Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Кыргызстан накануне грозового года

В новый год Киргизия входит с целым набором бомб замедленного действия. Некоторые из них, как, например, деформированная экономическая структура, накапливались с 1991 года. Но целый ряд создан за последние месяцы недальновидной политикой власти. Эти бомбы могут разорваться в самое ближайшее время, тем более что 2017-й несёт республике много испытаний.

ПРИНЯТИЕ бюджета на 2017 год прошло в Киргизии как никогда быстро. Силами фракций, входящих в коалицию парламентского большинства, главный финансовый документ был одобрен без лишних обсуждений уже в конце ноября. Но эта лёгкость не должна вводить в заблуждение. Как и прежде, республиканский бюджет далёк от того, чтобы называться бюджетом развития. Скорее, это набор чрезвычайных мер, рассчитанных на удержание экономики и социальной сферы от окончательного рассыпания и предотвращение массового недовольства.

Но решить эти задачи становится всё труднее. Расходы на реальный сектор экономики будут сокращены в 2017 году с 35,1 миллиарда сомов (32 млрд. рублей) до 31,6 миллиарда (28,7 млрд. рублей). Согласно обещаниям правительства, в 2017-м будут открыты три новых предприятия, включая сахарный и консервный заводы и текстильную фабрику. Однако даже если эти планы будут реализованы, кардинально изменить ситуацию в экономике они не смогут. Оставшиеся с советского времени уникальные предприятия — Кадамжайский сурьмяной комбинат, Кара-Балтинский горнорудный комбинат, кремниевый завод «Кристалл» и другие — находятся в кризисном состоянии, но реанимировать производство власти не собираются.

Существенное урезание ожидает и социальную сферу. Как заявил премьер-министр Сооронбай Жээнбеков, денег на повышение зарплаты всем госслужащим в бюджете нет. Исключение составят только чиновники муниципальных и районных органов власти. Кроме того, на 115 миллионов сомов (105 млн. рублей) сокращается бюджет министерства социального развития. На заседании парламента, посвящённом обсуждению бюджета, эту проблему пыталась поднять депутат Аида Исмаилова. По её словам, в регионах тысячи людей подают документы на получение пособия по бедности, но их не принимают, ссылаясь на отсутствие средств в бюджете. «Между тем уровень общей бедности поднялся до 32,1 процента, а детской — больше 40 процентов, — напомнила она. — Эти деньги нужно было пустить на выплату пособий».

Но подобные призывы являются исключением. Парламент дружно одобряет вносимые предложения, даже если они являются откровенно кощунственными на фоне прогрессирующей бедности. Так, в бюджеты министерств заложили средства… на мойку служебных машин. А Центральная избирательная комиссия недавно объявила тендер на закупку нагрудных значков и удостоверений для депутатов местных кенешей (советов) на сумму 6,3 миллиона сомов (5,7 млн. рублей).

При всём при том бюджет на следующий год свёрстан с рекордным дефицитом. Расходы превысят доходы на 23,3 миллиарда сомов (21,2 мрлд. рублей). Разница будет покрываться за счёт заимствований. Эта сомнительная практика, к которой прибегали все без исключения президенты Киргизии, увеличила внешний долг страны до 4 миллиардов долларов, или до 60 процентов ВВП. Только в 2016 году на обслуживание долга ушло 10 миллиардов сомов — столько же, сколько на весь силовой блок. Раздающиеся предупреждения об опасности непродуманных заимствований руководство решительно отвергает. Выступая на пресс-конференции по итогам года, президент Алмазбек Атамбаев заявил, что страна должна продолжать получать кредиты. Иначе, по его мнению, не на что будет строить дороги и решать проблемы в энергоотрасли. Более того, как сообщил Атамбаев, он постарается набрать максимальное количество кредитов до окончания своих полномочий, поскольку-де у него сложились хорошие отношения с главами иностранных держав.

ЭТОТ волюнтаристский подход проявляется не только в экономике. С момента своего избрания президентом Алмазбек Атамбаев сознательно ограничивал своё вмешательство в публичную политику, объясняя это тем, что, согласно Конституции, Киргизия является парламентской республикой. В последний год, впрочем, от этой скромности не осталось и следа. В 2016-м Атамбаев не просто заявил о себе как о полновластной фигуре — в его действиях проглядывают те самые авторитарные черты, за которые сам президент не устаёт критиковать предшественников: Акаева и Бакиева.

Это ярко проявилось в ходе конституционной реформы. Изменив своей привычке стоять над схваткой, Атамбаев открыто вмешался в обсуждение. Противники изменения Основного Закона подвергались его жёсткой критике, граничащей с оскорблениями и угрозами. Подобные действия способствовали резкой поляризации политической системы Киргизии, что привело в октябре к распаду правящей коалиции и уходу в оппозицию партий «Ата Мекен» и «Онугуу-Прогресс».

Объяснять всё особенностями характера президента было бы преувеличением. Поведение Алмазбека Атамбаева ложится в канву процесса концентрации власти в руках группировки, сформировавшейся вокруг главы государства и Социал-демократической партии. Уходящий год стал решающим в её судьбе. Инициировав изменение Конституции, власть попыталась обезопасить себя от возможных эксцессов, связанных с уходом Атамбаева. В 2017 году он должен покинуть свой пост, что может стать фатальным для правящей группировки. Поправки в Конституцию урезают полномочия президента, увеличивая власть правительства и коалиции парламентского большинства.

Эти и другие изменения, укрепляющие позиции руководящей элиты, были вынесены на референдум. Голосование прошло 11 декабря и, на первый взгляд, принесло убедительную победу власти: за поправки проголосовали почти 80 процентов избирателей. Но тревожным сигналом для руководства страны стала явка — минимальная за всю историю современной Киргизии. Согласно официальным данным, на участки пришли лишь 42 процента граждан, имеющих право голоса (нижний порог явки составляет 30 процентов). Но даже эта цифра вызывает сомнения. Вопреки обыкновению, основной приток избирателей пришёлся на вечерние часы. Центризбирком объяснил это тем, что большую часть дня граждане проводят на работе. О том, что голосование проводилось в воскресенье, в ЦИК, видимо, забыли.

Наконец, немалая часть граждан была лишена возможности принять участие в референдуме из-за отсутствия биометрических данных. Согласно законодательству, в списки избирателей включаются только сдавшие отпечатки пальцев, фотографию и электронную подпись. Сотни тысяч жителей либо отказались проходить эту процедуру, либо не имели соответствующей возможности — как, например, трудовые мигранты в России и Казахстане. В результате в референдуме участвовали менее 1,2 миллиона граждан из 6-миллионного населения страны, а «за» проголосовали лишь 955 тысяч. В будущем этот факт может быть использован как доказательство незаконности конституционной реформы.

Одновременно с референдумом прошли выборы 389 сельских и 22 городских кенешей, включая столичный. Победу в большинстве из них одержала правящая Социал-демократическая партия. Предвыборная кампания сопровождалась подкупом избирателей и прочими грязными технологиями, заставившими вспомнить о временах прежних правителей страны. Например, в Бишкеке за СДПК активно агитировали учителя. Алмазбек Атамбаев, комментируя эти сообщения, заявил, что не верит, «что кто-то кому-то выкручивает руки при голосовании». «И если кто-то из учителей призывает голосовать за СДПК, то, возможно, они просто ей больше доверяют», — объяснил он. К слову, и сам президент не удержался от агитации. Проголосовав утром 11 декабря, он заявил журналистам, что уверен в прохождении в столичный кенеш СДПК и партии «Республика—Ата-Журт».

Таким образом, в 2017 год Киргизия возьмёт с собой массу застарелых и новых проблем. Намеченные на осень президентские выборы явно будут сопровождаться острой борьбой. Политическое противостояние сольётся с экономическими трудностями, что может привести к социальному взрыву.

ИТОГИ уходящего года и ожидаемые события вновь ставят вопрос о возрождении влияния левых сил. Все ведущие политические партии республики тесно связаны с крупным бизнесом. Нужды народа их интересуют лишь в той мере, в какой позволяют добиваться узкокорыстных целей. К сожалению, Партия коммунистов Киргизии противостоять на равных олигархическим группировкам пока не может. 2016 год стал для ПКК не самым удачным за её историю. Партия не смогла провести своих представителей ни в один городской кенеш. В Бишкеке коммунисты получили 1 процент голосов, в городе Кара-Куль Джалал-Абадской области — 1,1 процента. Подобные результаты являются следствием крайне неоднозначных шагов, предпринятых руководством ПКК за последние годы.

Но надежда на то, что партия укрепит своё влияние среди народных масс, всё же есть. 17 декабря прошло собрание столичного партактива, на котором были проанализированы итоги выборов. По мнению коммунистов, самое опасное сейчас — поддаться унынию и сложить руки. Как было отмечено, в преддверии 100-летия Великого Октября ПКК должна активизировать свою деятельность. Это тем более важно, что социалистическая альтернатива остаётся единственным спасением для Киргизии, которая уже 25 лет не может справиться с системным кризисом.
http://gazeta-pravda.ru/archive/issue/146-30497-29-31-dekabrya-2016-goda/nakanune-grozovogo-goda/
Tags: Кыргызстан, Статьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments