Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Category:

Геополитический клубок. Таджикистан становится ареной соперничества Ирана и Саудовской Аравии

Дипломатические отношения Таджикистана и Ирана находятся на грани разрыва. Приглашение лидера запрещённой Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) Мухиддина Кабири в Тегеран вызвало возмущение властей республики. За охлаждением могут стоять зарубежные силы, включая Саудовскую Аравию.

СОБЫТИЕ, сыгравшее роль детонатора в резком ухудшении ирано-таджикских отношений, произошло 27—29 декабря минувшего года в столице Ирана. Здесь состоялась ежегодная международная конференция «Исламское единство», участие в которой приняли и представители Таджикистана. Республику представляли руководитель Комитета по делам религии при правительстве РТ Сулаймон Давлатзода, директор центра исламоведения Файзулло Баротзода и глава исламского центра, муфтий страны Саидмукаррам Абдукодирзода. Четвёртым участником форума, имеющим отношение к Таджикистану, стал лидер Партии исламского возрождения Мухиддин Кабири.

Напомним, что несколько месяцев назад деятельность крупнейшей в республике оппозиционной партии была запрещена. ПИВТ обвинили в попытке свержения государственного строя и внесли в список экстремистско-террористических организаций. В отношении её руководителя, скрывающегося в Германии, возбудили уголовное дело: по версии следствия, именно на деньги Кабири 4 сентября прошлого года был организован мятеж под командованием замминистра обороны Абдухалима Назарзоды. Как неоднократно писала «Правда», преследование ПИВТ имеет политическую подоплёку, а предъявляемые ей обвинения не выдерживают критики.

Появление Мухиддина Кабири в Тегеране таджикские власти восприняли как вызов. 29 декабря посол Ирана был приглашён в МИД Таджикистана, где ему вручили ноту протеста. Действия организаторов конференции названы в ней «неприемлемыми». «Подобное отношение к недругам государства и народа Таджикистана может оказать негативное влияние на добрые отношения между странами», — отмечается в документе. С куда более жёстким заявлением выступил комитет по делам религии, заявивший, что власти Ирана покровительствуют террористам в лице Кабири. В свою очередь муфтий Абду-кодирзода, читая проповедь 1 января, назвал Тегеран «пособником предателей». «Теперь стало ясно, кто поддерживает эту террористическую партию и её лидера», — заявил он.

Впрочем, сразу бросается в глаза непоследовательность таджикских властей. На фотографиях с конференции видно, что Кабири сидит рядом с представителями республики (среди которых, напомним, были муфтий и глава Комитета по делам религии), а с некоторыми из них даже вполне мирно беседует…

Вся эта история могла остаться малоприятным, но незначительным эпизодом двусторонних отношений Душанбе и Тегерана, если бы не одно «но». В день, когда МИД Таджикистана вручил иранскому послу ноту протеста, Мухиддина Кабири принял высший руководитель Исламской Республики аятолла Али Хаменеи. Подробности беседы не разглашаются, однако фотографии их встречи обнародовали все ведущие иранские информ-агентства. Вывод из этого можно сделать один: руководство Ирана совершило вполне обдуманный шаг, отдавая себе отчёт в реакции официального Душанбе.

Что же стало причиной этого серьёзного демарша? Ведь, казалось бы, страны долгое время связывали крепкие, практически союзнические отношения! Действительно, Иран стал первым государством, признавшим независимость Таджикистана. В годы гражданской войны Тегеран поддерживал Объединённую оппозицию во главе с ПИВТ, но при этом следовал взвешенной политике. Став одним из инициаторов мирных переговоров, именно Иран наряду с Россией явился гарантом Общего соглашения об установлении мира и национального согласия в Таджикистане, подписанного в 1997 году.

С тех пор Иран превратился в ведущего экономического партнёра и инвестора Душанбе. На его деньги, в частности, были построены Сангтудинская ГЭС-2 и тоннель «Истиклол», связавший север и юг республики. Напоминая таджикским властям о необходимости соблюдения условий соглашения 1997 года, Тегеран вместе с тем расширял сотрудничество с Таджикистаном и сдержанно реагировал на выдавливание оппозиции из органов власти. Показательно, что после отъезда из республики весной прошлого года Мухиддин Кабири обосновался не в Иране, а в Турции, перебравшись затем в Европу.

Всё изменилось после запрета ПИВТ. Официальных заявлений со стороны Тегерана на это событие не последовало, но в таджикских СМИ стала нарастать антииранская пропаганда. На ленте одного из провластных информагентств появилась статья под громким названием «Бойтесь Ирана, дары приносящего». В ней Исламская Республика была названа «генератором, проводником и спонсором мирового терроризма», а также утверждалось, что именно Иран спонсировал попытку переворота в Таджикистане в сентябре 2015 года.

Обращает на себя внимание одновременное сближение Душанбе с Саудовской Аравией. Попытки усилить свои позиции в Таджикистане королевство предпринимает давно. Об этом свидетельствует переписка сотрудников саудовского посольства в республике, обнародованная сайтом «Викиликс» и относящаяся к 2011—2012 годам. В ней дипломаты выражают беспокойство усиливающимся влиянием Ирана и подчёркивают необходимость активизировать в Таджикистане пропаганду ваххабизма, являющегося официальной религией королевства. Для этого, как следовало из рассекреченной переписки, уже привлечены 12 человек, в том числе пять преподавателей Исламского университета.

В последнее время сближение Душанбе и Эр-Рияда приняло открытую форму. В конце декабря стало известно о том, что таджикские власти рассматривают возможность присоединения к военно-политической коалиции во главе с Эр-Риядом. Формально союз создаётся для «борьбы с терроризмом», но его антииранская направленность видна невооружённым глазом. Кроме того, в начале января президент Таджикистана Эмомали Рахмон совершил визит в Саудовскую Аравию. В Эр-Рияде он встретился с королём Салманом Аль Саудом и заявил, что позиции двух стран по ключевым глобальным и региональным вопросам международной политики совпадают. Власти королевства ответили на это обещаниями многомиллионной помощи. Только на реконструкцию автодороги Душанбе—Куляб—Хорог—Мургаб Эр-Рияд выделит 108 миллионов долларов.

Приглашение в Тегеран Мухиддина Кабири можно считать ответным шагом Ирана на дрейф Душанбе в сторону главного противника Исламской Республики. Чётко продемонстрировав свою точку зрения, иранские власти тем не менее не собираются идти на конфронтацию и вновь протягивают таджикским коллегам руку дружбы. 12 января парламент Исламской Республики ратифицировал ранее заключённое с Душанбе соглашение в сфере обороны и безопасности. Спустя два дня состоялась встреча посла Ирана с министром иностранных дел Таджикистана Сироджиддином Асловым. Дипломат передал ему послание главы иранского МИД Джавада Зарифа и заявил, что «Тегеран не стремится обострять отношения ни с одним государством мира». Кроме того, в ближайшее время Таджикистан должен посетить замминистра иностранных дел Ирана Ибрагим Рахимпур.

Однако в Душанбе продолжает царить антииранская риторика. Выступая с ежегодным посланием парламенту, Эмомали Рахмон заявил о «некоторых государствах», которые «намерены реализовать нечистые планы через своих пособников», а также повторил, что за сентябрьскими событиями стоят «предатели нации и их зарубежные покровители».

Таджикистан, таким образом, становится очередным полем соперничества двух ближневосточных держав. Об истинном содержании этого сложного и скрытого от глаз геополитического клубка пока можно только строить догадки, однако очевидно, что и более чем странный мятеж генерала Назарзоды, и запрет ПИВТ, и нынешний ирано-таджикский кризис являются его составными частями. В связи с этим бросается в глаза схожесть событий в Таджикистане с недавними беспорядками в азербайджанском посёлке Нардаран. Попытка задержания местного религиозного лидера Талеха Багирова привела к столкновениям и массовым арестам. В Баку поспешили обвинить во всём иранские спецслужбы, якобы поддерживающие шиитский экстремизм.

Не исключено, что враги Ирана путём изощрённых провокаций пытаются изолировать Тегеран от ближайших соседей. Для Таджикистана же втягивание в это противостояние грозит тяжелейшими последствиями.
http://gazeta-pravda.ru/archive/9-30360-29-yanvarya-1-fevralya-2016-goda/geopoliticheskiy-klubok/

Tags: Иран, Саудовская Аравия, Статьи, Таджикистан
Subscribe

  • Безнадёга

    Почти двукратное увеличение уровня бедности, паралич социальной системы, а главное, отсутствие перспектив выхода из кризиса — такова…

  • «Демократия» за колючей проволокой

    Очередные выборы в Израиле вряд ли завершат затянувшийся кризис. Перетягивание политического каната бьёт по интересам беднеющего населения и…

  • Борьба за достоинство

    Неолиберальная волна в Латинской Америке выдохлась, народы отказываются терпеть бесчеловечные эксперименты. Это доказал успех левых сил в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments