Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Колебания дипломатического маятника

После двух лет охлаждения в двусторонних отношениях Таджикистан и Иран наконец сделали шаги навстречу друг другу. Представители стран обсуждают вопросы взаимной торговли, в том числе поставок иранского природного газа. Однако выйдут ли контакты на прежний уровень, пока неизвестно.

КРИЗИС, разразившийся больше двух лет назад, стал самым острым и продолжительным в истории таджикско-иранских отношений. Напомним, что в 2015 году в Таджикистане была запрещена Партия исламского возрождения (ПИВТ). Главную оппозиционную силу обвинили в попытке насильственной смены власти и признали экстремистской организацией. Глава ПИВТ Мухиддин Кабири скрылся за границей, а большинство из оставшихся в стране членов руководства партии были арестованы и приговорены к длительным срокам заключения.

В конце того же года Кабири принял участие в международной конференции, организованной властями Ирана. В Душанбе это сочли враждебным выпадом и вмешательством во внутриполитические дела Таджикистана. Очевидно, впрочем, что скандал вокруг Кабири лишь сыграл роль спускового крючка, противоречия накапливались задолго до этого. В их основе лежала переориентация таджикской внешней политики с Ирана на Саудовскую Аравию и другие монархии Персидского залива — тенденция, которую в Тегеране не могли расценить иначе как угрозу собственным национальным интересам.

В последующие месяцы власти Таджикистана инициировали серию откровенно антииранских шагов. В частности, был запрещён ввоз в республику продовольственных товаров из Ирана. Как объяснили в Душанбе, импортируемая в республику продукция обязательно должна иметь маркировку на таджикском языке. В результате этих и других мер товарооборот между странами сократился почти втрое — с 292 миллионов долларов в 2013 году до 114 миллионов в 2016-м. Заметно ухудшились контакты по дипломатической линии. В Согдийской области прекратили работу торговое и культурное представительства Ирана. По иску министерства юстиции была запрещена деятельность филиала иранской благотворительной организации «Имдод», открытого ещё в 1996 году. Кроме того, Таджикистан выступил против принятия Ирана в Шанхайскую организацию сотрудничества в качестве полноправного члена.

В таджикских СМИ на регулярной основе стали появляться материалы с обвинениями Тегерана в попытках дестабилизации обстановки в республике. Большой резонанс имел показанный по государственным телеканалам документальный фильм, в котором Иран назвали причастным к громким политическим убийствам 1990-х годов. Внимания заслуживает и статья, размещённая на официальном интернет-сайте Центра исламоведения при президенте Таджикистана. В ней утверждалось, что Иран пытался навязать республике шиитскую версию ислама и якобы был причастен к развязыванию гражданской войны 1992—1997 годов. В связи с этим автор статьи призвал таджикские власти обратиться в ООН и потребовать от Тегерана возмещения «экономического и морального ущерба».

Уровень взаимного недоверия стал снижаться лишь в последние месяцы. В конце прошлого года Таджикистан посетил министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф. Во время его встреч с президентом Эмомали Рахмоном и главой таджикского МИД Сироджиддином Асловым обсуждалось развитие сотрудничества в сферах торговли, инвестиций, энергетики, транспорта, сельского хозяйства и промышленности. Кроме того, по данным Душанбе, стороны обменялись мнениями по вопросам региональной безопасности, борьбы с терроризмом и сотрудничества в рамках региональных и международных организаций.

После этого в столице Таджикистана состоялось заседание межправительственной комиссии по торгово-экономическому и культурному сотрудничеству двух стран. Иранскую делегацию возглавил министр энергетики и водных ресурсов Реза Ардаканиян. Подробности мероприятия не разглашались, однако последующие события позволяют составить представление о главных темах обсуждения. Например, стало известно о возможном начале поставок в Таджикистан иранского газа. Заявление об этом сделал спикер парламента Исламской Республики Али Лариджани, встретившийся со своим таджикским коллегой на заседании Азиатской парламентской ассамблеи в Турции. «Это может стать поворотным моментом в экономических отношениях между нашими странами», — отметил он.

Кроме того, прошли переговоры руководителей таможенных служб двух стран. Абдуфаттох Гоиб и Фуруд Асгари подписали меморандум, предусматривающий устранение претензий Душанбе к иранскому импорту.

Приведут ли эти позитивные шаги к полной нормализации отношений, говорить пока рано. Не исключено, что на сближение с Тегераном таджикские власти толкнули неоправдавшиеся надежды на финансовую помощь от Эр-Рияда. Щедрые посулы королевства так и не обрели зримых очертаний. Например, недавно саудовская сторона открестилась от планов по строительству в Душанбе огромного парламентско-правительственного комплекса стоимостью 200 миллионов долларов. В общем, куда в итоге качнётся маятник внешнеполитических предпочтений Таджикистана, остаётся загадкой.
http://gazeta-pravda.ru/issue/39-30682-17-18-aprelya-2018-goda/kolebaniya-diplomaticheskogo-mayatnika/
Tags: Иран, Саудовская Аравия, Статьи, Таджикистан
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments