Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Первые залпы торговой войны



Администрация Дональда Трампа перешла в наступление на КНР. К ограничительным пошлинам, нацеленным на лишение Пекина многомиллиардных доходов, добавилась активизация подрывных действий по периметру китайских границ. За этим скрывается страх США перед полной потерей глобальной гегемонии.

Нечистоплотная игра Вашингтона

До какого предела дойдут во взаимном противостоянии Пекин и Вашингтон, неизвестно. Но можно не сомневаться, что 6 июля 2018 года суждено стать одной из знаковых дат в новейшей истории. В этот день вступил в силу первый этап ввозных пошлин на китайские товары, ознаменовав начало торговой войны — самой масштабной за последние десятилетия.

Полностью непредсказуемым решение американской администрации назвать нельзя. Ещё во время своей предвыборной кампании Трамп называл отношения с Китаем несправедливыми и обещал принять строгие меры. Объяснялось это дисбалансом торгового оборота — значительным превышением импорта над экспортом. Продав в прошлом году республике товары и услуги на сумму 135 миллиардов долларов, США импортировали куда больше — на 505 миллиардов. «К нам относятся несправедливо, мы совершаем ужасные торговые сделки с Китаем уже на протяжении многих лет», — заявлял Трамп.

Виновником данной ситуации был объявлен Пекин, который, как утверждается, нарушает каноны либеральной экономики и защищает своего производителя от иностранной конкуренции. При этом умалчивались другие, не соответствующие узким пропагандистским лекалам факты. Например, что 40 процентов столь возмущающего Трампа отрицательного сальдо приходится на продукцию американских компаний, выведших свои производственные мощности в Китай. Или что экспорт США в КНР растёт куда более быстрыми темпами (в среднем на 11 процентов ежегодно за последнее десятилетие), чем китайский экспорт в США (6,6 процента).

После официального вступления Трампа в должность антикитайская риторика была продолжена. Правда, какое-то время дальше словесных выпадов дело не шло, пока в марте этого года президент, наконец, не подписал меморандум с громким названием: «О борьбе с экономической агрессией Китая». Документ предусматривал возможность введения жёстких ограничений в отношении продукции, импортируемой из Поднебесной в Соединённые Штаты. Вскоре был опубликован список из почти 1300 видов товара, на которые Вашингтон может установить 25-процентные ввозные пошлины.

Готовность к диалогу и разумным компромиссам, которые демонстрировал Китай, например, вчетверо увеличив в начале года закупки американской нефти, в США проигнорировали. Там не побрезговали даже переступить через собственные обещания: на прошедших в мае переговорах стороны сообщили о взаимном отказе от дополнительных пошлин. Спустя всего неделю администрация Трампа вернулась к агрессивному курсу, объявив о введении анонсированных в марте ограничений.

6 июля Служба таможенного и пограничного контроля США получила официальные полномочия на взимание 25-процентных пошлин с 818 наименований китайской продукции. Ещё 284 вида товаров будут внесены в этот список в конце месяца. Общая сумма облагаемых сборами товаров составит 50 миллиардов долларов. Но и этого вашингтонским стратегам показалось мало. На прошлой неделе представитель США на торговых переговорах Роберт Лайтхайзер выдвинул Пекину новую партию обвинений. По его словам, Китай «не хочет изменять несправедливую торговую практику», а потому должен столкнуться с куда более суровым возмездием. А именно с очередными пошлинами уже на 6 тысяч наименований импортной продукции суммой 200 миллиардов долларов. В Вашингтоне уже уточнили, что на это уйдёт максимум два месяца. Ещё дальше пошёл Трамп, пригрозивший обложить поборами весь китайский импорт.

Инновационный двигатель китайской экономики

С каждым таким заявлением истинная подоплёка американской политики в отношении Китая становится всё очевиднее. Цель США — удержать противника на последнем рубеже, который отделяет его от превращения в полноценную мировую державу, способную бросить вызов Вашингтону и всей капиталистической системе. Таким рубежом является технологическая независимость.

Начатый в конце 1970-х годов прорыв базировался на экстенсивном росте, включавшем использование дешёвой рабочей силы, привлечение иностранного капитала и игнорирование проблем экологии. Приход к власти Си Цзиньпина и его соратников привёл к серьёзному пересмотру стратегии развития, что нашло выражение в таких концепциях, как «Новая норма» и «Сделано в Китае — 2025». В их основе лежит упор на инновации и высокотехнологичные отрасли промышленности: ИТ-индустрию, робототехнику, авиастроение, аэрокосмическую промышленность, производство высокоскоростного рельсового транспорта и автомобилей на новых источниках энергии, нанотехнологии, биофармацевтику и т.д. Результатом должно стать появление собственных технологических брендов и переход Китая на новую ступень — глобального лидера в сфере науки и инновационного развития.

Достигнутые за три года успехи поражают своим размахом. Это и собственные ракеты-носители, и первый в мире квантовый спутник «Мо-цзы», и пассажирский самолёт отечественного производства С919, и самый мощный суперкомпьютер «Санвей Тайхулайт», и крупнейший радиотелескоп FAST… Один этот перечень не оставляет сомнений в том, что Китаю под силу решить поставленные задачи: к 2020 году войти в число экономик инновационного типа, к 2030-му — достичь лидирующих позиций по инновациям, а к середине века — стать ведущей мировой научно-технической державой. Эта последняя ступень должна совпасть с окончанием переходного периода и победой в стране социалистического строя.

Опасения руководителей США вполне объяснимы, ведь технологический прорыв КНР лишит их рычагов влияния на весь остальной мир, включая самую мощную армию и самые передовые информационные технологии. Гегемония, казавшаяся незыблемой с момента развала Советского Союза, рассыпается на глазах. Это толкает Вашингтон к ужесточению политики, причём главный удар наносится именно по высокотехнологичным отраслям китайской промышленности. Большинство товаров, подпадающих под американские пошлины, производится в рамках программы «Сделано в Китае — 2025». Это продукция автомобилестроительной, аэрокосмической промышленности, информационные и телекоммуникационные технологии.

Под предлогом «кражи американской интеллектуальной собственности» министерство финансов США разрабатывает законодательные нормы, которые заблокируют Китаю возможность инвестиций в высокотехнологичные отрасли страны. Не дожидаясь их принятия, американский конгресс запретил китайскому мобильному оператору «Чайна мобайл» предоставлять телекоммуникационные услуги на территории Соединённых Штатов.

В Китае хорошо понимают, что, подставив врагу вторую щёку, они лишь растравят у него чувство безнаказанности. Поэтому шаги США вызвали зеркальный ответ. 6 июля Пекин ввёл ответные 25-процентные пошлины на 545 видов американских товаров, ещё свыше сотни дожидаются своего часа. Сумма аналогична — 50 миллиардов долларов. Кроме того, 16 июля китайские власти направили жалобу в ВТО. Как подчеркнули в МИД КНР, Китай не стремится к развязыванию торговых войн, но и не будет их избегать. «Мы можем ответить решительным образом и будем до конца защищать наши законные права», — заявил на брифинге для журналистов официальный представитель дипломатического ведомства Гэн Шуан. Политику США в Пекине называют проявлением экономической гегемонии, наносящей ущерб производственной и ценовой цепочке в глобальном масштабе.

Американские шпильки для китайского суверенитета

То, что американские элиты беспокоит не специфика торгового баланса, а в целом стремительное возвышение Китая, подтверждает непрекращающееся военное и дипломатическое давление на Пекин. Во всех последних редакциях основополагающих военно-политических документов США — будь то Стратегия национальной обороны, Стратегия национальной безопасности или Обзор ядерной политики — КНР характеризуется как ведущий противник. Недвусмысленно выразился на этот счёт глава Пентагона Джеймс Мэттис, заявивший недавно, что Китай «лелеет долгосрочные планы по пересмотру существующего мирового порядка».

Представление о том, как будет действовать Вашингтон, дал последний «Диалог Шангри-Ла» — ежегодная международная конференция в Сингапуре. Тот же Мэттис заявил на нём, что Китай проводит политику запугивания и милитаризации. А потому США намерены усилить «политику сдерживания» и нарастить помощь американским союзникам в регионе. «Мы намерены противостоять Пекину на всех фронтах», — откровенно сообщил министр обороны. Там же, в Сингапуре, он публично дезавуировал приглашение Пекину участвовать в международных военно-морских учениях РИМПАК, проводимых раз в два года в Тихом океане.

Угрозы уже воплощаются в жизнь. В конце мая два американских военных корабля — эсминец «Хиггинс» и ракетный крейсер «Энтитем» — подошли на расстояние 12 морских миль к Парасельским островам. В Пекине считают архипелаг частью своей суверенной территории, что оспаривается США и рядом других стран. Подобные провокации Вашингтон осуществляет третий год подряд — с тех пор, как была начата так называемая операция по обеспечению судоходства в Южно-Китайском море (FONOP). Однако теперь к ней будут подключены союзники США по НАТО. В ходе «Диалога Шангри-Ла» о готовности отправить корабли к берегам Китая заявили министры обороны Великобритании и Франции. «Мы дадим понять, что все страны должны играть по правилам и что нарушение правил будет иметь последствия», — сказал глава британского оборонного ведомства Гэвин Уильямсон. Ещё одной провокационной акцией стал пролёт над Южно-Китайским морем двух американских стратегических бомбардировщиков Б-52, способных нести ядерное оружие.

Помимо целенаправленной дестабилизации обстановки в Южно-Китайском море, США демонстративно усиливают помощь Тайваню. Напомним, что после поражения в гражданской войне на этом острове укрылись остатки войск Гоминьдана и была установлена диктатура Чан Кайши. Тем не менее в Пекине считают Тайвань неотъемлемой частью Китая. Это в 1970-х годах признали и Соединённые Штаты, выведшие с острова своё посольство. Его роль стал выполнять Американский институт — формально некоммерческая организация, укомплектованная сотрудниками госдепартамента США.

Признать суверенитет Тайваня администрация Трампа пока не решилась, однако в пику КНР было затеяно строительство нового офисного комплекса Американского института. О масштабе работ говорит хотя бы тот факт, что на них затрачена огромная сумма — 256 миллионов долларов. В торжественной церемонии открытия, состоявшейся в июне, приняли участие президент Тайваня Цай Инвэнь и делегация американского госдепа во главе с помощником госсекретаря Мэри Ройс. Как отметила глава тайваньской администрации, дружба между островом и США «никогда не была более перспективной».

И действительно, столь наглого пренебрежения Вашингтоном заключёнными с Пекином соглашениями не наблюдалось давно. За последние месяцы США предприняли целый ряд шагов в этом направлении: здесь и закон, упрощающий процедуру взаимных визитов, и одобрение продажи Тайваню оборонных подводных технологий. А 7—8 июля два эсминца ВМС США — «Мастин» и «Бэнфолд» — совершили проход через Тайваньский пролив, приблизившись к континентальной части КНР на 50 с небольшим километров. В Пекине назвали это актом подрыва мира и стабильности и напомнили, что территориальная целостность и суверенитет являются самыми важными вопросами в китайско-американских отношениях.

Откровенно антипекинскую нацеленность имели учения «Хань гуан», проведённые в июне вооружёнными силами Тайваня. На них отрабатывалось отражение «агрессии» Народно-освободительной армии Китая с моря и воздуха. Статусность манёврам придал тот факт, что их лично проинспектировала Цай Инвэнь.

Однако сдавать позиции в Пекине не собираются. Как заявил Председатель КНР Си Цзиньпин, Китай не претендует на земли других народов, но и не потерпит потери даже пяди земли, унаследованной от предков. Об эту решимость разобьются любые волны, как бы много словесной пены они с собой ни несли.
http://gazeta-pravda.ru/issue/76-30719-20-23-iyulya-2018-goda/pervye-zalpy-torgovoy-voyny/
Tags: Америкосы, Китай, Статьи
Subscribe

  • Виртуозы политических игрищ

    Две республики Центральной Азии готовятся к выборам. Жителям Узбекистана предстоит избрать президента, граждане Киргизии будут голосовать за…

  • Конвейер лжи и террора

    Индия переживает новый подъём протестного движения. Миллионы людей отвергают неолиберальный курс, обернувшийся катастрофой. Власть пытается…

  • Политическое сватовство с дальним прицелом

    США не оставляют надежд на закрепление в Центральной Азии. В регион зачастили американские дипломаты и военные, не скупящиеся на обещания…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments