Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

На пороге большой войны

Ухудшение саудовско-иранских отношений, вызванное казнью шиитского проповедника Нимра ан-Нимра, кардинальным образом изменило ситуацию на Ближнем Востоке. Коалиция в составе арабских монархий, Турции и ряда других стран взяла курс на выдавливание из региона Ирана.

В прицеле — Иран

История любит преподносить интересные совпадения. Нынешний ближневосточный кризис произошёл спустя ровно пять лет после начала «арабской весны» — предыдущего политического катаклизма регионального масштаба. Совпадение это или умысел неких тайных сил — пусть решают конспирологи. Не вызывает сомнений одно: последние события являются логическим продолжением «арабской весны».

Ещё тогда, во время войны в Ливии и на первом этапе сирийского конфликта, оформился альянс, решивший «снять сливки» с «арабской весны» и переформатировать политический ландшафт Ближнего Востока. Основными его игроками стали США, Саудовская Аравия, Турция и Катар. Каждый из них преследовал собственные, сугубо прагматичные цели, но все они упирались в одно большое препятствие — Иран.

Руководство Исламской республики понимало, что, если оно будет сидеть сложа руки и позволит коалиции одержать победу, рано или поздно черёд на «исправление» дойдёт и до самого Ирана. Эта необъявленная война продолжалась почти пять лет. Она охватила не только Сирию, чья разгромленная войной экономика поддерживается многомиллиардной помощью Тегерана, а фронт — иранскими офицерами и спецназом. Наступление в Ираке боевиков «Исламского государства», направляемых всё тем же негласным альянсом, также было остановлено благодаря вмешательству Ирана. Если добавить к этому Ливан, едва не вошедший в орбиту саудовского влияния, и Йемен, где проиранское движение хуситов борется с агрессией арабских монархий, размах противостояния станет очевидным.

На всех этих направлениях Иран сумел удержать фронт. Удержать в условиях санкций и фактической изоляции. Но в 2015 году ситуация изменилась. Минувшим летом Тегеран и страны «шестёрки» наконец достигли соглашения по иранской ядерной программе. Вашингтоном и его союзниками двигало не вдруг пробудившееся миролюбие. В наступившем году в США пройдут президентские выборы, и демократы включились в гонку с довольно потрёпанной репутацией. Администрация Обамы не выполнила большинства предвыборных обещаний, основанных на отказе от агрессивной внешней политики Буша-младшего. В этих условиях соглашение с Ираном является для реноме Демократической партии «спасительной соломинкой».

Другими словами, США если не окончательно покинули антииранскую коалицию, то приостановили своё участие в ней. В декабре 2015-го МАГАТЭ приняло решение закрыть «ядерное досье» Тегерана: по данным Совета управляющих организации, Иран в полном объёме и в срок выполняет взятые обязательства. 17 января санкции, связанные с ядерной программой, были наконец сняты.

Иллюзий относительно западного «пряника» в Тегеране не испытывают: там понимают, что он может смениться «кнутом» в любой момент. Но передышку иранские власти собираются использовать максимально эффективно. Как заявил министр нефти Бижан Зенгене, страна увеличит экспорт нефти на 500 тысяч баррелей в день сразу после снятия санкций и ещё на 500 тысяч — в течение последующих шести месяцев. Помимо уже действующих месторождений в районе Персидского залива, Иран намерен заняться разработкой залежей на дне Каспийского моря.

Но, кроме нефти, у страны есть ещё и природный газ. По его запасам она занимает первое место в мире, а по экспорту не входит даже в первую двадцатку. В Тегеране намерены исправить этот перекос. Среди уже существующих проектов выделяются газопровод «Мир», по которому сырьё будет поступать в Пакистан и, возможно, в Китай, а также отдельная ветка в Индию. Завершается строительство второго газопровода из Ирана в Ирак. В перспективе его можно будет протянуть и в Сирию, до побережья Средиземного моря. По крайней мере, такой план существовал до начала конфликта. Бытует мнение, что этот масштабный проект и стал одной из причин развязывания гражданской войны в Сирии.

Помимо усиления позиций на нефтегазовом рынке, Тегеран в ускоренном порядке укрепляет обороноспособность. До сентября в Иран должны поступить два полковых комплекта российских зенитно-ракетных систем С-300ПМУ-2. Десятки специалистов из Исламской республики пройдут подготовку в Военно-космической академии им. А.Ф. Можайского.

Альянс агрессивных сил

Ждать, пока Иран окончательно превратится в региональную державу, его противники не собираются. Им во что бы то ни стало нужно спровоцировать Тегеран на применение силы и вернуть режим изоляции. Именно в этом и заключается причина жестокой расправы над Нимром ан-Нимром. Проповедник был арестован в 2012 году по обвинению в «разжигании розни и неповиновении королю». В действительности вся его вина заключалась в том, что ан-Нимр защищал права шиитского меньшинства в Саудовской Аравии. Имея 15-процентную долю в населении королевства, шииты подвергаются дискриминации. Ваххабитские богословы (ваххабизм является официальной религией страны) клеймят их как рафидитов-вероотступников. Неудивительно, что нападения на шиитские мечети и убийства шиитов фанатиками-ваххабитами являются в Саудовской Аравии обыденным явлением. Все акции протеста с требованием равноправия жестоко подавляются.

Однако не стоит думать, что обезглавливание ан-Нимра стало локальной провокацией. Скорее, она является финальным аккордом, завершившим многомесячный процесс. Так, одной из целей саудовской политики по снижению нефтяных цен является борьба с Ираном. За несколько дней до казни проповедника министр нефти королевства Али ан-Нуайми заявил, что Эр-Рияд не собирается ограничивать добычу сырья. В Саудовской Аравии рассчитывают, что огромные золотовалютные резервы помогут стране перенести период низких цен легче, чем Тегерану, у которого таких запасов нет.

Экономикой активность Эр-Рияда не ограничивается. В декабре минувшего года Саудовская Аравия объявила о создании так называемой Исламской военной коалиции из 34 стран. Помимо арабских монархий, в неё вошли Турция, Пакистан, Египет и ряд других государств Северной Африки. Центр по координации совместных действий будет располагаться в Эр-Рияде. В качестве главной цели провозглашена борьба с терроризмом. Но истинной задачей коалиции является борьба с Ираном. Об этом говорит хотя бы тот факт, что ни Иран, ни его союзников — Сирию и Ирак — в альянс не пригласили. Как заявил министр обороны Саудовской Аравии и заместитель наследника престола Мухаммед ибн Салман, целью коалиции будет не только «Исламское государство», но и «другие террористические группировки». В связи с этим нужно отметить, что ни «Джабхат ан-Нусру», ни другие исламистские группировки в Эр-Рияде никогда не назывались террористическими. Зато данное определение широко используется для характеристики хуситов, «Хезболлы» и других проиранских организаций. Иран же в риторике саудовских властей и вовсе является «главным спонсором террора».

Таким образом, под предлогом борьбы с терроризмом Эр-Рияд хочет развязать себе руки для агрессии. В первую очередь, в Сирии. И это не гипербола. Как заявил глава МИД Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр, сотрудничество участников блока будет заключаться в прямом вооружённом вмешательстве «в случае угрозы членам коалиции». Между тем тот же аль-Джубейр совсем недавно заявлял, что, если политическое урегулирование в Сирии не достигнет цели, свержение Асада произойдёт военным путём. Кроме того, власти Саудовской Аравии открыто говорят об «оккупации Ираном сирийской территории». Эти предположения подтверждает доклад американской аналитической компании «Стратфор». В нём говорится о том, что Эр-Рияд пытается скоординировать размещение войск на территории Сирии.

От провокаций к войне

Ближайшим союзником королевства является Турция. В конце декабря её президент совершил визит в Саудовскую Аравию. «В последнее время в отношениях между странами достигнут такой успех, которого не было в предыдущие годы, — заявил Тайип Эрдоган перед отлётом в Эр-Рияд. — Взгляды в военной сфере у Турции и Саудовской Аравии сходны… Мы смотрим одинаково на события на Ближнем Востоке». По итогам визита эти слова получили практическое оформление. Стороны договорились о создании Совета стратегического сотрудничества, с помощью которого будет координироваться партнёрство Анкары и Эр-Рияда в военно-политической сфере. Ещё одной новостью последних недель стало создание военной базы Турции в Катаре, в непосредственной близости от иранских границ.

Одновременно Анкара стала выступать с резкими антииранскими выпадами. В интервью телеканалу «Аль-Джазира» Эрдоган заявил, что союз Ирана, России, Сирии и Ирака стремится «установить во всём регионе свой режим, основанный на разжигании межконфессиональной розни». А в телефонном разговоре с президентом Ирана Хасаном Роухани он пригрозил «высокой ценой за информационную кампанию против Турции» (речь идёт о публикациях в иранских СМИ с доказательствами коммерческих связей семьи Эрдогана и исламистов). В ответ официальный представитель иранского правительства отметил, что даже лидеры сверхдержав не позволяют себе разговаривать с руководством Ирана в таком тоне.

Генеральной репетицией наступления на Тегеран стало экстренное заседание Лиги арабских государств (ЛАГ) в Каире 25 декабря. Созвано оно было по инициативе Багдада для осуждения турецкого вторжения в Ирак (см. «Правду» от 18—21 декабря), но в последний момент повестку дня изменили, и ЛАГ большинством голосов осудила «иранское вмешательство во внутренние дела арабских стран».

Усилиями Саудовской Аравии на Ближнем Востоке сколочен антииранский альянс. Казнь ан-Нимра стала своего рода сигналом к началу открытых действий. Спровоцированные ею антисаудовские протесты в Иране использованы Эр-Риядом и его союзниками для разрыва дипломатических отношений с Тегераном. В Йемене саудовская авиация нанесла массированные удары (в том числе с применением запрещённых кассетных боеприпасов) по позициям хуситов, сорвав тем самым режим прекращения огня и запланированные на ближайшее время мирные переговоры. Кроме того, бомбардировке подверглось посольство Ирана в Сане. Под вопросом оказалось и продолжение переговоров по Сирии в Женеве.

Антииранские провокации наверняка продолжатся. Коалиция пошла ва-банк. Она готова ввергнуть регион в кровавый конфликт, лишь бы ослабить Тегеран. Шансов противостоять Ирану в одиночку ни Саудовская Аравия, ни её сателлиты из числа арабских монархий не имеют, поэтому ставка будет делаться на стравливание Тегерана с Турцией, Пакистаном, США и другими странами. Например, Израиль уже фактически поддержал альянс: местная пресса со ссылкой на источники в правительстве сообщила о готовности израильских ВВС сбивать иранские самолёты над Сирией. Вряд ли и США выступят в роли миротворца. Несмотря на соглашения по ядерной программе, Вашингтон продолжает видеть в Тегеране врага.

Большая война на Ближнем Востоке реальна как никогда. И возможна она стала исключительно благодаря преступной и бездарной политике Запада, делающего ставку на откровенно агрессивные режимы и экстремистские силы.
http://gazeta-pravda.ru/archive/7-30358-26-27-yanvarya-2016-goda/na-poroge-bolshoy-voyny/

Tags: Иран, Саудовская Аравия, Статьи
Subscribe

  • Вашингтон пришёл надолго?

    Используя складывающуюся в Афганистане ситуацию, США «куют железо, пока горячо» и наращивают своё присутствие в Центральной Азии. За…

  • Небритый и в наручниках. Суверенитет Киргизии под вопросом

    В Бишкеке похищен президент сети образовательных учреждений «Сапат» Орхан Инанды. Операцию провели спецслужбы Турции, возможно, в…

  • Помним героев!

    В Киргизии прошли мероприятия, посвящённые началу Великой Отечественной войны. Сотни людей зажгли свечи в память об участниках героических…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments