Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Category:

Социалистический выход из либерального тупика



Влияние Пекина на международную жизнь продолжает расти, с «фактором Китая» вынуждены считаться даже США. Это доказали как визит в КНР президента США Дональда Трампа, так и саммиты АТЭС и АСЕАН. Россия в формирующемся двуполярном мире играет второстепенную роль, одну за другой упуская возможности вырваться из порочного круга зависимости от Запада.

Барометр глобальной политики

Сразу два важных события мировой политики произошли в первой половине ноября в Юго-Восточной Азии. 10—11 ноября во вьетнамском Дананге собралась юбилейная, 25-я встреча Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). А 12—14 ноября столица Филиппин Манила приняла участников саммита Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). В этом году организация отметила своё 50-летие, поэтому форуму постарались придать особую торжественность и представительность.

Говорить о том, что встречи завершились принятием каких-либо судьбоносных решений, способных изменить ход развития если не всего мира, то хотя бы его части, будет преувеличением. На первый взгляд, это одни из крупнейших межгосударственных объединений. АТЭС включает 21 страну (в том числе такие крупные, как Китай, США, Россия, Япония, Канада, Австралия), на долю которых приходится свыше половины мирового ВВП и половина мировой торговли. АСЕАН, объединяющая 10 государств, является региональным союзом, однако ею заключёны соглашения о партнёрстве с ещё рядом стран, так что рамки организации за последние годы сильно расширились.

Однако ни АСЕАН, ни тем более АТЭС нельзя назвать жёстко структурированными наднациональными организациями вроде Евросоюза, чьи решения обязательны к исполнению государствами-членами. Саммит в Дананге завершился принятием носящей сугубо рекомендательный характер резолюции. В ней подчёркивается приверженность стран свободной, открытой и справедливой системе международной торговли. Без сенсаций прошла и встреча в Маниле. Пожалуй, единственным серьёзным документом, утверждённым её участниками, стало соглашение о защите прав трудовых мигрантов. Для членов АСЕАН, между которыми существует значительный переток рабочей силы (например, сотни тысяч граждан Филиппин и Индонезии работают в Малайзии и Сингапуре), подобные соглашения жизненно необходимы.

Но и преуменьшать значение ноябрьских саммитов также нельзя. Они интересны прежде всего сопутствующими событиями — встречами и переговорами участвовавших лидеров. В этом отношении встречи в Дананге и Маниле можно назвать барометром мировой политики. Главный вывод состоит в укреплении международных позиций КНР. Совсем недавно, на прошедшем в октябре XIX съезде Коммунистической партии Китая, говорилось о формировании справедливой системы мироустройства, именуемой в стране «сообществом с единой судьбой». Как подчеркнул в отчётном докладе Генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин, отношения между странами должны строиться на основе равноправия, а разговор с позиций силы недопустим.

Кого имел в виду руководитель Китая, поняли все. Больше двадцати лет после развала СССР Соединённые Штаты самовольно определяли судьбы мира, по своему усмотрению казня и милуя целые страны.

Период единоличной гегемонии Вашингтона подошёл к концу. Как подчеркнул недавно официальный печатный орган ЦК КПК газета «Жэньминь жибао», «всё более очевидны ведущая роль Китая в глобальном управлении и его ответственность в качестве мировой державы». Выход КНР на новый уровень стал очевиден во время саммитов АТЭС и АСЕАН. На первом Китай представлял сам Си Цзиньпин, второй прошёл с участием премьера Госсовета Ли Кэцяна. Лидеры Поднебесной вступили в скрытую, но острую дуэль с Трампом, присутствовавшим на обеих встречах.

Гегемон сдаёт позиции

Глава Белого дома пошёл на провокацию, предложив Вьетнаму и Филиппинам «посредничество» в урегулировании территориальных споров в Южно-Китайском море. Напомним, что речь идёт о Парасельских островах и архипелаге Спратли, о принадлежности которых десятилетиями спорят КНР и ряд государств Юго-Восточной Азии. США используют эти разногласия в собственных целях, обвиняя Пекин в «экспансии» и пытаясь стравить его с соседними странами. Для поддержания высокого градуса напряжённости Вашингтон регулярно отправляет военные корабли в территориальные воды Китая. Последний такой инцидент произошёл в октябре, когда эскадренный миноносец «Чаффи» подошёл вплотную к Парасельским островам.

В этих условиях предложение Трампа стало очередной попыткой вмешательства в дела региона. Однако расчёты американцев не оправдались. Президент Вьетнама Чан Дай Куанг заявил о стремлении «разрешать споры в Южно-Китайском море путём мирных переговоров в соответствии с международным правом». Ещё более конкретно высказался руководитель Филиппин Родриго Дутерте: «Китай сегодня — экономика номер один в мире. Мы должны быть друзьями. Есть такие горячие головы, которые хотели бы, чтобы мы вступили в конфронтацию с Китаем… Абсолютно очевидно, что единственный путь для нас — сотрудничество».

Также в Маниле было официально объявлено о начале переговоров между Китаем и АСЕАН по Кодексу поведения в Южно-Китайском море. По словам Ли Кэцяна, документ станет стабилизирующим фактором в многолетнем конфликте. Таким образом, страны региона будут решать споры самостоятельно, без участия США.

Инструментов влияния на Пекин у Вашингтона остаётся всё меньше. Как когда-то Советский Союз, Китай доказал: противостоять господству мирового капитала можно. Но для этого нужна политика в интересах развития страны, без постоянной оглядки на мнение западных элит. От выбора в пользу социализма в КНР не отказываются.

Ещё одним показателем возросшего влияния КНР стал визит Дональда Трампа. Перед поездкой президент США хвастливо обещал заставить Пекин присоединиться к кампании давления на Северную Корею, а конгрессмены-республиканцы внесли в палату представителей законопроект об усилении военного сотрудничества с Тайванем. Как отмечается в документе, необходимо сбалансировать «возросшую агрессию КНР», а для этого — возобновить стратегический оборонный диалог с Тайбэем, предполагающий поставки вооружений, участие тайваньских войск в совместных учениях, а также визиты кораблей ВМС США в порты острова.

В итоге северокорейская проблема на переговорах затрагивалась вскользь, а Пекин остался при своём мнении, требуя денуклеаризации всего Корейского полуострова и урегулирования конфликта путём мирных переговоров. Что касается Тайваня, Трамп подтвердил согласие с принципом «одного Китая» и тем самым сильно подпортил игру конгрессменам-сопартийцам. В свою очередь Си Цзиньпин дал понять, что Китай будет твёрдо отстаивать национальные интересы. «Тихий океан достаточно большой для того, чтобы в нём хватило места и для Китая, и для США», — сказал он.

Серьёзные уступки сделаны Вашингтоном в сфере экономики. Трамп, ещё недавно обвинявший КНР в нанесении ущерба американским интересам и грозивший ввести санкции, сменил тон. Заключённые во время его визита контракты выгодны в первую очередь именно Китаю. Постоянно растущие потребности в топливе Пекин теперь будет удовлетворять в том числе за счёт сжиженного природного газа (СПГ) с Аляски. Проект стоимостью 43 миллиарда долларов предусматривает прокладку газопровода от месторождений на севере полуострова и строительство завода по производству СПГ на побережье Тихого океана. Самое интересное в этом контракте то, что КНР почти не понесёт расходов: их покроет госфонд, владеющий долговыми бумагами США.

Либеральный тупик

Результаты китайско-американских переговоров вызвали довольно странную реакцию в российских СМИ. Многие из них принялись обвинять Пекин в отходе от «союзнических обязательств» и чуть ли не в предательстве Москвы. Подобным крикунам не мешало бы первым делом внимательно вглядеться в зеркало. Самокритичный анализ покажет, что Россия при нынешнем курсе сама не стремится стать полноценной союзницей Китая и включиться в формирование альтернативной системы глобального устройства.

Пресловутый «поворот на Восток», о котором последние три года не говорил только ленивый, во многом остался на бумаге. Например, дружественный Москве Иран — 80-миллионная динамично развивающаяся экономика — занимает в российском внешнеторговом обороте скромные 0,2 процента (54-е место). В первом и втором кварталах текущего года между странами и вовсе наблюдается сокращение торговли.

Могут возразить, что доля стран Азиатско-Тихоокеанского региона в российской внешней торговле выросла за последние годы с 24 до 30 процентов. Однако эту динамику трудно назвать принципиальным выбором Москвы в пользу незападных стран. Скорее, такова не зависящая от воли российского руководства конъюнктура, связанная с санкциями и падением цен на энергоносители — главный экспортный продукт страны.

Либеральная элита сколь угодно может рядиться в патриотические одежды, но она смотрела и будет продолжать смотреть на Запад как на образец и цель собственных устремлений. Задача-максимум российских властей — выторговать внутри капиталистической системы более или менее просторную нишу для отечественного капитала. Дальше этих притязаний Кремль не идёт и идти не хочет. Поэтому смелые, на первый взгляд, действия в Крыму и Сирии не будут иметь продолжения в виде разрыва с глобальным капиталом, как бы ни витийствовали на эту тему записные ура-патриоты.

Это нежелание вырваться из пут буржуазной системы проявилось на встрече АТЭС. Наблюдая за суетой российской делегации, буквально охотившейся за Трампом, трудно было сдержать чувства недоумения и стыда. Её поведение больше напоминало заискивание лакея перед суровым барином, чем поступки руководителей независимой державы. Чего стоит публичное обещание В.Путина наказать лиц, виновных в срыве его встречи с американским коллегой! Схожая линия наблюдалась в сообщениях ведущих отечественных СМИ, угодливо обсуждавших каждое движение глаз Трампа.

Неудивительно, что в Китае и других противостоящих западной гегемонии странах к Москве относятся со смешанными чувствами, в которых присутствует немалая толика недоверия и настороженности. Там не забыли, как часто постсоветская Россия меняла политическую ориентацию и занимала, мягко говоря, недружественную позицию по отношению к союзникам. Белоруссия и Ливия — яркие тому примеры.

Не добавляет Кремлю уважения и поощряемый им разгул антисоветской пропаганды. Напомним, что в Китае громадную роль Великого Октября с трибуны съезда КПК подчеркнул сам руководитель партии и государства. Разительный и печальный контраст с Россией, где 100-летие революции власть предпочла не заметить, а вдумчивый анализ был заменён дешёвыми, лживыми телеподелками вроде «Троцкого» и «Демона революции».

Экономика России по-прежнему носит полуколониальный характер и находится в сильнейшей зависимости от Запада. Для собственной легитимации нынешнее руководство нет-нет да обвинит «лихие 90-е» в унижении страны. Но вот парадокс: даже в 1999 году доля машин и оборудования в экспорте составляла 10 процентов, а минеральных продуктов (главным образом нефти и газа) — 42 процента. Сегодня «вставшая с колен Россия» демонстрирует углубление губительной диспропорции: соотношение машин и сырья в экспорте составляет 4,9 процента к 67. Зато в импорте доля продукции машиностроения достигла 50 процентов.

Аналогичная картина наблюдается в торговле с Китаем. 70 процентов российского экспорта в КНР — это нефть и газ, ещё 11 процентов — древесина. На машины и оборудование приходятся несущественные 5 процентов. Из этого напрашивается неутешительный вывод: Китаю, поставившему цель перейти к высокотехнологичному производству и уже вышедшему на первое место в мире по количеству мощнейших суперкомпьютеров, экономическое сотрудничество с Россией малоинтересно. При существующих раскладах Москва находится в одной «весовой категории» с Туркменией, где закупать газ Китаю даже выгоднее. Но ничего другого Россия предложить не может. Более того, либеральные элиты зачастую попросту саботируют расширение сотрудничества с Пекином. Это видно на примере высокоскоростной железнодорожной магистрали «Евразия» — составной части стратегии «Один пояс — один путь». Начало реализации данного проекта постоянно откладывается.

Так что если на кого и следует обижаться, то не на Китай, а на руководство собственной страны. Радикально менять социально-экономический курс в Кремле не собираются, тем самым обрекая страну на дальнейшее прозябание в роли второстепенной державы.
http://gazeta-pravda.ru/issue/131-30628-24-27-noyabrya-2017-goda/sotsialisticheskiy-vykhod-iz-liberalnogo-tupika/
Tags: Америкосы, Капитализм, Китай, Россия, Статьи
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Опасный разлад на афганском направлении

    Между республиками Центральной Азии обостряются разногласия по вопросу отношений с Афганистаном. Если таджикские власти преду-преждают о…

  • Кавказская западня

    Конфликт Баку и Тегерана отразил тревожные процессы на постсоветском пространстве. Пользуясь амбициями и зависимым положением элит, внешние силы…

  • Кровавые тени прошлого возвращаются

    В Узбекистане официально реабилитированы свыше ста репрессированных в советское время лиц, включая главарей басмаческого движения. Назвав их…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments