Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Посткаримовский Узбекистан. Грозит ли стране дестабилизация?


Предположение о том, что уход Ислама Каримова из жизни грозит Узбекистану тотальной дестабилизацией, стало настоящим locus communis – «общим местом», некой прописной истиной для экспертов, журналистов и простых обывателей. Это неудивительно: за последние 10-15 лет только ленивый не повторял, как буддийскую мантру, мысль об опасности смены власти в республиках Центральной Азии, и особенно в Узбекистане и Казахстане, где правители не менялись с конца 1980-х годов.

Однако серьёзных оснований у этих прогнозов нет. Всё строится на одном-единственном допущении, что уход признанного и жесткого лидера вызовет ожесточенную схватку кланов, которая может вылиться в хаос и гражданскую войну. Эти сугубо умозрительные предположения являются одновременно и весьма сомнительными.

Единственный на сегодняшний день пример транзита власти в центральноазиатской стране с авторитарным режимом – Туркменистане – не свидетельствует в пользу вышеупомянутой версии. Смерть в 2006 году Сапармурата Ниязова не привела к потрясениям, а построенная при нем политическая система в целом сохранилась до сегодняшнего дня.

Перевороты, политическая нестабильность и кровавые межнациональные столкновения были характерны для другой страны региона – Кыргызстана, но сравнивать эту республику с Узбекистаном абсурдно, равно как и экстраполировать происходившие в ней события на соседние государства. Пример Кыргызстана говорит как раз об обратном: раздробленность кланов и бездумное копирование западных политических практик являются главными причинами столь частых потрясений в этой стране.

В Узбекистане, насколько можно судить в условиях его информационной закрытости, эти проблемы так остро не стоят. Созданная политическая система работает довольно слаженно, а между ведущими группировками и кланами достигнут консенсус. Во-первых, об этом свидетельствуют внесённые несколько лет назад поправки в Конституцию, которые, в частности, упорядочили процедуру передачи власти в случае прекращения полномочий президента. Трёхмесячный переходный период, длящийся до новых выборов, позволит избежать междоусобиц и определиться с кандидатурой, устраивающей ведущие центры силы внутри страны.

Во-вторых, сами кланы не заинтересованы в раскачивании ситуации. Дестабилизация обстановки в Узбекистане чревата опасными последствиями, включая активизацию исламистского подполья. Прекрасно понимая это, политики даже в случае борьбы за власть не станут выходить за определённые рамки, и будут действовать, скорее, в традициях восточного базара, чем бойцовского ринга.

Вместе с тем исключать возможность внутриполитических потрясений на 100 процентов нельзя. Смерть Ислама Каримова совпала с не самым простым периодом в истории Узбекистана. Последние два года республика испытывает серьёзные экономические трудности, связанные с ухудшением внешней конъюнктуры. Падение мировых цен на золото, природный газ и хлопок, являющиеся основными экспортными товарами страны, сопровождалось резким снижением переводов от трудовых мигрантов, работающих в России и Казахстане. Это заставило власти предпринять ряд радикальных, но не всегда эффективных мер. Например, было объявлено о крупнейшей за четверть века приватизации.

Экономические проблемы усугубляются ростом безработицы, особенно среди молодежи. Экономика Узбекистана не в состоянии сегодня обеспечить рабочими местами всех нуждающихся, что чревато маргинализацией населения и ростом социальной напряженности. Эти факторы способствуют и распространению в обществе религиозно-экстремистских идей.

Внутриполитическая стабильность в этих условиях зависит от успешного транзита власти. Однако новой власти в любом случае придётся решать оставшиеся ей в наследство социально-экономические проблемы, являющиеся питательной средой для радикальных течений.

Что касается внешних игроков, то активных действий от них в ближайшие месяцы ждать не стоит. В Москве, Пекине, Вашингтоне и других столицах будут наблюдать за процедурой перехода власти. Дальнейшие шаги зарубежных держав зависят от результатов этого процесса. Если он пройдет безболезненно, внешняя политика Ташкента наверняка не претерпит существенных изменений, и Узбекистан, как и прежде, будет лавировать между влиятельнейшими центрами силы, оставляя за собой право на значительный нейтралитет.
http://www.farsnews.com/newstext.php?nn=13950614000069
Tags: Узбекистан, Центральная Азия
Subscribe

  • Вашингтон пришёл надолго?

    Используя складывающуюся в Афганистане ситуацию, США «куют железо, пока горячо» и наращивают своё присутствие в Центральной Азии. За…

  • Непреодолимая воля к переменам

    Трудящиеся Латинской Америки борются с всевластием капитала. Избранное в Чили Конституционное собрание займётся демонтажем наследия диктатуры. В…

  • Вирус ультранационализма

    За преступную политику, соединившую неолиберализм с дичайшим мракобесием, расплачивается вся Индия. Страна оказалась беззащитной перед новой…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments