Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Categories:

Холодный ветер новой диктатуры



Импичмент, объявленный президенту Бразилии Дилме Руссефф, стал началом нового этапа в борьбе США за гегемонию в Латинской Америке. Внешне мирный «мягкий переворот» преследует ту же цель, что и прежде — перевороты военные. Вашингтону и североамериканским корпорациям нужен полный контроль над страной, которая последние годы вела самостоятельную политику.

Переворот нового поколения

Последний день лета имеет в истории Бразилии особое — драматичное — значение. 31 августа 1969 года в стране произошёл очередной военный переворот. У власти оказалась хунта генералов Соза и Мелу, Грюневальда и Тавариса. Спустя два месяца они формально передали власть президенту Эмилиу Медиси, но военная диктатура в Бразилии не пала. Именно на пятилетнее правление Медиси приходятся её самые тёмные страницы. Любые проявления несогласия жестоко подавлялись. Всем заподозренным в антиправительственной деятельности грозила смертная казнь. В стране зверствовали так называемые эскадроны смерти, расправлявшиеся с активистами левых движений, профсоюзными вожаками, журналистами. Всё это происходило при полной поддержке Соединённых Штатов.

Именно тогда, в 1970 году, в числе арестованных оказалась 22-летняя Дилма Руссефф. Дочь болгарского коммуниста Петра Русева, покинувшего родину ещё в 1920-е годы, она наследовала убеждения отца и вступила в Социалистическую партию, а затем присоединилась к её радикальному марксистскому крылу — «Команде национального освобождения», которая вела городскую партизанскую борьбу. За два года тюремного заключения будущему президенту Бразилии пришлось пережить издевательства и пытки. Впоследствии Руссефф крайне неохотно вспоминала об этом времени, но недавно изменила своему правилу. «За свою жизнь я уже испытала и неописуемую боль пытки, и пугающую боль недуга, теперь же я ощущаю не менее чудовищную боль несправедливости», — сказала она в мае, когда сенат — верхняя палата бразильского парламента — временно отстранил её от исполнения полномочий.

Происходящее действительно напоминает миллионам жителей страны об эпохе военной диктатуры. По странному совпадению именно 31 августа состоялась процедура импичмента Дилмы Руссефф — событие, которое сторонники президента в парламенте и на улицах бразильских городов назвали переворотом. На первый взгляд, с военными путчами пятидесятилетней давности нынешняя смена власти имеет мало общего: армия не выходит из казарм, нет массовых расправ над активистами оппозиции. Но эти внешние признаки не должны вводить в заблуждение. Времена изменились — претерпели изменения и методы работы с неугодными режимами. Родившийся в Бразилии и проживающий в Великобритании журналист Виктор Фрага назвал импичмент высокотехнологичным переворотом XXI века, разновидностью гибридной войны. Цели же остались прежними: переход власти в руки компрадорской буржуазии, которая откроет двери североамериканским корпорациям и превратит страну в верного сателлита Вашингтона.

Однозначно трактует происшедшие события и Коммунистическая партия Бразилии. В заявлении, сделанном её руководителем Лучианой Сантос 31 августа, импичмент называется «переворотом, направленным против народа и демократии». «Это тяжёлое поражение бразильского народа, имеющее негативные последствия для патриотической и прогрессивной борьбы во всей Латинской Америке», — подчеркнула она. При этом Сантос в очередной раз отметила, что Дилма Руссефф не совершала никаких преступлений, а отрешение её от должности произошло в результате мошеннических процедур.

Кто кричит «держи вора!»?

Это действительно так. За два года не было доказано ни одного более или менее серьёзного обвинения в отношении президента. Причастность к коррупции в государственной нефтегазовой компании «Петробрас», на которой изначально строилась кампания против Руссефф, так и не подтвердилась. В результате её противники не нашли ничего лучшего, как вменить в вину президенту займы у государственных компаний с целью покрытия текущего дефицита бюджета. Подобная практика существует в Бразилии много лет и никогда не становилась объектом разоблачений. Теперь же оппозиция вдруг заявила, что не одобренные парламентом кредиты являются финансовым преступлением, и добилась принятия соответствующего закона. А добившись, задним числом пристегнула к нему Руссефф. Эти манипуляции полностью противоречат законодательству, по которому импичмент может быть объявлен лишь за тяжкие уголовные преступления.

Лицемерными являются и упрёки в социально-экономическом кризисе. С 2011 года, когда Руссефф пришла к власти, доля граждан, живущих в состоянии крайней бедности, сократилась с 8,5 до 2,8 процента, а в абсолютных цифрах — с 16 до 6 миллионов человек. В рамках программы «Мой дом, моя жизнь» было построено 3,5 миллиона единиц жилья для малоимущих, а другая программа — «Больше врачей» — обеспечила квалифицированным медицинским обслуживанием 50 миллионов человек в отдалённых районах страны. Даже экономические трудности, вызванные резким падением цен на основные экспортные товары, не привели к отказу от социальных обязательств.

Неуёмность инициаторов антипрезидентской кампании становится понятной, если поменять местами обвиняемых и обвинителей. Наступление на Руссефф и Партию трудящихся осуществлялось не борцами за справедливость, а людьми, опасающимися разоблачения. Ни Лула да Силва, ни пришедшая ему на смену Дилма Руссефф не смогли сокрушить складывавшуюся десятилетиями политическую систему, состоящую из множества партий и характеризующуюся большим влиянием крупного капитала. Несмотря на занимаемые первые места на выборах, Партия трудящихся имеет сегодня 11 процентов в нижней и 13 процентов мест — в верхней палате парламента. Для формирования правительства левые силы были вынуждены заключать коалиционные соглашения с другими партиями, что значительно ограничивало пространство действий. К примеру, руководству Бразилии так и не удалось установить эффективный контроль над компанией «Петробрас», которая за шестьдесят лет своего существования обросла коррупционными и околокоррупционными схемами.

Экономические трудности потребовали от власти более жёсткого подхода. Согласно планам Руссефф, «Петробрас» должна была стать двигателем социального прогресса и направлять прибыль в образование и здравоохранение. Но для этого необходимо было очистить компанию от коррупции. Процесс натолкнулся на ожесточённое сопротивление союзников Партии трудящихся по правящей коалиции. Дальнейшие события отлично характеризует запись телефонного разговора экс-президента компании «Транспетро» (дочерний филиал «Петробрас») Серхио Мачадо и сенатора Ромеро Жука, обнародованная одним из изданий. В нём политики сходятся во мнении, что единственная возможность остановить антикоррупционные расследования — это свергнуть Дилму Руссефф.

Оба фигуранта скандала — члены Партии бразильского демократического движения (ПБДД). Будучи одной из самых влиятельных политических сил страны, она до недавнего времени являлась главным партнёром Партии трудящихся. Её лидер — Мишел Темер — занимал пост вице-президента, а Эдуардо Кунья — спикера нижней палаты парламента. Сами находясь под следствием (как и большинство других членов комиссии по импичменту), руководители ПБДД всадили нож в спину союзникам и стали главными инициаторами свержения президента.

У марионеток Вашингтона мало шансов

Эпилогом спектакля лжи и предательства стало голосование 31 августа. 61 сенатор высказался за импичмент, 20 — против. В тот же день прошла инаугурация нового главы государства. Им стал Мишел Темер, который будет исполнять обязанности до конца 2018 года.

Эти события вызвали разную реакцию за рубежом. Венесуэла, Боливия и Эквадор отозвали своих послов из Бразилии. «Это переворот не только против Дилмы. Это переворот против Латинской Америки и Карибского бассейна. Это атака на прогрессивные, народные, левые движения», — заявил президент Венесуэлы Николас Мадуро. А вот в Соединённых Штатах известия из Бразилии встретили с плохо скрываемой радостью. Пресс-секретарь госдепартамента Джон Кирби заявил, что «сенат проголосовал в соответствии с конституцией», что импичмент «был решением народа Бразилии» и что в Вашингтоне уважают этот выбор.

Удивляться здесь нечему. Ещё будучи депутатом, Мишел Темер являлся активным информатором американского посольства. Благодаря сайту «Викиликс» мир узнал о том, что он передавал США сведения о работе различных партий, давал оценки их шансам на выборах и яростно критиковал власти за «чрезмерное внимание к социальным программам».

Едва получив президентские полномочия, Темер принялся воплощать свои кляузы в жизнь. Первыми его шагами стало расформирование министерств культуры, женщин, расового равенства и прав человека. В новом составе правительства нет ни одного представителя небелого большинства населения и ни одной женщины. В ближайших планах Темера — урезать финансирование госпрограмм по борьбе с бедностью, упростить правила продажи земель индейских племён корпорациям, смягчить определение принудительного труда и начать приватизацию нефтегазового сектора. Тем самым, заявляют в новом кабинете, будут созданы благоприятные условия для иностранных инвесторов. В первую очередь, для северо-американских. Об этом говорит хотя бы тот факт, что главным спонсором протестов против Руссефф являлся миллиардер Хорхе Пауло Леманн, тесно связанный с Уолл-стрит.

Церемониться с оппозицией, как это делала прежняя власть, Темер и его команда не намерены. Первые же марши протеста в поддержку Руссефф, состоявшиеся в Сан-Паулу и других городах после импичмента (на снимках), были жестоко разогнаны военизированной полицией, использовавшей слезоточивый газ, водяные пушки и электрошок. Кроме того, руководство страны заявило о намерении закупить почти полторы тысячи бронированных автомобилей итальянской фирмы «Ивеко», которые будут использоваться для полицейских операций.

Добиться капитуляции от Дилмы Руссефф правые реакционные силы не смогли за месяцы нападок и вряд ли смогут сделать это теперь. «Не отказывайтесь от борьбы!» — призвала своих сторонников экс-президент и процитировала стихотворение В.В. Маяковского «Ну, что ж!»:

Нам не с чего

радоваться,

но нечего

грустить.

Бурна вода истории.


Эта «бурная вода истории» не оставляет марионеткам Вашингтона шансов на продолжительный триумф. Согласно опросам, рейтинг Темера не превышает 5 процентов. Наибольшей популярностью среди избирателей пользуется Лула да Силва. Этот «крёстный отец» Дилмы Руссефф, как называют его в Бразилии, уже заявил о возможном участии в президентских выборах. Неудивительно, что против да Силвы выдвигаются не менее абсурдные обвинения, а новый режим пытается изолировать его от участия в политической жизни.

Не собирается уходить на покой и сама Руссефф. Объявляя импичмент, депутаты не запретили ей занимать государственные должности. Это взбесило Темера, который публично заявил о недопустимости подобных ошибок. Адвокаты экс-президента уже подали апелляции на решение парламента в Федеральный верховный суд и Межамериканскую комиссию по правам человека при Организации американских государств. Вероятность положительного решения очень мала, но главное здесь — информационная кампания. Сторонникам Руссефф она нужна в условиях намеченных на октябрь муниципальных выборов. В Партии трудящихся заявили, что используют их для создания единого фронта сопротивления нелегитимной власти.

В этом её полностью поддерживает Коммунистическая партия Бразилии. «Для прогрессивных левых сил нет иного пути, кроме как сохранить единство, расширить влияние в массах и вести неустанную борьбу против незаконного правительства и его репрессивной политики», — говорится в заявлении КПБ. Многотысячные митинги, не прекращающиеся в Бразилии, подтверждают, что народная поддержка у левых партий есть и возвращаться к тёмным временам диктатуры и неолиберализма жители страны не хотят.
http://gazeta-pravda.ru/archive/issue/102-30453-15-sentyabrya-2016-goda/kholodnyy-veter-novoy-diktatury/
Tags: Америкосы, Бразилия, Латинская Америка, Статьи
Subscribe

  • Значение референдума и выборов в Киргизии

    Комментарий ИА "Фарс" Прошедшие в Кыргызстане референдум по Конституции и местные выборы стали важным этапом новой политической реальности, начало…

  • Трудящиеся, выбирая жизнь, отвергают капитализм

    Под гул протестов уходит 2020 год. Вызвав гибель сотен тысяч и обнищание сотен миллионов людей, пандемия подтвердила пагубность капитализма.…

  • Погоня за властью

    Руководство Киргизии лихорадочно закрепляет свои позиции. В ближайшее время страну ждут не только президентские выборы, но и референдум по новой…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments