Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Categories:

Либеральные сказки на новый лад

В Киргизии принята Национальная стратегия устойчивого развития. Если верить её авторам, к 2040 году республика войдёт к число передовых государств мира. Вот только реалистичных предложений по достижению этой цели документ, основанный на избитых рыночных шаблонах, не содержит.

В КОНЦЕ АВГУСТА в Киргизии, как и в других бывших советских республиках, вспоминают события 1991 года. Провал ГКЧП запустил цепную реакцию, в ходе которой были уничтожены последние остатки социалистической системы. В Киргизии этот процесс проходил особенно стремительно. Руководство во главе с Аскаром Акаевым буквально в считанные дни запретило Коммунистическую партию, ликвидировало республиканский Госплан и объявило о курсе на «свободный рынок».

Уничтожение плановой экономики и уход государства из экономики стоили стране очень дорого. Уже за первые годы либеральных реформ промышленное производство упало втрое, число граждан, живущих за официальной чертой бедности, превысило 60 процентов. Пытаясь обезопасить себя от гнева разочаровавшегося в рынке населения, власти прибегали к различным манипулятивным приёмам. Одним из них стала штамповка различных планов и стратегий. К принципам советских пятилетних планов они не имели никакого отношения и представляли собой примитивный набор благих пожеланий, изначально обречённых на провал: рычагов для их реализации руководство страны не имело.

Тем не менее этот хитрый инструмент последовательно применялся всеми правителями страны, а фантастичность ставившихся целей росла по мере хаотизации экономики. Не выдержал искушения и экс-президент Алмазбек Атамбаев, решивший создать стратегию развития аж до 2040 года. Никто до него на столь далёкую перспективу не замахивался. Но главу государства это не смутило. В конце 2016 года он объявил, что напишет стратегию во время своего очередного отпуска. Однако быстро завершить работу не удалось. Кампания по выборам президента, последовавшая за ней смена власти и начавшиеся разногласия между Атамбаевым и его преемником Сооронбаем Жээнбековым замедлили работу над стратегией. Но не остановили.

В середине августа состоялось заседание Национального совета по устойчивому развитию — консультативно-совещательного органа, возглавляемого президентом и состоящего из представителей различных ветвей власти и глав ассоциаций бизнеса. На нём и была утверждена стратегия. «Мы уже можем позволить себе строить планы на будущее, задуматься о долгосрочных перспективах, — заявил Жээнбеков. — Для этого есть все необходимые условия. Сегодняшние политическая, экономическая и социальная ситуации позволяют нам определиться с планами на будущее и начать их реализацию».

Несмотря на довольно большой объём программы (76 страниц), её содержание сложно назвать основательным. Как и аналогичные творения прежних лет, это, скорее, сборник лозунгов, чем план развития с чётким указанием сроков и инструментов решения поставленных задач. Разработчики предпочли использовать максимально размытые формулировки. Говоря о заветной цели — 2040 годе, они обещают, что Киргизия станет «сильным, самодостаточным, развитым государством, в центре которого находится человек как высшая ценность», «страной свободных и обеспеченных граждан, обладающих большими возможностями и правом выбора своей жизни».

А чтобы мечты стали реальностью, республика построит «новую модель экономики». Её суть всячески пытаются скрыть за многословной шелухой о «гармоничном сосуществовании с природой», но она то и дело проглядывает, изобличая в авторах стратегии поборников всё того же нерегулируемого рынка, причинившего столько бед Киргизии и другим странам. «Киргизстан станет раем для бизнеса, для инвестора, для любого предпринимателя: местного и иностранного, крупного и малого… Нерушимые гарантии частной собственности и возврата инвестиций сформируют «лицо» нашей экономики» — так в их понимании выглядит главная цель развития.

Другими словами, «новая модель» — это чуточку подкрашенная старая, с сохранением всех важнейших основ рыночной экономики, причём в её периферийном «издании». Вот, например, что говорит стратегия по поводу трудовой миграции — тяжелейшей проблемы страны, из которой выехало свыше трети трудоспособного населения. Она предлагает не возрождать отечественное производство, а «создавать возможности по расширению географии трудовой миграции, не ограничиваясь рынками труда Российской Федерации и Казахстана».

Все значимые экономические проекты должны осуществляться на деньги зарубежных инвесторов, список которых авторы документа, опять-таки, призывают лишь диверсифицировать, чтобы не зависеть сильно от какой-то одной страны или организации. «В основе промышленной политики будет локализация иностранных промышленных предприятий, вхождение в межстрановые цепочки добавленной стоимости», — указывается в стратегии.

Либеральные рецепты прописаны и в социальной политике. Здравоохранение должно перейти на страховые принципы, причём объём пакета медицинских услуг будет находиться в прямой зависимости от величины взносов. Роль государства в системе образования предлагается снизить до положения «регулятора», разрабатывающего общие нормы, в то время как школы и вузы получат широкую автономию в выборе форм и методов обучения. Пенсионное обеспечение должно перейти на накопительный принцип, со стимулированием более позднего выхода на пенсию.

Интересам крупных собственников будет служить «гибкая модель трудовых отношений», при которой «ответственность за социальное обеспечение работника должна быть в большей степени переложена на самого работника». Выгода для капитала станет главной целью при формировании тарифов. «Инвестиционно привлекательные тарифы будут стимулировать появление альтернативных поставщиков электроэнергии и тепла», — пишут авторы, советуя также привлекать частных инвесторов к строительству стратегических объектов энергетики и управлению ими. Переведено в рыночный формат должно быть и водоснабжение — весьма болезненная проблема для республики, где миллион человек не имеет доступа к чистой питьевой воде. В целом же, как подчёркивает стратегия, «необходимо передать на аутсорсинг часть функций и услуг, выполняемых государством. В первую очередь — оказание услуг, хозяйственные и агентские функции».

Словом, в образе «принципиально нового видения» жителям Киргизии подсовывают протухший товар — обанкротившийся «свободный рынок». Тем абсурднее выглядят популистские обещания, идущие вразрез с духом программы. Например, о начале… национальной космической программы.

Утверждением стратегии руководство Киргизии лишний раз показало, что не собирается сворачивать с капиталистического пути. А это разом обесценивает все слова о развитии и процветании. Если, конечно, речь идёт не о кучке дельцов, разбогатевших на разворовывании общенародной собственности.
http://gazeta-pravda.ru/issue/90-30733-23-avgusta-2018-goda/liberalnye-skazki-na-novyy-lad/

Фото: https://ru.sputnik.kg/politics/20180813/1040603808/strategiya-razvitiya-kyrgyzstan-zhehehnbekov.html
Tags: Капитализм, Кыргызстан, Либерасты, Статьи
Subscribe

  • Виртуозы политических игрищ

    Две республики Центральной Азии готовятся к выборам. Жителям Узбекистана предстоит избрать президента, граждане Киргизии будут голосовать за…

  • Конвейер лжи и террора

    Индия переживает новый подъём протестного движения. Миллионы людей отвергают неолиберальный курс, обернувшийся катастрофой. Власть пытается…

  • Политическое сватовство с дальним прицелом

    США не оставляют надежд на закрепление в Центральной Азии. В регион зачастили американские дипломаты и военные, не скупящиеся на обещания…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments