Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Categories:

Дело не в цвете кожи



Южно-Африканская Республика переживает самый сложный этап развития за последние двадцать с лишним лет. Тысячи протестующих требуют отставки президента, а правящий альянс дал трещины. За политическими баталиями проглядывают интересы корпораций, желающих полностью прибрать к рукам богатейшие ресурсы.

От скандалов к протестам

Рассказывая о событиях в ЮАР, многие российские СМИ представляют их как попытку очередной «цветной революции». Дескать, руководство ЮАР ведёт самостоятельную политику, присоединилось к БРИКС и хочет развивать отношения с Москвой. А потому страну наказывает Запад. В действительности обстановка в Южной Африке намного сложнее и не укладывается в чёрно-белую систему координат. Если вкратце, то внешние игроки заинтересованы в появлении более сговорчивого режима, но опираются они не только на оппозицию, но и на влиятельные группы внутри правящей партии. В свою очередь, власть проводит крайне непоследовательную политику, своими шагами лишь приближая развязку. В этом отношении ЮАР напоминает как Украину периода Виктора Януковича, так и современную Россию.

Но об этом ниже. Пока — о последних событиях. Уже несколько лет страну сотрясают коррупционные скандалы, плавно перетекающие в политические. В их центре раз за разом оказывается президент Джейкоб Зума. Так, главу государства обвинили в трате бюджетных 20 миллионов долларов на строительство усадьбы в родовом селе. По решению суда он был вынужден вернуть часть средств в казну.

Не менее громкой оказалась связь президента с братьями Гупта. Эти выходцы из Индии создали в ЮАР настоящую бизнес-империю, включавшую угольные шахты, инжиниринговые компании, СМИ и т.д. Расследование выявило не только финансовые нарушения, связанные с поставками братьями угля государственной энергокомпании «Эском», но и их вмешательство в государственные дела. На важные посты в правительстве назначались протеже Гупта, а окружение Джейкоба Зумы получало многомиллионные подношения. Действия бизнесменов были расценены судами как «захват государства». После возбуждённых уголовных дел и массовых протестов братья Гупта покинули страну, их счета арестованы.

Неожиданное касательство к скандалам имела Россия. Три года назад между Москвой и Преторией было подписано соглашение о сотрудничестве в области атомной энергетики, согласно которому Росатом обязывался построить несколько энергоблоков общей мощностью 9,6 ГВт. Однако оппозиция обвинила в лоббировании проекта всё тех же Гупта, владевших урановыми рудниками. В результате 26 апреля Высокий суд Западно-Капской провинции назвал соглашение с Росатомом незаконным, поскольку-де оно было заключено без проведения тендера.

В тисках реколонизации

Это событие показало, что руководству ЮАР далеко до единства. И дело не только в том, что суд пошёл против президента. У договорённостей с Москвой оказались противники в самом правительстве: в первую очередь — министр финансов Правин Гордхан. Накопившиеся противоречия привели 30 марта к его отставке. Решение Зумы стало спусковым крючком для массовых протестов. Шесть партий, среди которых крупнейшие оппозиционные — Демократический альянс и «Борцы за экономическую свободу», — заключили соглашение о совместных действиях.

Но против Зумы выступила не только оппозиция. Руководство правящего Африканского национального конгресса (АНК) раскритиковало кадровые решения, а партийная комиссия по этике выступила за отставку президента. В стане недовольных оказался и первый вице-президент Сирил Рамафоса. Ещё более углубился раскол в Трёхстороннем альянсе — правящей коалиции в составе АНК, Южно-Африканской коммунистической партии (ЮАКП) и Конгресса южноафриканских профсоюзов. Генеральный секретарь компартии Блейд Нзиманде, одновременно занимающий пост министра высшего образования, выразил возмущение тем, что важные государственные решения принимаются президентом без согласования с союзниками. В числе других «болевых точек» он назвал поразившую государственные органы коррупцию и неспособность власти решать социально-экономические проблемы.

В ЮАКП всерьёз обсуждаются выход из Трёхстороннего альянса и самостоятельное участие в выборах 2019 года. С соответствующим призывом уже выступила молодёжная лига партии. Окончательное решение должен принять намеченный на июль XIV национальный съезд ЮАКП.

Президентское кресло грозило окончательно выскользнуть из-под Джейкоба Зумы. На 18 апреля в парламенте было назначено рассмотрение его отставки. Избежать краха Зуме удалось в последний момент. Комиссия по этике отозвала своё требование, а генсек правящей партии Гведе Манташе заявил, что АНК не пойдёт на поводу у оппозиции.

Но, похоже, буря только отсрочена. На первомайском митинге в городе Блумфонтейн президента освистали и вынудили покинуть город. С критикой Зумы выступили его предшественники: Табо Мбеки и Кгалема Мотланте.

Таким образом, продержаться до декабря, когда правящая партия будет избирать нового руководителя, главе ЮАР будет очень трудно. Но — необходимо для собственного политического выживания. Новый президент АНК (сейчас этот пост занимает сам Зума) станет наиболее вероятным кандидатом в следующие руководители страны. Груз коррупционных скандалов вынуждает Зуму проталкивать на этот пост «своего» человека. Наиболее вероятный претендент — его бывшая супруга Нкосазана Дламини-Зума, ранее возглавлявшая МИД ЮАР и комиссию Африканского союза. В то же время внутрипартийная оппозиция делает ставку на Сирила Рамафосу.

Но противостояние в АНК и в стране вызвано и более глубокими причинами. Вплоть до прихода к власти в 1994 году Конгресс выступал как левая сила. В знаменитой Хартии свободы — основном программном документе АНК — говорилось о национализации промышленности, земельной реформе, бесплатном всеобщем образовании и т.д. Неудивительно, что на всём протяжении борьбы против апартеида Конгресс выступал в союзе с коммунистами, а большинство его руководителей (включая Мбеки, Зуму и даже, по некоторым данным, Нельсона Манделу) одновременно входили в ЦК ЮАКП.

Однако в ходе сопровождавших передачу власти переговоров лидеры АНК согласились конституционно закрепить неприкосновенность частной собственности. Другими словами, хозяева южноафриканской экономики сохранили своё влияние. Местные и иностранные корпорации — «Лонмин», «Де Бирс» и др. — по-прежнему контролируют добычу полезных ископаемых. Более того, Центральный банк и министерство финансов были фактически выведены из-под контроля президента.

В результате, как пишет экономист Джон С. Саул, степень интеграции ЮАР в мировую капиталистическую систему только выросла. Этот процесс он называет реколонизацией страны финансовым капиталом. И действительно, согласно статистике, три четверти южноафриканских компаний частично или полностью принадлежат иностранным акционерам. Никуда не делись расовые различия. Имея 8-процентную долю в населении, потомки белых колонизаторов владеют 90 процентами национального богатства.

Неолиберальная волна захлестнула и руководство ЮАР. За двадцать лет АНК проделал дрейф от левой силы к «добропорядочной» буржуазной партии, руководящие посты в которой занимают капиталисты-миллионеры. Например, первый вице-президент Рамафоса является одним из богатейших людей страны, владея сетью «Макдоналдс» и имея долю в корпорации «Лонмин». Уровень неравенства в стране — один из высочайших в мире. Из 160 тысяч долларовых миллионеров Африки почти 50 тысяч проживают в ЮАР. При этом половина населения живёт менее чем на 2 доллара в день, а 22 процента, или 12 миллионов человек, страдают от недоедания. Причём их доля в последние годы стабильно увеличивается.

В последние годы власть сделала ещё ряд шагов навстречу корпорациям. Были ужесточены правила проведения забастовок, а события августа 2012 года стали окончательным разрывом с идеалами Хартии свободы. Тогда полиция силой подавила забастовку горняков платиновой шахты Марикана, принадлежавшей компании «Лонмин». В бойне погиб 41 шахтёр, десятки были ранены. По ряду сведений, приказ о расправе исходил с самого верха.

Спасение — в социализме

И всё же полностью угодить глобальному капиталу Претория не смогла. От неё ждут полной капитуляции, включая приватизацию стратегических отраслей и отказ от любых намёков на самостоятельный внешнеполитический курс. Этим и вызваны политические битвы последних лет. В руководстве ЮАР чётко обозначились два лагеря. Во-первых, прозападный либеральный во главе с Рамафосой и отправленным в отставку Гордханом. Эти силы тесно связаны с иностранными державами. По некоторым данным, протесты координируются посольством США, а отставке главы минфина предшествовала информация о тайных переговорах Гордхана с западными правительствами.

Во-вторых, национально-буржуазный лагерь во главе с президентом Зумой. Последний выражает интересы молодого капиталистического класса из числа коренного населения. Устремления этого класса выразил сам Зума в последнем послании к парламенту. С одной стороны, он заявил о правах государства на природные богатства страны, а с другой — призвал «ослабить контроль белого монополистического капитала и позволить чернокожим людям войти в бизнес». Таким образом, речь идёт о перераспределении собственности, но не на благо народа, а в пользу всё того же капитала, отличающегося лишь цветом кожи.

Может показаться, что господство национальной буржуазии более прогрессивно, чем власть зарубежных корпораций. На деле принципиальной разницы между ними нет. И в первом, и во втором случае страна и её ресурсы служат обогащению узкой кучки дельцов. К тому же, как показывает история, «национально ориентированная» буржуазия, когда это ей выгодно, легко отказывается от патриотической риторики, идя на союз с международным капиталом.

Поэтому никто не делает для победы «цветной революции» в ЮАР больше, чем само окружение президента с его противоречивыми шагами и коррумпированностью. В этом отношении Южная Африка далеко не первая. Всюду, где произошли успешные «оранжевые» перевороты, свергнутые режимы были оторваны от народных масс и пытались усидеть сразу на нескольких стульях. И наоборот, в странах, где власть имела широкую народную поддержку, такие попытки либо проваливались (Иран, Белоруссия), либо их инициаторы шли на открытую военную интервенцию (Ливия).

Как и в России, в ЮАР единственной альтернативой ложному выбору между капиталом «национальным» и иностранным является социалистический путь развития. Среди жителей страны укоренены левые идеи. На это указывает, например, успех партии «Борцы за экономическую свободу», использующей трескучие лозунги вроде немедленной конфискации всех земель у белых владельцев. Эти зачастую стихийные и несвободные от налёта национализма и даже расизма идеи должна перехватить мощная левая сила, стоящая на классовых позициях. Ею может стать Компартия, но при условии дистанцирования от дискредитировавших себя политиков. На этом пути сделаны важные шаги: в ЮАКП говорят о необходимости углубления национально-демократической революции. Эта «вторая фаза» должна ограничить всевластие транснациональных корпораций и начать постепенное обобществление производства.

Коммунистам могут помочь широкие массы трудящихся. В апреле в стране появилось новое объединение — Южно-Африканская федерация профсоюзов. Её ядром стал Национальный профсоюз металлистов — мощная организация, покинувшая официозный Конгресс профсоюзов после того, как последний одобрил расправу в Марикане. Созданное объединение включает 24 тред-юниона с 700 тысячами членов и стоит на чётких левых позициях. Последние события федерация расценивает как борьбу капиталистических группировок за контроль над правительством и бюджетом.

«Думать, что, изгнав Зуму, мы решим проблемы, это заблуждение. Наша задача — свергнуть капиталистическую систему и заменить её социализмом», — заявил на учредительном съезде один из лидеров объединения Мак Чабалала. Среди основных программных положений федерации — интернационализм и антиимпериализм, рабочий контроль над производством, создание Государственного банка, бесплатные образование и здравоохранение. Задачей-минимум активисты считают организацию массового рабочего движения. Крайне показательно, что на учредительном съезде неоднократно звучали цитаты из работ Ленина и Маркса.

Оградить Южную Африку от окончательного поглощения мировым капиталом, чьим признаком является социальный апартеид, способен только левый поворот. Впрочем, эта истина справедлива и для всего остального мира.
http://gazeta-pravda.ru/archive/issue/49-30546-12-15-maya-2017-goda/delo-ne-v-tsvete-kozhi/
Tags: Африка, Капитализм, Коммунизм, Статьи
Subscribe

  • Виртуозы политических игрищ

    Две республики Центральной Азии готовятся к выборам. Жителям Узбекистана предстоит избрать президента, граждане Киргизии будут голосовать за…

  • Конвейер лжи и террора

    Индия переживает новый подъём протестного движения. Миллионы людей отвергают неолиберальный курс, обернувшийся катастрофой. Власть пытается…

  • Политическое сватовство с дальним прицелом

    США не оставляют надежд на закрепление в Центральной Азии. В регион зачастили американские дипломаты и военные, не скупящиеся на обещания…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments