Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Category:

Туркменистан превращают в сателлита США

Дал комментарий иранскому агентству "Фарс" по поводу разворота Ашхабада на Запад. Вот перевод:

Ровно двадцать лет назад, в декабре 1995 года, Генеральная Ассамблея ООН поддержала нейтральный статус Туркменистана. Тем самым курс, выбранный властями этой страны, получил международное признание.

Был ли оправдан этот выбор Ашхабада? Окидывая взглядом историю стран Центральной Азии после 1991 года, можно ответить на этот вопрос утвердительно. В отличие от внутренней политики, за которую туркменские власти можно и нужно критиковать, внешнеполитический курс Ашхабада отличался достаточной взвешенностью и мудростью. Отдавая себе отчет в собственной уязвимости (отсутствие сильной армии и малочисленность населения на фоне больших запасов углеводородных ресурсов, служащих столь лакомым куском для мировых держав), руководство республики умело лавировало между глобальными и региональными центрами силы. Это позволяло Туркменистану, с одной стороны, поддерживать и укреплять отношения с Ираном и Китаем, а с другой, не вступать в конфликт с Западом.

Возможно, Ашхабаду и дальше удавалось бы оставаться в стороне от геополитических бурь, но важнейшие тенденции международных отношений затронули Туркменистан самым непосредственным образом. Во-первых, это обострившаяся борьба за ресурсы – прежде всего, энергетические. А, во-вторых, нарастающее соперничество между США и Китаем.

Открытие супергигантского месторождения природного газа Галкыныш повысило внимание к Туркменистану со стороны важнейших мировых игроков. Однако наиболее проворным оказался Пекин, незамедлительно оценивший важность этого события для своей экономики. Прежде Китаю приходилось импортировать энергоресурсы в основном с Ближнего Востока. Это создавало немалые трудности, связанные с дороговизной доставки, а также с вопросами безопасности: в случае потенциального конфликта США или их союзники в регионе Юго-Восточной Азии могли перекрыть морские поставки.

С Туркменистаном подобные сложности были исключены. Неудивительно, что на настоящий момент республика превратилась в главного поставщика природного газа в Китай. Между Пекином и Ашхабадом заключено соглашение о прокладке уже четвертой ветки газопровода, что позволит довести экспорт туркменского газа в Китай до 65 миллиардов кубометров в год.

Столь серьезный успех Китая не может радовать главного геополитического соперника Поднебесной – США. К этому можно прибавить Иран, с которым у Ашхабада также сложились крепкие добрососедские отношения. Весной этого года состоялся визит в Туркменистан президента Ирана Хасана Роухани. Стороны договорились увеличить товарооборот к 2025 году с нынешних 5 до 60 миллиардов долларов. При этом нужно понимать, что, несмотря на заключенное соглашение по ядерной программе, США продолжают видеть в Иране своего врага и будут делать все, чтобы не позволить Тегерану использовать вновь открывшиеся преимущества.

В этих условиях происходит дестабилизация в афганских районах, граничащих с Туркменистаном. Боевики заняли значительную часть провинций Фарьяб и Бадгис, на ряде участков выйдя непосредственно к афганско-туркменской границе. Начали происходить столкновения, не обошедшиеся без жертв со стороны Ашхабада.
Можно ли считать это обострение случайным? Со времен правления Сапармурада Ниязова у Туркменистана сложились достаточно ровные отношения с «Талибаном»: в Ашхабаде до 2001 года работало представительство талибов. Но и после оккупации Афганистана коалицией НАТО Туркменистан поддерживал связь как с Кабулом, так и с неформальными органами власти в Фарьябе и Бадгисе. Ашхабад негласно финансировал лидеров местных племен, так что в приграничных районах существовал своего рода буфер безопасности.

И вот фактически в одночасье эти барьеры были разрушены. По данным афганских источников, связано это было с тем, что регион наполнился пришлыми боевиками. Главенствующую роль среди них играют исламисты, прошедшие через Сирию и Ирак, причем немало здесь иностранцев – арабов, чеченцев и т.д.

Учитывая, что США, а также их ближайшие союзники – Турция, Саудовская Аравия и Катар – поддерживали и продолжают поддерживать тесные связи с радикальными исламистскими организациями, можно с большой долей уверенности предположить, что активизация экстремистов у границ Туркменистана не была случайной.

В пользу этой мысли свидетельствует резкий разворот Ашхабада в сторону Запада. Туркменские власти согласились на строительство Транскаспийского газопровода, по которому сырье будет поступать в Турцию и далее – в Европу. И это при том, что против прокладки труб по дну Каспия выступает Иран. Никогда прежде руководство Туркменистана не позволяло себе столь непродуманной политики по отношению к ближайшему соседу.

Кроме того, из-под сукна вынут проект газопровода ТАПИ. Трудно представить, что это была инициатива Ашхабада: последнему меньше всего хочется связывать себя проблемным проектом с участием неспокойного Афганистана. Однако ТАПИ является идеей, активно лоббируемой Вашингтоном. С его помощью можно сделать важный шаг к «Большой Центральной Азии» - геополитическому замыслу, разработанному в недрах Госдепартамента США еще при Буше-младшем. Этот проект нацелен на искусственное создание макрорегиона, состоящего из Афганистана, Пакистана и постсоветских республик Центральной Азии. В Вашингтоне видят этот блок своим союзником, позволяющим противостоять Ирану, Китаю и России.

Строительство газопровода ТАПИ позволит решить еще ряд стратегических задач. Первая из них – это создание препятствий для иранского газопровода «Мир», по которому топливо должно поставляться в Пакистан и Индию. Вторая – уничтожение китайской монополии в туркменском сырьевом рынке. И, наконец, третья – давление на Ашхабад для окончательного втягивания страны в орбиту западного влияния. Если газопровод будет все-таки проложен, США получат возможность, задействуя силы боевиков, манипулировать руководством Туркмении.

Показательно, что финансировать ТАПИ будет Азиатский банк развития, ключевую роль в котором играют все те же США, а также ближайшие союзники Вашингтона – Япония, Евросоюз, Австралия и т.д. Кроме того, подписано соглашение об обустройстве части месторождения «Галкыныш» консорциумом из японских компаний, что явно идет в разрез с интересами Китая.

Таким образом, очевидно, что Ашхабад оказался под сильнейшим прессингом со стороны Запада. И выражается это не только в экономической сфере. В начале года туркменские власти обратились к США за военной помощью. Это стало известно из выступления главы Объединенного центрального командования США (US CENTCOM), генерала Ллойда Джеймса Остина перед американским Конгрессом. По словам генерала, власти Туркменистана обратились к Вашингтону за военным снаряжением для охраны границы.

А совсем недавно появилась информация о возможном предоставлении американцам военного аэродрома Мары-2. Официальных подтверждений этих сведений пока не поступало, но и опровержений со стороны официального Ашхабада также не последовало.

Помимо этого, туркменские власти стали допускать демарши в отношении России и ее союзников. Об этом говорит отмена визита министра обороны РФ С.К. Шойгу в Ашхабад, а также довольно резкий выпад по отношению президента Казахстана Н.А. Назарбаева, заявившего о непростой обстановке на туркменско-афганской границе. Прибавим к этому визит в США главы МИД Туркменистана Рашида Мередова, во время которого звучали речи о «стратегическом партнерстве» Ашхабада и Вашингтона.

Для Туркменистана этот внешнеполитический разворот может иметь роковые последствия. Отказавшись от нейтрального статуса и лишившись традиционных партнеров, он в то же время не приобретет союзника в лице Запада. Известно, с какой беспринципностью относятся США к своим «друзьям» (достаточно вспомнить пример Ирака, который до 1990 года был союзником США!), так что Туркменистан рискует заплатить высокую цену за свою сговорчивость. Единственным выходом для Ашхабада является укрепление связей с Ираном, Россией и Китаем – это позволит республике продолжать поступательное экономическое развитие, но при этом убережет от ввязывания в опасные авантюры.

Tags: Америкосы, Афганистан, Статьи, Туркменистан
Subscribe

  • Иран выбирает сопротивление

    Продолжающиеся в Вене переговоры не отменили враждебную политику США и их союзников в отношении Ирана. Способность исламской республики…

  • Двойная бухгалтерия интервентов

    Объявленный Байденом вывод войск из Афганистана таит очевидный подвох. Терять контроль над страной и регионом Вашингтон не собирается, для чего…

  • От дипломатии до войны — один шаг

    Завершение многолетней конфронтации на Ближнем Востоке — не более чем мираж, скрывающий суровую реальность. Переговоры по иранской ядерной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments