Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

ДЖИНН ВЫПУЩЕН ИЗ БУТЫЛКИ. Дестабилизация региона начнётся с Туркмении?

Строительство газопровода ТАПИ (Туркмения—Афганистан—Пакистан—Индия) может начаться в конце этого года. Форсирование вызывающего массу споров проекта, а также переговоры о поставках туркменского газа в Европу имеют явный политический подтекст — удар по интересам Китая и Ирана.

В КОНЦЕ ЛЕТА официальные туркменские издания запестрели громкими заголовками: государственный концерн «Туркменгаз» избран лидером консорциума по строительству трубопровода ТАПИ. Произошло это в Ашхабаде, где на очередное заседание собрались все заинтересованные стороны — лидеры отраслевых министерств Туркмении, Афганистана, Пакистана, Индии, а также представители Азиатского банка развития, являющегося транзакционным советником проекта — посредником в формировании консорциума.

Таким образом, именно на «Туркменгаз» ложится ответственность за поиск спонсоров этой недешёвой затеи (по предварительным данным, прокладка газопровода обойдётся в 7—10 миллиардов долларов), проведение тендеров, закупка оборудования и прочие организационные вопросы. Взамен госконцерн получит не менее 51 процента акций консорциума TAPI pipeline company ltd.

Строительство газопровода тем временем обсуждается не только в Ашхабаде. По итогам переговоров туркменской делегации с премьер-министром Пакистана Навазом Шарифом в Исламабаде стало известно, что строительство ТАПИ начнётся уже в декабре текущего года. Новость можно назвать сенсационной, поскольку прежде стороны воздерживались от конкретных дат, предпочитая размытую формулировку «в ближайшие годы». Наконец, газопровод ТАПИ стал одной из главных тем обсуждения во время визита Гурбангулы Бердымухамедова в Турцию. Президент Туркмении пригласил турецкие компании к участию в реализации проекта.

Резкое ускорение подготовки к строительству газопровода смутило многих экспертов, прежде довольно скептически отзывавшихся о будущем проекта. Напомним, что идея транспортировать туркменский газ на юг — в Афганистан, Пакистан и Индию — зародилась ещё в 90-х годах прошлого века. С тех пор процесс продвигался ни шатко ни валко, и порой о нём не было слышно годами. Главной помехой была ситуация в Афганистане, а именно: риск прокладки газопровода по районам, контролируемым боевиками, и сомнения в его дальнейшей безопасности.

На сегодняшний день эта помеха не устранена. Более того, «Талибан» и другие экстремистские группировки установили контроль над рядом северных афганских провинций, в том числе непосредственно граничащих с Туркменией. Начинать строительство в этих условиях является безрассудством, но, видимо, Ашхабад испытывает серьёзное давление из-за рубежа.

Чьё именно, гадать не приходится. Основным проводником идеи газопровода с самого начала являлись Соединённые Штаты. Американский госдеп неоднократно высказывался в поддержку строительства ТАПИ. Финансирование подготовительной части Азиатским банком развития, крупнейшими акционерами которого являются США и их союзники (Япония, Евросоюз, Австралия и т.д.), также говорит о многом.

Находясь на четвёртом месте в мире по запасам природного газа, Туркмения находится в поле пристального внимания Вашингтона, стремящегося перенаправить потоки углеводородов в выгодном для себя направлении. В настоящее время больше половины отправляемого на экспорт природного газа Ашхабад поставляет в Китай. По итогам прошлого года в КНР поступило почти 24 миллиарда кубометров туркменского «голубого топлива». К 2021 году объём экспорта планируется довести до 65 миллиардов кубов. Для Пекина наращивание наземных маршрутов транспортировки сырья является стратегическим приоритетом: обострение отношений с США и американскими союзниками в Юго-Восточной Азии (Филиппинами и др.) ставит под вопрос безопасность морских маршрутов экспорта нефти и газа. Другим крупнейшим потребителем туркменского газа является Иран, закупивший в прошлом году 6 миллиардов кубометров.

В случае реализации проекта ТАПИ с пропускной мощностью 33 миллиарда кубометров Китай и Иран перестают быть монопольными покупателями туркменского газа. Тот факт, что газопровод пройдёт по территории неспокойного Афганистана, даёт дополнительные козыри в давлении на Ашхабад. Рядом аналитиков уже высказывались предположения, что активизация боевиков на афганско-туркменской границе является мерой воздействия на власти республики. Теперь же, координируя действия исламистов, США, Турция и другие заинтересованные стороны смогут использовать газопровод как поводок: то ослабляя, то усиливая давление, от Ашхабада будут добиваться принятия нужных решений.

Форсирование строительства газопровода ТАПИ преследует ещё одну важную цель. Соглашение по иранской ядерной программе реанимировало проект строительства газопровода «Мир» из Ирана в Пакистан и Индию. Его реализация началась больше десяти лет назад, но под давлением США и введённых против Тегерана международных санкций он был заморожен. В настоящее время три страны ведут переговоры по возобновлению строительства. Готовность присоединиться к проекту высказывает Китай. Вашингтон же, напротив, с крайним раздражением относится к этим планам, пытаясь противопоставить им ТАПИ.

Туркмения во всей этой истории оказывается заложником чужих интересов. И дело не только в ТАПИ. Полным ходом идёт подготовка к началу экспорта туркменского газа в Турцию и Европу. До конца года Ашхабад обещает ввести в эксплуатацию магистральный газопровод «Восток—Запад», по которому газ с крупнейших месторождений в восточной части республики будет поступать на побережье Каспийского моря. После прокладки труб по дну Каспия сырьё вольётся в Трансанатолийский газопровод, строительство которого уже началось весной этого года. Несмотря на критическую позицию Ирана, власти Туркмении настроены решительно. «Ашхабад и Баку занимают схожие позиции по вопросу о прокладке Транскаспийского трубопровода по дну Каспия: это суверенное право государств, по участкам дна которых он будет проходить», — подчёркивает проправительственное информационное агентство «Туркменинформ».

Переориентирование на Запад может, однако, иметь для Туркмении, да и всего региона Центральной Азии крайне негативные последствия. Надевая на себя ярмо зависимости от Вашингтона, Ашхабад выпускает из бутылки джинна, обратно загнать которого будет трудно.
http://gazeta-pravda.ru/index.php/2490-джинн-выпущен-из-бутылки
Tags: Афганистан, Статьи, Туркменистан
Subscribe

  • Иран выбирает сопротивление

    Продолжающиеся в Вене переговоры не отменили враждебную политику США и их союзников в отношении Ирана. Способность исламской республики…

  • Двойная бухгалтерия интервентов

    Объявленный Байденом вывод войск из Афганистана таит очевидный подвох. Терять контроль над страной и регионом Вашингтон не собирается, для чего…

  • От дипломатии до войны — один шаг

    Завершение многолетней конфронтации на Ближнем Востоке — не более чем мираж, скрывающий суровую реальность. Переговоры по иранской ядерной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments