Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Братство с террористами



По мере приближения выборов в Афганистане углубляется раскол между политическими силами. США поддерживают действующее правительство, несмотря на очевидный крах его курса. Это происходит на фоне стягивания в страну боевиков «Исламского государства»* — процесса, происходящего при явном пособничестве внешних сил.

Мобилизация к выборам

Среди важных событий, которые должны произойти в нынешнем году в Афганистане, особое место занимают выборы. Согласно решению Независимой избирательной комиссии, 7 июля граждане страны изберут депутатов нижней палаты парламента (Волуси джирга) и членов местных советов. Значимость голосования тем более высока, что полномочия действующего созыва истекли ещё три года назад. Всё это время выборы переносились как из соображений безопасности, так и по причине затягивания реформы избирательной системы. В результате легитимность законодательного органа вызывает сегодня много вопросов. Его состав отражает ситуацию далёкого 2010 года, а изменений с тех пор произошло немало.

Хотя до дня голосования остаётся несколько месяцев, влияние будущих выборов на политическую жизнь всё очевиднее. Ставки здесь очень высоки, и ведущие силы будут стремиться получить в новом составе парламента большинство. Для руководства Афганистана это имеет исключительную важность. Президент Ашраф Гани пришёл к власти в результате крайне сомнительной комбинации. Его победа на выборах 2014 года была оспорена, причём обоснованно, главным соперником — Абдуллой Абдуллой. Однако под давлением Вашингтона оба политика подписали соглашение, по которому Гани получил кресло президента, а Абдулла — главы исполнительной власти. Этот пакт, впрочем, не имеет юридической основы. В результате президенту припоминают подтасовки на выборах, а Абдулле — то, что его должность вообще не предусмотрена Конституцией. Парламентские выборы нужны обоим для закрепления своих позиций.

Но добиться успеха действующей власти будет нелегко. Социально-экономическое положение остаётся крайне тяжёлым. Безработица в стране, по некоторым данным, достигает 40 процентов. Единственной динамично развивающейся отраслью экономики является производство наркотиков. В 2017 году посевы опийного мака выросли до 328 тысяч гектаров — на треть больше предыдущего рекорда, достигнутого в 2014-м. Это позволило произвести 9 тысяч тонн опия, что вдвое превышает (!) мировое потребление смертельного зелья за год.

Незанятая и малограмотная молодёжь либо подсаживается на наркотики (наркоманов в Афганистане около 4 миллионов, или каждый десятый житель), либо пополняет ряды экстремистских группировок. В настоящее время боевики полностью контролируют 13 процентов территории страны с населением 3,7 миллиона человек. Ещё 30 процентов Афганистана — это зона «спорного контроля», то есть провинции и уезды, частично подвластные Кабулу, частично — исламистам. Здесь проживают ещё 8 с лишним миллионов граждан. Согласно другим источникам, правительство имеет более или менее твёрдую власть лишь в трети административно-территориальных единиц.

При этом составить ясную картину трудно. Министерство обороны США запретило Специальному генеральному инспекторату по восстановлению Афганистана (SIGAR) публиковать данные о влиянии боевиков. Ограничения действуют и в отношении потерь афганских силовых структур, которые теперь отнесены к секретной информации.

Что касается жертв среди мирного населения, то только за первые 6 месяцев прошлого года они составили 1662 человека, 3,5 тысячи получили ранения. И тенденции к уменьшению не наблюдается. Например, в результате теракта 27 января в Кабуле погибли свыше ста человек, двести с лишним пострадали.

Оппозиция требует ответов

Справиться с катастрофической ситуацией правительство не в состоянии. 4 февраля глава исполнительной власти вынужден был признать «неумение и слабость» кабинета. «Нам не удалось добиться того, на что мы рассчитывали», — добавил Абдулла Абдулла. Вот только простых жителей самобичевание чиновников удовлетворить не может. В стране накапливается массовое недовольство, что, среди прочего, выражается в росте популярности оппозиционных политиков. Последние сплачиваются вокруг фигуры Атты Мохаммада Нура. Губернатор северной провинции Балх, он в последние годы приобрёл популярность далеко за пределами малой родины. На фоне остальных регионов Балх выделяется стабильностью и уровнем экономического развития: это связывают с личностью Нура, возглавляющего провинцию уже 13 лет. Политик не боится критиковать правительство за коррупцию и беспомощность. Достаётся от Нура и западной коалиции. Большой резонанс имели его заявления о том, что США и Кабул способствуют концентрации боевиков ИГ* на севере страны. «Недееспособность властей достигла такой степени, что «Исламское государство»* переместилось из Ближнего Востока в Афганистан. Но какими каналами добираются боевики в страну?» — задаёт Нур вопрос, волнующий многих.

В прошлом году во многом благодаря инициативе губернатора Балха был создан оппозиционный альянс — Национальная коалиция спасения Афганистана. В него вошли опальный вице-президент Абдул-Рашид Дустум и глава хазарейской общины Мухаммад Мохаккик со своими партиями. О поддержке оппозиции заявили министр иностранных дел Салахуддин Раббани, экс-губернатор Герата Мохаммад Исмаил-Хан, глава полиции провинции Кандагар Абдул Разик и депутат от провинции Нангархар Захир Кадир. О двух последних следует сказать особо. В условиях явной слабости правительственной армии они возглавили сопротивление экстремистам и добились на этом пути немалых результатов. Так, Кадира прозвали в народе «врагом ИГ* номер один».

Оппозиционный альянс открыто заявляет о намерении выступить единым фронтом на парламентских выборах в июле, а в следующем году — побороться за пост президента. При этом наиболее вероятным кандидатом является именно Атта Мохаммад Нур. Правительство Ашрафа Гани видит в коалиции серьёзную опасность, усиливаемую тем обстоятельством, что она объединила представителей крупнейших национальностей: пуштунов, таджиков, узбеков, хазарейцев. Для современного Афганистана это большая редкость!

Наступление на оппозицию началось в конце прошлого года. Ашраф Гани и Абдулла Абдулла потребовали от губернатора Балха уйти в отставку. Тот отказался подчиняться, намекнув, что силовики региона могут выступить в его поддержку. Разрешить конфликт попыталась партия «Исламское общество», одним из руководителей которой является Нур. Согласному предложенному компромиссу, губернатор уйдёт в отставку, но его преемник, а также начальник полиции Балха должны быть назначены по согласованию с «Исламским обществом». В Кабуле отказались принимать условия и опубликовали официальный указ о снятии Нура. Новым губернатором провозглашён некто Мухаммад Дауд, о котором известно лишь то, что большую часть жизни он прожил в… Великобритании.

В настоящее время в Балхе сложилась острая ситуация. Нур отказывается уходить в отставку, а правительство, по некоторым данным, стягивает туда верные армейские подразделения. Одновременно оказывается давление на других сторонников оппозиции. Дустуму, которого ранее обвинили в пытках политического оппонента и вынудили уехать из страны, теперь грозят международным судом. Уголовное дело возбуждено против Абдула Разика. Стремлением укрепить положение правительства вызван и вышедший 4 февраля указ об отставке 164 генералов. Армия лишилась наиболее опытных военачальников, многие из которых начинали службу в вооружённых силах Демократической Республики Афганистан.

Новый проект Вашингтона

Позицию Кабула полностью поддерживает командование оккупационных сил. США и НАТО заинтересованы в марионеточном режиме, послушно исполняющем их волю. Вот почему американский посол Джон Басс открыто заявил, что «проблему с губернатором Балха надо решить», дав возможность работать новому главе региона. Кроме того, по данным местных СМИ, выходу указа об отставке Нура предшествовала встреча Гани с американскими и британскими дипломатами. В ответ оппозиционный политик заявил, что вмешательство иностранных государств во внутренние дела Афганистана недопустимо.

Очевидно, что рост популярности оппозиции может спутать карты Соединённым Штатам. Выше мы приводили слова Нура о прибытии в Афганистан боевиков ИГ*. Эта проблема становится всё более острой. Отряды под флагом экстремистской группировки действуют по меньшей мере в семи провинциях, причём наиболее быстрый рост их численности происходит в северных регионах. В отличие от «Движения Талибан»*, подразделения ИГ* укомплектованы в основном иностранцами: арабами, алжирцами, жителями центральноазиатских и северокавказских республик. Другой характерной особенностью является повышенная жестокость и очевидная ориентированность на расширение своего влияния за пределы страны. Как заявил недавно спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов, «игиловцы приехали не для джихада против американцев», а чтобы создать «плацдарм для дальнейшей экспансии в Центральную Азию».

То, что ИГ* используется внешними силами, подтверждается многими другими фактами. Соратник Нура Захир Кадир регулярно поднимает вопрос о вертолётах без опознавательных знаков, которыми перебрасываются боевики, а также доставляется оружие и продовольствие для экстремистов. «Существует новый проект под названием ИГ*, который занял своё место и спокойно занимается выполнением заданий», — заявил он. Стоит ли удивляться, что после этих слов по отрядам Кадира, сражающимся с исламистами в провинции Нангархар, американская авиация нанесла мощные бомбовые удары?

А вот позиций экстремистов войска НАТО странным образом «не замечают». Ещё в ноябре командующий силами США Джон Николсон заявил о подготовке крупномасштабной операции против «Исламского государства»* в северных провинциях Фарьяб и Джаузджан. С тех пор влияние исламистов там только выросло. Как признал один из командиров талибов, «американцы и их союзники целятся только в нас и поддерживают боевиков ИГ».

О переброске исламистов из Сирии и Ирака говорят и представители иранского руководства. Как сообщил министр обороны Исламской Республики Амир Хатами, Соединённые Штаты пытаются переместить боевиков ИГ* в Афганистан, чтобы оправдать своё присутствие в стране.

И действительно, позволяя экстремистам наращивать силы, Вашингтон получает отличный повод для увеличения собственного контингента. Напомним, что в августе прошлого года Дональд Трамп заявил о «новой стратегии» в отношении Афганистана. Взятый при Обаме курс на сокращение, а в перспективе и полный вывод оккупационных сил полностью пересмотрен. Теперь США усиленно расширяют контингент. Уже осенью его численность достигла 15 тысяч человек, и это не предел. В начале месяца американские издания сообщили о переброске в Афганистан военнослужащих и военной техники из Ирака. Как отмечается, всего будет перемещено 60 процентов иракского контингента, составляющего почти 9 тысяч солдат и офицеров.

Столь крупная группировка нужна Вашингтону совсем не для борьбы с исламистами. Одной из основных целей является Китай и его стратегия «Один пояс — один путь». По этой причине США резко усилили давление на Пакистан — ещё недавно главного своего союзника в Южной Азии. На это повлияло сотрудничество Исламабада с Пекином в прокладке экономического коридора. Теперь Вашингтон открыто обвиняет Пакистан в поддержке талибов. Как заявила недавно пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс, Исламабад должен «немедленно арестовать или изгнать лидеров «Движения Талибан»* и помешать группировке использовать пакистанскую территорию для поддержки её операций». Министр иностранных дел Пакистана Хаваджа Асиф отметил в ответ, что США хотят переложить на Исламабад ответственность за собственные ошибки.

Ведя хитрую игру в Афганистане, Соединённые Штаты взращивают очередного монстра, обуздать которого с каждым днём сложнее. Но в этом и состоит цель циничных вашингтонских стратегов.
http://gazeta-pravda.ru/issue/17-30660-16-19-fevralya-2018-goda/bratstvo-s-terroristami/
Tags: Америкосы, Афганистан, Пакистан, Статьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments