Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Categories:

Маршруты будущего

Киргизия, Узбекистан и Китай обсуждают проект трансграничной железной дороги. Трёхсторонние переговоры по этому вопросу прошли в Ташкенте. Новая магистраль может дать толчок развитию центральноазиатских республик, однако пока их власти не могут преодолеть разногласия.

ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ магистраль Китай — Киргизия — Узбекистан существует почти 20 лет, но… только на бумаге. Ещё в 1990-е годы стороны начали консультации по поводу пути, который свяжет город Кашгар (Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая), киргизский Ош (согласно альтернативным маршрутам — Узген или Джалал-Абад) и Андижан в Узбекистане. В 2003-м Пекин выделил 20 миллионов юаней на разработку предварительного технико-экономического обоснования. Уже тогда была очевидна выгода новой магистрали для всех трёх участников проекта. Китай получает возможность транспортировать грузы по пути, значительно более короткому, чем существующие морские и сухопутные маршруты. Бишкек с Ташкентом, в свою очередь, могут экспортировать свои товары на новые рынки сбыта, включая Ближний Восток и Европу. И это не считая платы за транзит, которая только для Киргизии составит минимум 200 миллионов долларов в год.

Но реализация проекта так и не началась, хотя в 2012 году КНР подготовила его окончательное ТЭО. Главным камнем преткновения стала позиция киргизских властей. Представители исполнительной и законодательной властей назвали предложенный вариант невыгодным для страны. Свою позицию они объясняли высокой стоимостью прокладки железной дороги, а также тем, что ширина колеи должна составлять 1520 мм вместо используемого Китаем стандарта в 1435 мм. В действительности за этими отговорками скрывался элементарный торг: чиновники намекали, что проекту будет дан «зелёный свет» в случае финансовой выгоды для Бишкека. Не способствовали поиску взаимоприемлемых решений и сложные отношения между Киргизией и Узбекистаном.

Новый импульс международным транспортным маршрутам дала стратегия «Один пояс — один путь», выдвинутая Председателем КНР Си Цзиньпином в 2013 году. Она предусматривает создание нескольких экономических коридоров, один из которых должен пройти из Китая к Средиземному морю через Центральную Азию. Это направление успешно развивается. Правда, главным маршрутом пока являются железнодорожные пути, проложенные через Казахстан, Туркмению и Иран. 28—30 декабря из разных городов Китая стартовали три тестовых контейнерных состава, которые в начале января прибыли в Иран (на снимке). Их задачей было определение временных и других рабочих характеристик пути следования для налаживания регулярных перевозок.

Дополнением к этому маршруту — причём более коротким и эффективным — может стать железная дорога Китай — Киргизия — Узбекистан. Несколько месяцев назад у неё, наконец, появились шансы быть построенной. В октябре прошлого года, после начала киргизско-казахстанского транспортного кризиса, тогдашний президент Киргизии Алмазбек Атамбаев заявил о необходимости срочной реализации проекта. По его словам, тем самым у страны появится возможность выхода к Индийскому океану, на рынки Ирана и Турции. В связи с этим Атамбаев поручил правительству проработать вопрос получения льготного кредита на строительство магистрали.

1 декабря премьер-министр Киргизии Сапар Исаков обсудил этот вопрос с премьером Государственного совета КНР Ли Кэцяном. Встреча прошла на полях заседания Совета глав правительств государств — членов ШОС в Сочи. Как отмечается в сообщении пресс-службы киргизского правительства, стороны «подтвердили наличие твёрдой политической воли для реализации проекта, а также договорились отработать его технические и экономические аспекты».

Тема железной дороги обсуждалась и во время визита в Узбекистан нового главы Киргизии Сооронбая Жээнбекова. В ходе его переговоров с Шавкатом Мирзиёевым было подчёркнуто, что запуск данного коридора позволит реализовать транзитный потенциал стран и будет способствовать развитию транспортной инфраструктуры. Оба руководителя договорились о созыве рабочей группы для проработки проекта.

Трёхсторонняя министерская встреча состоялась в последних числах декабря в Ташкенте. На ней было решено в течение четырёх месяцев определить окончательный маршрут железной дороги. До августа должно быть составлено новое технико-экономическое обоснование, а на решение финансовых вопросов отводится год. Следующее заседание в составе министров транспорта трёх государств пройдёт в апреле.

Но говорить о том, что проекту теперь ничего не угрожает, крайне преждевременно. Если Китай и Узбекистан считают оптимальным кратчайший маршрут, проходящий преимущественно по безлюдной горной местности, то Бишкек настаивает на строительстве магистрали через такие населённые пункты, как Ат-Башы, Казарман и Джалал-Абад. Это увеличит протяжённость железной дороги вдвое. Как следствие, вырастут и сроки доставки грузов по этому маршруту.

Остаётся надеяться, что интересы развития возьмут верх. В противном случае некоторые страны региона рискуют остаться в стороне от транспортных маршрутов будущего.
http://gazeta-pravda.ru/issue/28-30671-22-marta-2018-goda/marshruty-budushchego/
Tags: Китай, Кыргызстан, Статьи, Узбекистан
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments