Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Categories:

Надежда на перемены



В Ираке обнародованы результаты парламентских выборов. Став первыми после освобождения страны от «Исламского государства»*, они отразили серьёзные изменения на политической арене. Победу одержал блок коммунистов и сторонников богослова Муктады ас-Садра, требующий построения социального государства и выступающий против коррупции и раскола страны по религиозному признаку.

Бедные люди в богатой стране

Почти полгода прошло с того момента, когда премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади объявил об окончании войны против ИГ*. Однако говорить о полной стабилизации обстановки до сих пор не приходится. В западных и северных районах страны действуют отряды боевиков. Нападая на колонны и блокпосты, они держат в напряжении иракские силовые структуры. В начале мая армия даже была вынуждена использовать боевую авиацию для ударов по позициям исламистов в провинции Киркук.

Специалисты предупреждают о большом количестве так называемых спящих ячеек: по их словам, многие боевики попросту растворились среди мирного населения, поджидая удобного случая для перехода в наступление. Это подтверждают продолжающиеся теракты. Жертвами взрывов в городе Шаркат в апреле стали 25 человек. Всего же с начала года в результате вооружённого насилия в Ираке погибли свыше 1300 человек. Десятки тысяч остаются в лагерях беженцев.

Не решена проблема курдского сепаратизма. В сентябре прошлого года Иракский Курдистан провёл референдум о независимости, однако под давлением Багдада и ряда иностранных государств (в первую очередь, Ирана и Турции) процесс отделения был заморожен. Иракская армия вошла в спорные районы Киркука и Синджара, лишив автономию большей части нефтяных месторождений. В госбюджете Ирака на этот год доля Курдистана снижена с 17 до 12,6 процента, что приводит к социальным проблемам и не способствует спокойствию в регионе.

Острейшие социально-экономические проблемы, впрочем, испытывает и весь остальной Ирак. Четверть жителей находятся за официальной чертой бедности, почти 3 миллиона детей не посещают школы. По Индексу человеческого развития Ирак занимает 121-е место, находясь в одном ряду с бедными африканскими государствами. И это при том, что страна занимает третье место по экспорту нефти, заработав в прошлом году на продаже сырья 61,5 миллиарда долларов. Однако доходы оседают в карманах нуворишей и высшего чиновничества. Как объявил недавно комитет иракского парламента по финансам, с 2003 года бесследно исчезли 450 миллиардов долларов государственных средств.

Назначенное на 12 мая голосование стало для миллионов иракцев надеждой на мир и решение стоящих перед страной проблем. Однако выбор оказался непростым. В бюллетени для голосования были внесены 27 избирательных блоков, объединивших 143 партии — и это не считая организаций, выступающих под собственным флагом. Всего за 329 мест в парламенте боролись около 7 тысяч кандидатов. Характерная для нынешней кампании фрагментация политических сил затронула все крупные этнорелигиозные группы. Если прежде шииты, сунниты и курды выступали относительно сплочённо, то теперь каждая из этих общин шла несколькими партсписками. Впрочем, у этого процесса есть и положительная сторона. Стремясь расширить круг избирателей, некоторые политические силы не зацикливались на какой-то одной национальной или религиозной группе, а демонстрировали свою приверженность единству Ирака и гражданской идентичности.

Альянсы и их лидеры

Так, например, поступил блок «Победа» во главе с действующим премьер-министром. В его список были включены многие видные суннитские политики, например, экс-глава министерства обороны Халед аль-Обейди. Это позволило альянсу получить голоса в регионах с преобладанием мусульман-суннитов. К слову, именно «Победа» рассматривалась в качестве наиболее вероятного победителя голосования. Для этого, казалось, были все предпосылки — и не только нахождение во главе списка главы правительства или включение политиков-суннитов. Блок строил пропаганду на крупных политических успехах: победе над ИГ* и недопущении отделения Курдистана.

Эти события Хайдер аль-Абади записал на свой счёт, что выразилось в названии избирательного альянса. Кроме того, действующий премьер рассчитывал на благоприятную для себя внешнюю конъюнктуру. С одной стороны, его правительство поддерживает тёплые отношения с Ираном, чьё влияние на Багдад традиционно велико. С другой — Абади подчёркивает лояльность Западу. По его словам, вывод американских войск в 2011 году был ошибкой и Ирак по-прежнему нуждается в поддержке коалиции во главе с США. Несмотря на давление ряда политических сил, премьер-министр дал разрешение на сохранение в стране иностранного контингента, размещённого на время борьбы с террористами. А это по меньшей мере 5 тысяч американских военнослужащих и ещё несколько сотен представителей других членов НАТО. Как заявило месяц назад командование коалиции, после разгрома ИГ* её миссией станет «подготовка самодостаточных возможностей иракских войск в области безопасности».

Однако в глазах большинства иракцев западные войска остаются оккупантами. Это стало одной из причин поражения блока Абади. Согласно объявленным 19 мая официальным итогам выборов, он занял третье место с 42 мандатами.

Вторым к финишу с 47 депутатскими местами пришёл блок «Фатх» («Завоевание»), чьё название также связано с разгромом ИГ*. Во главе альянса стоит экс-министр транспорта Хади аль-Амири. После вторжения исламистов он возглавил вооружённую организацию «Бадр» — крупнейшую в составе шиитского ополчения «Хашд аш-Шааби». В союзе с вооружёнными силами она воевала с боевиками, принеся своему командиру статус значимой политической фигуры. «Фатх» ориентировался в основном на шиитское население и, как отмечалось, пользовался особым расположением Тегерана.

Впрочем, военные успехи не являются залогом победы на выборах. Это доказал сенсационный прорыв коалиции «Альянс революционеров за реформы», занявшей первое место. Состав блока крайне необычен для современного Ирака. Его основу составили Иракская коммунистическая партия (ИКП) и сторонники Муктады ас-Садра. Сын убитого в 1999 году великого аятоллы (духовного лидера шиитов Ирака), он тоже готовился пойти по религиозной стезе. Но жизнь распорядилась иначе. После вторжения коалиции во главе с США 30-летний ас-Садр возглавил сопротивление интервентам. Его «Армия Махди» заняла ряд районов и удерживала их несколько месяцев. Под давлением превосходящих сил врага ас-Садр был вынужден прекратить боевые действия. Видя огромную поддержку молодого политика среди жителей страны, оккупационная администрация не решилась на репрессии. Несколько лет ас-Садр провёл в Иране, где получил статус великого аятоллы, а после возвращения на родину вновь включился в политическую жизнь.

С самых первых шагов движение садристов привлекло к себе внимание всей страны. Своими главными целями оно провозгласило, во-первых, борьбу с коррупцией и бедностью, во-вторых, неприятие сектантского раскола. После оккупации Ирака американцы ввели систему этнорелигиозных квот, при которой все значимые должности распределялись между шиитами, суннитами и курдами. Это ухудшило и без того сложные отношения между общинами, резко снизило эффективность госаппарата и стало благоприятной почвой для коррупции. Также ас-Садр выступает против вмешательства внешних сил — будь то США или Иран — в дела Ирака и призывает к построению сильного и суверенного государства. «Наша позиция относительно присутствия американских войск под предлогом обучения иракской армии ясна: мы отвергаем его и будем сопротивляться, — отмечает политик. — США или любая другая страна, которая развёртывает здесь войска, будет считаться агрессором».

Коммунисты — за новый Ирак

В 2015 году начались акции протеста, участники которых требовали от правительства решительных антикоррупционных мер и проведения назревших социальных, экономических и политических реформ. В ходе этого массового движения создавались координационные комитеты — своего рода Советы, занимавшиеся не только организацией митингов, но и решавшие конкретные проблемы нуждающихся граждан. В их работу включились представители разных конфессий и партий, включая садристов и коммунистов. Так что образование единого предвыборного блока было вполне предсказуемо.

На последнем съезде компартии, состоявшемся в декабре 2016 года, подчёркивалась верность социалистическому выбору, но вместе с тем отмечалась необходимость общенациональных союзов для мобилизации широкого спектра общественных сил. Как заявил недавно член ЦК ИКП Салам Али, ситуация в Ираке ставит вопрос о создании широкого национально-демократического альянса, который лишит нынешнюю политическую элиту монополии на власть и откроет путь к социальным и демократическим преобразованиям.

Такой же точки зрения придерживается генеральный секретарь ЦК ИКП Раид Фахми. «Народу нужна честная и ответственная власть, которая уменьшит социальные диспропорции, обеспечит людям доступ к здравоохранению и образованию. Для достижения этих целей светские и религиозные силы должны работать вместе», — заявляет он.

Эти пожелания отразились в предвыборной программе блока. «Наш альянс — это новая модель, которая возникла из недр общества, из народного движения протеста», — говорится в её преамбуле. Программа требует сокращения разрыва в доходах, справедливой системы налогообложения, создания специальных фондов для поддержки безработных и нетрудоспособных жителей. Государство должно гарантировать бесплатные здравоохранение и образование, социальную помощь пожилым и инвалидам, обеспечивать жильём людей с низкими доходами. Отдельной строкой обозначены борьба с неграмотностью и расширение прав женщин — весьма болезненные темы для сегодняшнего Ирака. Ключевые отрасли экономики — энергетика, транспорт, связь, водоснабжение — должны находиться исключительно в государственной собственности.

В области политики блок выступает за ликвидацию системы этнорелигиозных квот, национальный суверенитет и территориальную целостность страны, а также за создание системы международных отношений, основанных на принципах невмешательства во внутренние дела и взаимного уважения суверенитета.

Предвыборная платформа почти полностью повторяет программу ИКП и лучше всех остальных участников избирательной кампании отражает потребности страны. Неудивительно, что «Альянс революционеров за реформы» вышел вперёд, получив 54 места и победив в 6 провинциях из 18. В Багдаде коалиция стала безусловным лидером, вдвое опередив ближайших конкурентов.

Среди избранных депутатов есть по-настоящему яркие личности. В Эн-Наджафе — одном из религиозных центров шиитов — сенсационную победу одержала коммунист Сухад аль-Хатеб. Работая учительницей, она получила известность благодаря защите прав женщин. «Я постоянно бываю в бедных кварталах и знаю нужды простых людей, — говорит она. — Коммунистическая партия имеет долгую историю честности. Мы никогда не были приспешниками иностранных завоевателей. Мы хотим социальной справедливости и выступаем против сектантства».

Ещё одним кандидатом блока стал журналист Мунтазар аз-Зейди. Он прославился на весь мир в 2008 году, когда бросил ботинок в президента США Дж. Буша. После этого аз-Зейди был приговорён к трём годам заключения, но под давлением общественности вышел на свободу спустя 9 месяцев. Как и прежде, журналист выступает за вывод американских войск и грозит чиновникам раскрытием их офшорных счетов.

Согласно закону, спустя 15 дней после объявления окончательных итогов выборов (то есть 3 июня) парламент должен собраться на свою первую сессию, избрать спикера и президента страны. Последний даст мандат крупнейшей фракции на формирование коалиции большинства и кабинета министров. Сможет ли «Альянс революционеров» заручиться поддержкой других фракций, пока неизвестно. Как и то, кто станет следующим главой правительства. По мнению Муктады ас-Садра, наиболее достойным кандидатом на этот пост является Али Даваи Лазем — губернатор провинции Майсан. В регионе успешно осуществляется борьба с бедностью и безработицей, строятся дороги, налажена практически бесперебойная подача электроэнергии.

В подобных руководителях нуждается весь Ирак. Сила, готовая начать столь нужные стране преобразования, есть. Но для прихода к власти ей нужно преодолеть много барьеров, включая господство коррумпированной политэлиты и влияние внешних игроков, не заинтересованных в превращении Ирака в действительно суверенное и процветающее государство.
http://gazeta-pravda.ru/issue/53-30696-25-28-maya-2018-goda/nadezhda-na-peremeny/
Tags: Америкосы, Ирак, Иран, Коммунизм, Статьи, выборы
Subscribe

  • Виртуозы политических игрищ

    Две республики Центральной Азии готовятся к выборам. Жителям Узбекистана предстоит избрать президента, граждане Киргизии будут голосовать за…

  • Политическое сватовство с дальним прицелом

    США не оставляют надежд на закрепление в Центральной Азии. В регион зачастили американские дипломаты и военные, не скупящиеся на обещания…

  • «Талибан»* грозит соседям

    Опасность вторжения боевиков из Афганистана, о которой долго говорилось как о возможном следствии победы талибов, приобретает реальные черты.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments