Давлетов, возглавляемое им ведомство изменило подходы к выполнению своих функций в религиозной сфере. «Теперь министерство видит себя партнёром, а не бюрократическим регулятором», — отметил чиновник. По его словам, республика избавилась от «чёрных списков» людей, заподозренных в симпатиях к экстремизму, а также провела амнистию заключённых, многие из которых были осуждены за религиозные преступления. Как добавил Давлетов, сейчас ведётся работа над последовательной декриминализацией определённых преступлений, в том числе связанных с конфессиональными вопросами.

Несмотря на то, что некоторые перекосы в религиозной политике государства требовали исправления, столь быстрые и глубокие реформы в этой сфере могут принести большие проблемы. Одним из тревожных признаков стал резкий рост числа незарегистрированных медресе — мусульманских учебных заведений. Только за первую половину этого года было установлено 116 таких заведений, в то время как за весь 2017-й — лишь 33. Открывают медресе, как правило, люди, сами не имеющие специального богословского образования, не говоря уже о педагогических навыках. Это приводит к вопиющим случаям. В Сырдарьинской области преподаватель одного из подпольных медресе так рьяно «воспитывал» 6-летнего мальчика, что тот скончался от побоев. От тяжёлых физических наказаний страдали и другие учащиеся. Суд в итоге отправил преступника за решётку. Правда, на достаточно непродолжительный срок — всего 7 лет. Схожая религиозная школа, где обучались 5— 6-летние мальчики, обнаружена в Андижанской области. Её организатор за малейшие провинности применял телесные наказания, запирал учеников в подвале и лишал их еды.

Это лишний раз доказывает необходимость строгого контроля над религиозной сферой. И главным мотивом здесь должна быть безопасность государства, а не мнение иностранных держав с их весьма хитрой политикой.
http://gazeta-pravda.ru/issue/99-30742-13-sentyabrya-2018-goda/podvodnye-kamni-religioznogo-renessansa/
Tags: Ислам, Статьи, Узбекистан
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments