Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Государственная русофобия

В республиках Центральной Азии сокращаются сфера применения русского языка и число владеющих им жителей. Проблема коснулась даже Казахстана и Киргизии, где официальный статус русского закреплён на уровне Конституции. Это ставит под вопрос эффективность внешней политики современной России.

«ПАРАД СУВЕРЕНИТЕТОВ», начавшийся с развалом СССР, вызвал глубокий и продолжительный кризис. Одной из самых поражённых им областей стала культура. Радикальная переоценка новыми властями государственных приоритетов привела к тому, что она оказалась на задворках. Не последнюю роль в этом сыграло вытеснение русского языка.

Заявив о необходимости возрождения национальной культуры, чиновники подошли к этой благородной задаче с весьма специфическими лекалами. Вместо развития литературы, живописи, театра и т.д. они развернули наступление на всё связанное с общим прошлым. По республикам прокатилась волна переименований, преподавание русского языка в школах и вузах было резко сокращено, уменьшилось количество выпускаемых на русском книг и периодических изданий.

Закономерным итогом стало значительное снижение доли коренного населения, владеющего русским языком. Например, в Киргизии таковых — чуть более половины граждан. А среди первоклассников южных областей сносно могут изъясняться на русском лишь 5 процентов. Ещё плачевнее картина в Узбекистане, Таджикистане и Туркмении.

Последствия этой тенденции исключительно негативные. В советское время через русский язык народы региона приобщались к сокровищнице мировых культурных ценностей и научных знаний. Что в итоге обогащало их собственные культуры. Замыкание в узконациональных шорах имеет эффект, противоположный тому, какой сулили его пропагандисты. От неразумных действий реформаторов пострадала прежде всего национальная культура.

Несмотря на очевидность ущерба, борьба с русским языком продолжается. В последнее время его и без того хрупкие позиции подверглись атакам в Казахстане и Киргизии. Особенность этих стран в том, что русский язык в них признан официальным. Как указывается в Конституции Казахстана, оба языка — государственный (казахский) и официальный (русский) — употребляются в госструктурах и органах местного самоуправления в равной степени. Аналогичные нормы действуют в законодательстве Киргизии.

Несмотря на это, недавно президент Казахстана Нурсултан Назарбаев поручил правительству и парламенту полностью перейти на казахский язык. Об этом он заявил на встрече с министром информации и коммуникаций Дауреном Абаевым. «Необходимо продолжить работу по повышению статуса казахского языка» — так объяснил глава республики своё требование. Но, как оговорился он, это ни в коем случае не означает ущемления по языковому признаку, ведь для русскоязычных граждан существуют возможности… синхронного перевода.

Показательно, что важность этого шага Назарбаев напрямую увязал с реформой письменности — переходом с кириллицы на латинскую графику. По его мнению, тем самым государство поднимает роль и значение казахского языка. Чиновники сразу же взяли под козырёк. Заседания правительства и парламента в республике стали за редчайшими исключениями вестись на государственном языке.

Похожие процессы происходят и в Киргизии. В апреле началось обязательное тестирование всех государственных служащих на знание киргизского языка. Если результаты тестирования признают неудовлетворительными, чиновнику дадут год на изучение языка. В случае повторного провала человеку грозит увольнение.

При этом уровень владения государственным языком должен постоянно совершенствоваться. Если первоначально для успешной сдачи теста было достаточно иметь базовый уровень знаний, то с 2020 года проверяющие станут требовать средний уровень, а с 2021 года — выше среднего. Всё бы ничего, но методика обучения киргизскому языку в стране откровенно слаба. Несмотря на его преподавание с первого класса, большинство выпускников русскоязычных школ не могут объясниться по-киргизски даже на элементарном уровне. В качестве альтернативы людям предлагаются… платные курсы.

Официальный статус русского языка ни в Казахстане, ни в Киргизии пока отменять не собираются. Но и ничего не делают для его сохранения. В Киргизии осталось только 216 школ с русским языком обучения — это менее 10 процентов от общего числа средних образовательных учреждений. Но даже в них есть серьёзные проблемы и с кадрами, и с учебниками. О закреплённом в Конституции статусе русского языка власти предпочитают не вспоминать…

ЭТИ ПРОБЛЕМЫ касаются не только республик Центральной Азии. Сужение ареала русского языка и культуры свидетельствует о серьёзных сбоях российской внешней политики. Одним из главных механизмов современной дипломатии является «мягкая сила» — культурно-идеологическое воздействие с целью добиться симпатий жителей других стран. Этому служит широкий набор инструментов: и формирование благоприятного образа страны, и установление тесных гуманитарных связей, и распространение языка. Огромных успехов добился на этом пути Китай. На сегодняшний день в 146 странах мира работают свыше 500 институтов Конфуция — китайских культурно-образовательных центров. А число иностранцев, изучающих китайский язык, за 15 лет утроилось и достигло 100 миллионов. Этому, конечно, способствует и привлекательность социально-экономической модели КНР, демонстрирующей громадные достижения.

Москва ничем подобным похвастать не может. Число владеющих русским языком в мире сократилось за 25 лет с 350 миллионов до 260 миллионов человек. И это закономерно. В условиях, когда в самой России культивируются антисоветизм и примитивная массовая культура, когда экономика обслуживает интересы олигархов и не может слезть с нефтегазовой «иглы», её «мягкая» (да и любая другая!) сила обречена на провал. Кремлю не повторить ни огромный интерес к русскому языку и русской культуре, вызванный Октябрьской революцией и Советской властью, ни нынешний бум на всё китайское. Капиталистическая Россия не предлагает альтернативной модели жизнеустройства, а потому её привлекательность среди других народов и стран стремится к нулю.

Вот и получается, что из 18 государств, с которыми граничит Россия, шесть уже являются членами НАТО, а ещё несколько (Финляндия, Украина, Грузия) обсуждают вступление во враждебный Москве альянс. Да что там НАТО, если даже члены Евразийского экономического союза допускают отнюдь не дружественные шаги вроде «латинизации» в Казахстане! Поэтому называть Россию державой — региональной и уж тем более мировой — нельзя, какие бы громкие слова ни говорили её властители. Таков результат отказа от социализма, который будет аукаться миллионам людей ещё долгие-долгие годы.
http://gazeta-pravda.ru/issue/52-30695-24-maya-2018-goda/gosudarstvennaya-rusofobiya/
Tags: Казахстан, Капитализм, Кыргызстан, Россия, Статьи, Центральная Азия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments