Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Category:

КУДА ИДТИ КЫРГЫЗСТАНУ?

Который год идут споры о национальной идеологии! Пытались разработать ее при Акаеве, пытаются вылепить и при Бакиеве. Только вот все как-то без толку… Разные предлагаются варианты. В их числе – и тенгрианство, идеи которого активно пропагандируются бывшим Госсекретарем Дастаном Сарыгуловым. Что представляет собой это учение и действительно ли приемлемо оно для современного Кыргызстана? И вообще, что делать нам с проблемой идеологии? Такова тема нашей сегодняшней статьи.

ЗАЧЕМ НАМ ИЗОЛЯЦИЯ?

 

Я писал уже как-то, что в редакции мы часто принимаем звонки и письма от читателей. И по поводу тех или иных статей, и просто – в знак поддержки. А недавно вышли на меня люди, представляющие бывшего Госсекретаря и главного глашатая идей тенгрианства Дастана Сарыгулова. Подарили его книжки, выразили теплые слова. Мол, разделяет Сарыгулов многие ваши взгляды. Что же, спасибо! Всегда приятно услышать такое в свой адрес. А на досуге я решил почитать подаренные книги. Впечатление сложилось неоднозначное. Им я и хочу поделиться с читателем.

Конечно, анализировать все написанное Сарыгуловым, сложно по причине большого его объема. Поэтому я решил остановиться на нескольких наиболее важных, на мой взгляд, моментах. В первую очередь, конечно, на пресловутом тенгрианстве – традиционном мировоззрении кыргызов, которое предлагается нам в виде основы для национальной идеологии. Интересное совпадение: тема моей диссертации как раз посвящена проблеме традиционных обществ, традиционных воззрений и их судьбам в современном мире. Так что остаться равнодушным я не мог.

Что касается характеристики тенгрианства как мировоззрения, здесь я со многим согласен. Действительно, человек в условиях традиционности воспринимает себя как единое целое с природой, живет с ней в гармонии. Он не является «заложником тысяч ненужных и бесполезных предметов и желаний», не подвержен ни индивидуализму, ни эгоизму. Коллективизм и солидарность – главное условие выживаемости такого общества и человека в нем. Можно было бы продолжать цитировать Сарыгулова, если примерно с третьей страницы не появились бы вещи, начавшие меня откровенно смущать. Во-первых, это чрезмерная идеализация описываемой автором старины. Безусловно, в прошлом было много хорошего. Отношение традиционного человека к миру и к другим людям (кстати, так или иначе сохранившееся во многих обществах, но об этом ниже) достойно восхищения. Наверное, оно одно и способно спасти нашу планету от гибели, а человечество – от самоуничтожения. Но традиционное мировоззрение не в чистом виде, то есть законсервированное и искусственно перенесенное из глубины веков, а творчески переработанное в условиях современности. Ведь не рай же был на нашей земле до революции 1917 года! Сарыгулов утверждает обратное. «С древнейших времен кыргызы не знали дискриминации или иного какого-либо унижения женщин, не было за всю многотысячелетнюю историю кыргызов ни деспотии, ни абсолютной и наследственной  монархии, ни рабовладения, ни феодализма, ни сирот, ни вдов, ни разгула преступности, ни проституции, ни наркомании, курения и алкоголизма. Социальное равенство кыргызского общества было редчайшим феноменом в истории человеческой цивилизации».

Да, абсолютной монархии и деспотии внутри кыргызского общества не существовало. Но отнюдь не из-за его уникальности. Просто к ХХ веку кыргызы находились совсем на другой ступени развития, чем та, которая подразумевает ту же абсолютную монархию. Все общества прошли через эту стадию – племенной демократии, отсутствия государственных институтов. А неравенство и угнетение были. Только в формах, соответствующих патриархально-родовому обществу. Или автор будет утверждать, что такое понятие, как имущественное расслоение и наличие немалого числа бедных семей – это фикция, придуманная советскими историками? Да, описанные в книге положительные стороны того жизнеустройства вроде взаимопомощи и коллективизма имели место. Но наряду и с отрицательными сторонами вроде начавшегося социального расслоения. И не только с ним. Классическое традиционное общество (то, каким оно было до ХХ века) просто не в состоянии ответить на многие современные вызовы. По причине того, что оно разрозненно и разобщено. Солидарность и коллективизм существовали, но строго в рамках той или иной группы (община, клан, каста). Отношение к представителям, в данном случае, другого  рода было либо равнодушным, либо враждебным. Вот вам и причина трайбализма. Поэтому настаивать на том, что «золотой век» - позади, и что необходимо добиваться его возвращения, это, мягко говоря, утопия. Конечно, Сарыгулов несколько раз поправляется, что учет современных реалий необходим, но весь пафос его трудов говорит об обратном. Врагами тенгрианства выступают все подряд – и мировые религии вроде христианства или ислама, оседлый образ жизни, научно-техническая революция, «тоталитарная» советская власть, все силы якобы прилагавшая для деградации народного кыргызского духа, капитализм… С последним фактором я, допустим, согласен. Но ведь все остальное – это прямой путь к изоляции!

 

КАК КЫРГЫЗЫ ЕГИПЕТ ЗАВОЕВЫВАЛИ

 

Традиционные ценности, за исключением, может быть, лишь Западной Европы и Соединенных Штатов, в большей или меньшей степени присущи всем народам. Практически все культуры отрицают накопительство и эгоизм, провозглашают идеалы справедливости и равенства. Какая замечательная основа для дружбы между народами! Но Сарыгулов ее игнорирует, на полном серьезе утверждая, что уже не раз упоминавшиеся сегодня ценности присущи исключительно кыргызскому народу! Начинает он, естественно, с того, что ни одна нация в мире не имеет столь древней и богатой истории. «Есть все основания утверждать, что кыргызы были ведущими в союзе племен саков, союзе племен массагетов, гиксосов (завоевавших Египет в XVII в. до н.э.)… Наскальные рисунки Саймалы-Таш… датируемые ХХ – V вв. до н.э., принадлежат предкам кыргызов… Кроме кыргызов ни один народ Центральной Азии (с XV в. н.э. к ним добавились и казахи) не носит сегодня остроконечные войлочные шапки, которые были головным убором саков-тиграхауда». А дальше – про эпос «Манас», корни которого уходят во II тысячелетие до нашей эры, родство с японцами на основании схожести нашего комуза и тамошнего самисена. Короче, что там 2200-летие государственности, если кыргызы и на Египет ходили!

Дальше – больше. Тенгрианство (которое на самом деле является не более чем локальным вариантом всемирной традиционной культуры) объявляется чем-то уникальным, не имеющим аналогов в мире. Где-то рядом стоит японский синтоизм, и все. Все мировоззрения Сарыгулов делит на два типа – раннее и позднее. К ранним он относит тенгрианство, к поздним – все остальные, в том числе мировые религии и недавние западные «изобретения» вроде антропоцентризма. «Именно позднее, доминирующее сегодня в мире мировоззрение, привело человечество к глобальным проблемам, с которыми не в силах справиться самые богатые и могущественные государства мира. Именно оно загнало человечество в мировоззренческий тупик, кризис неадекватного истине миропонимания». Истина же, как становится ясно с книги, содержится в одном лишь тенгрианстве. Но ведь это неправда!

Сравните два отрывка. «Вселенная ощущается человеком как родной дом. Он воспринимает Природу как целое, а себя – как часть Природы. Все наполнено смыслом, нет ничего ненужного или бессмысленного. Поэтому, в отличие от индустриальной цивилизации, где мир мыслится в образе мертвой машины, в традиционном обществе Вселенная – это живой организм, разрушение хоть малой части которого есть преступление и видится как тяжкий грех». И другой: «Всегда, всюду и везде было уважительное и почтительное отношение к Природе (на грани ее обожествления). Вся Природа воспринималась Живой». Вся разница в том, что первый отрывок взят из книги по русской общине, а второй – из труда Дастана Сарыгулова. Почитайте работы по философии и культуре Китая, Африки или Центральной Америки. И там вы найдете примерно одинаковые характеристики. Может, правда, разными словами. Недаром один из известных кыргызских политологов, бывший депутат, а ныне ведущий передачи на недавно созданном канале, так и сделал. Взял вышедшую еще в советские годы книгу по русской сельской общине и передрал ее содержание для своей, посвященной дореволюционному мировоззрению кыргызов. Единственное, что изменил – так вместо слова «крестьянин» вставил «дыйканин». И все! «Проканало», потому как особых отличий между русским общинным мировоззрением и кыргызским не существовало.

Таким образом, не является традиционное наследие кыргызов уникальным, как нас хочет уверить Сарыгулов, не является! И это здорово! Ведь если в своей основе народы разделяют схожие ценности, то «столкновение цивилизаций», неразрешимые противоречия культур – всего лишь мифы, сегодня активно внедряемые в наше сознание западными идеологами.

Грустно, что их союзником (надеюсь, невольным) стал и Дастан Сарыгулов. Ведь он фактически изолирует культуру кыргызов от всех остальных, открыто приклеивая им ярлык неполноценных. В числе последних оказались оседлые, некочевые народы (составляющие подавляющее большинство населения планеты), а также последователи всех мировых религий. Дескать, все они давно оторваны от природы и закабалены – духовно и физически – привязкой к земле и к своему господину. Что в итоге предлагается в качестве выхода? «Путь к развитию и процветанию кыргызы должны искать не за рубежом, а в преодолении оторванности от великого прошлого своих предков, в слиянии с ним и использовании его, как единственного источника духовной, творческой и созидательной энергии нынешних и будущих поколений». Короче говоря, нам предлагают замкнуться, законсервироваться в искусственно возвращенном прошлом и так и жить, варясь в собственном соку.

 

ОПЫТ ЕСТЬ

 

Традиция традиции рознь. Одно дело – заморозить свое развитие, молясь милым сердцу, но объективно отошедшим в прошлое идолам. Другое – не убивать традиции, но творчески приспосабливать их к современным реалиям. Соединение традиции с прогрессом – единственно приемлемый для нас путь. Иначе нас просто сожрут более удачливые государства. Вопреки бытующему мнению, традиционные общества не являются неподвижными и не подверженными развитию. И есть масса примеров того, как соединение традиционных ценностей с модернизацией давали просто поразительные образцы успеха. Тут вам и «азиатские тигры», и ряд исламских государств. Здесь развитие науки, техники, информационных технологий не вошло в губительный конфликт с культурными основами общества, чреватый маргинализацией, «омассовлением» и разложением духовности. Только в соединении традиции и «модерна» человечество может найти приемлемое равновесие между техникой и природой, остановившее разрушение последней. Только так общество может избежать губительного расслоения, когда рост благосостояния одной части населения не подразумевает обнищание и разорение другой части.

Вопреки мнению Сарыгулова, Кыргызстан имеет соответствующий опыт соединения основ традиционализма (единство и братство народа и народов, отрицание производства через эксплуатацию, идеал нестяжательства и общего труда, непротивопоставление личности и общества) с идеями прогресса и возможностью ответить на вызовы современного мира. Опыт этот назывался советской властью и был бездумно отринут 16 лет назад. Ведь коммунизм изначально и возник как стремление к преодолению отчужденности человека от человека и своего труда, освобождение от эгоизма и алчности, как глубоко духовное, мессианское движение, несмотря на внешне светскую и атеистическую форму. Традиционную сущность советского общества отмечали многие мыслители – от Бердяева до Кара-Мурзы, и выражалась она во всем – от праздников до системы управления. Не говоря уже о духовности. Если для Сарыгулова важнее внешние атрибуты традиционности вроде перекочевок и элечеков, то для меня самое главное – это сохранение мировоззрения, в котором есть место справедливости и дружбе. То есть то, что советский строй не просто не уничтожил, а сохранил и взлелеял.

Единственным и действительно опасным врагом традиционных ценностей выступает западная система, та самая вестернизация, по пути которой нас стали не так давно толкать. И дотолкали… До триумфа бездуховности, ситуации, когда балом правит не солидарность и духовность, а поклонение золотому тельцу. До вражды и отчаяния.

Так что незачем изобретать велосипед и возрождать то, что давно отмерло. Путь – перед глазами. Вот только надо их открыть пошире…

Tags: Статьи
Subscribe

  • Виртуозы политических игрищ

    Две республики Центральной Азии готовятся к выборам. Жителям Узбекистана предстоит избрать президента, граждане Киргизии будут голосовать за…

  • Конвейер лжи и террора

    Индия переживает новый подъём протестного движения. Миллионы людей отвергают неолиберальный курс, обернувшийся катастрофой. Власть пытается…

  • Золотая лопата — символ «могущества и счастья»

    Кричащая роскошь официозных проектов — и страдающие народные массы. В таких контрастах живёт сегодня Туркмения. Несмотря на показной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments