Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Categories:

Королевский эндшпиль? Испания: коронация и протесты

Отречение короля Испании Хуана Карлоса I и коронация его преемника Филиппа VI сопровождались массовыми протестами. Граждане страны требовали проведения референдума о судьбе дискредитировавшей себя монархии. Напуганные лозунгами времен Второй республики, власти всеми силами пытаются воспрепятствовать народному волеизъявлению.

* * *
Улицы и площади испанских городов привыкли к манифестациям. Этому способствуют и резкое падение уровня жизни, и безработица, только по официальным данным превысившая 25%. Однако на митингах и шествиях звучат, как правило, исключительно экономические лозунги. Ораторы скользят по поверхности, не заходя дальше требований повысить зарплаты и пособия, увеличить занятость, прекратить увольнения.

В этом отношении протестная волна, прокатившаяся по Испании в июне, стала несомненным шагом вперед. Десятки тысяч людей вышли на улицы с политическими требованиями. Поводом для массовых манифестаций стало отречение от престола короля Хуана Карлоса I и передача короны его сыну, воцарившемуся под именем Филиппа VI. Но лишь поводом. В испанском обществе давно зреет недовольство монархией. И дело не только в ее явном анахронизме.

В случае с Испанией причины намного глубже и связаны как с прошлым, так и с настоящим. Предшественник Хуана Карлоса – его дед Альфонс XIII – был свергнут в результате революции 1931 г. В одной из самых отсталых стран Европы, живущей во многом по средневековым порядкам, установилась республика. Ее короткая судьба оказалась трагической, но вместе с тем и героической. Фашистский мятеж, поддержанный Германией и Италией, привел к трехлетней гражданской войне и более чем тридцатилетней диктатуре Франсиско Франко. В памяти испанцев эти раны не зажили до сих пор. В стране трудно найти семью, где кто-либо из старших родственников не пострадал в те годы от репрессий жестокого режима.

Тень диктатуры пала и на королевскую династию Бурбонов. Дело в том, что еще в 1947 г. Франко провозгласил Испанию монархией, а в 1969-м назначил Хуана Карлоса своим преемником. Смерть Франко шесть лет спустя вызвала взрыв антимонархических настроений. Хуану Карлосу удалось удержаться на престоле только благодаря согласию на демократические реформы. Король отказался от большинства полномочий и занял принципиальную позицию в событиях 1981 г., когда генералитет пытался совершить военный переворот и вернуть страну к диктатуре. После этого испанское общество примирилось с монархией, дав Хуану Карлосу негласный мандат на управление страной.

Однако этот мандат не был ни бессрочным, ни безусловным. Терпимость граждан к монархии стала таять после нескольких скандалов, выставивших королевскую семью в крайне неприглядном виде. Несколько лет назад суд Пальмы-де-Майорки возбудил уголовное дело в отношении Иньяки Урдангарина – мужа принцессы Кристины. Супруги возглавляли благотворительную кампанию, организовавшую ряд спортивных и туристических мероприятий. Как выяснило следствие, руководство организации сознательно завышало стоимость проектов и сумело отмыть на этом 6 млн евро, переведенных в офшоры.

Не добавила популярности монархии и история с «королевской охотой». В разгар экономического кризиса Хуан Карлос принял участие в охоте на слонах в африканской Ботсване. Естественно, за счет государства. Этот случай стал известен лишь благодаря травме, полученной королем во время сафари. Сколько же аналогичных увеселений осталось вне поля зрения общественности, одному Богу известно.

В общей сложности на королевский двор из казны ежегодно тратится более 8 млн евро. Для испытывающей большие финансовые сложности страны сумма немалая. Да и ради чего? Этим вопросом задается сегодня большинство испанцев. Действительно, король исполняет сегодня в значительной мере декоративную функцию. Формально он является верховным главнокомандующим, назначает министров, послов и судей и т.д. Но… лишь при согласии премьер-министра, руководителя парламента и глав соответствующих министерств. Так что вряд ли исключение этой фигуры приведет к сбоям в работе политической системы.

Неудивительно поэтому, что, согласно последним социологическим опросам, более 60% испанцев выступают за референдум о судьбе монархии. Среди них – не только электорат левых партий, традиционно выступающих с республиканскими лозунгами, но и сторонники национальных движений – каталонского, галисийского, баскского. Даже консерваторы, совсем недавно составлявшие главную опору существующего политического строя, начинают критиковать монархию. И есть за что! Например, за закон о легализации однополых браков, который был подписан Хуаном Карлосом, несмотря на протесты традиционно влиятельной в Испании католической церкви. Показателем значительного ослабления популярности монархии стал митинг в Мадриде, собравший всего 150 сторонников династии. В сотни раз меньше, чем антимонархические демонстрации!

* * *
Казалось бы, самое время запустить механизм хваленой западной демократии и узнать мнение жителей. Не тут-то было. Согласно конституции, референдум может быть объявлен только при согласии трех пятых депутатского корпуса обеих палат испанского парламента. Однако две крупнейшие партии – Народная и Социалистическая рабочая – уже высказались за сохранение монархии и против референдума. Более того, полиция довольно жестко отреагировала на акции протеста, проведя задержания активистов, а в день коронации Филиппа VI по всей стране были запрещены какие-либо политические собрания.

Почему же политическая элита Испании так болезненно реагирует на саму возможность народного волеизъявления? Ответ прост: из-за боязни лишиться монополии на власть. В последние десятилетия в стране фактически установилась двухпартийная система. Правая Народная партия и условно левая (в действительности – такая же правая) Социалистическая рабочая партия попеременно сменяют друг друга на политическом олимпе и проводят практически одинаковую, неолиберальную политику. Тяжелый экономический кризис, однако, сильно размыл их электоральную базу. Это ярко продемонстрировали результаты выборов в Европарламент в мае этого года. Народная партия заручилась поддержкой 26% избирателей (42% на прошлых выборах), социалисты получили 23% (прошлый результат – 39%). Зато значительно улучшили свои позиции левые партии. За коалицию «Объединенных левых», куда вошли коммунисты, а также ряд экологических и национальных движений, проголосовали 10% избирателей (по сравнению с 3,7% пять лет назад). Значительного успеха добилась новая партия Podemos («Мы можем»), также придерживающаяся левых взглядов. За нее отдали свои голоса 8% избирателей. Тем самым «вклад» Испании во фракцию «Европейские объединенные левые/Лево-зеленые севера» увеличился с 1 до 11 депутатов. К слову, именно эти две силы – «Объединенные левые» и Podemos – стали главными организаторами антимонархических выступлений, показав тем самым, что они могут влиять на политику не только с помощью предвыборной агитации, но и посредством акций протеста.

При чем же тут монархия? Политическая элита страны опасается, что, пойдя на поводу у сторонников республики, она подпишет смертный приговор не только испанской монархии, но и себе самой. С большой тревогой следят в офисах двух крупнейших партий за митингами, на которых звучит требование возврата ко Второй республике (1931–1939 гг.) и развеваются красно-желто-пурпурные знамена тридцатых годов, под которыми солдаты-республиканцы сражались против франкистов. Но нарушение статус-кво пугает не только политиков в Мадриде. Власти ЕС опасаются усиления влияния евроскептиков, сил, выступающих против политики «затягивания поясов» и массовых увольнений. А ведь антимонархисты в Испании, как правило, придерживаются именно таких взглядов.

Собственно, отречение Хуана Карлоса и передача короны его сыну стало попыткой загладить негативную репутацию монархии, сохранить нетронутой политическую структуру Испании. Но вряд ли этот шаг удовлетворит протестующих. Как раз наоборот. Факт передачи престола по наследству, не спрашивая мнения народа, раздражает людей еще больше. Недаром основными лозунгами демонстраций стали «Мы не подданные, мы – граждане!», «Дайте слово людям!»

Борьба продолжается. Всего за одну неделю Общегосударственная республиканская хунта, объединившая сторонников референдума, собрала свыше миллиона подписей, а коммунисты внесли в парламент законопроект, предусматривающий проведение голосования в течение ближайших трех месяцев. «Менять надо систему, а не конкретных людей. Народ требует перемен», – заявил один из руководителей «Объединенных левых» Нинес Маестро. Задача трудная и ответственная, ведь за плечами сегодняшних демонстрантов – республиканцы тридцатых годов. А такая преемственность обязывает ко многому.
http://sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=597151
Tags: Испания, Статьи
Subscribe

  • Стратегическая слепота

    Карабахский конфликт подчеркнул беспомощность внешней политики Кремля. Уступки «трубной дипломатии» Турция воспринимает как…

  • Неоосманский империализм

    В карабахском конфликте появился новый участник. Правящий класс Турции продолжает стратегию неоосманизма, жертвами которой уже стали народы…

  • «Усовершенствованная бойня» за нефть

    Многолетний конфликт в Ливии переживает очередной перелом. Войска фельдмаршала Хафтара оставили почти весь запад страны. За этим поражением, как…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments