Previous Entry Share Next Entry
Сочинская встреча без прорывов. Комментарий иранскому агентству
СКП
kojemyakin
Сочинская встреча президентов России, Ирана и Турцию российские СМИ сравнивают ни много ни мало с Ялтинской конференцией 1945 года, определившей устройство послевоенного мира. Но, как это часто бывает, красивые параллели имеют мало общего с реальностью. Положить конец сирийскому кризису прошедший саммит не мог, и любые надежды на подобный исход изначально были напрасными. Причин здесь несколько.

Во-первых, участники «тройки» в лице Москвы, Тегерана и Анкары по-разному смотрят на настоящее и будущее Сирии, что проистекает из несовпадения их интересов. Тегеран настаивает на безальтернативности сохранения у власти Башара Асада, выступает против суверенизации (пусть и под прикрытием широкой автономии) курдского меньшинства и является последовательным противником джихадистских группировок, под каким бы названием последние ни выступали.

Турция, хотя и противостоит попыткам курдов отделиться от Дамаска, стремится к закреплению за собой зон контроля в Сирии. С этой целью турецкие вооружённые силы вошли на территорию страны, заняв ряд ключевых районов в провинциях Идлиб и Алеппо. При этом Анкара полностью проигнорировала протест сирийского правительства, называющего подобные шаги незаконной оккупацией. К слову, во время саммита президент Ирана Хасан Роухани выступил с поддержкой позиции Дамаска, назвав недопустимым присутствие иностранных сил без легитимного приглашения руководством Сирии.

Более того, Турция продолжает всестороннюю поддержку ряда экстремистских группировок, открыто противостоящих законным властям Сирии. Россия же лавирует между Дамаском, Тегераном и Анкарой и настаивает на федерализации страны, с предоставлением автономии курдам. Москва явно не хочет идти на обострение отношение с США и поддерживаемым Вашингтоном Сирийскими демократическими силами (СДС).

Во-вторых, минусом сочинской встречи стало игнорирование того факта, что треть территории Сирии фактически оккупируется США и союзными им отрядами СДС. Единственным, кто поднял этот вопрос, стал Хасан Роухани, но остальные участники предпочли тему не муссировать. Таким образом, совершенно непонятно, как в таких условиях будет обеспечена территориальная целостность и суверенитет Сирии.

В-третьих, туманными выглядят перспективы созыва Конгресса сирийского национального диалога, на котором настаивает российская сторона. По словам Путина, данный Конгресс должен объединить «внутреннюю и внешнюю оппозицию и все религиозные группы». Однако собравшиеся 23 ноября в Эр-Рияде представители ряда оппозиционных групп приняли итоговое заявление, в котором потребовали отставки Башара Асада, роспуска всех правительственных силовых структур и выступили против участия Ирана в сирийском урегулировании. Для нормального внутрисирийского диалога подобные требования совершенно неприемлемы.

Признавая важность встреч на высшем уровне, нельзя вместе с тем не констатировать: задач урегулирования кризиса сочинский саммит не решил. Стремясь избежать «острых углов», некоторые участники попросту лишили его смысла.
http://easterniran.com/fa/doc/analysis/1076/

?

Log in

No account? Create an account