Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

ПОЛЕ БИТВЫ — ИРАК

Резкая дестабилизация обстановки в Ираке вновь превратила эту страну в одну из горячих точек Ближнего Востока. Захват боевиками группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) сразу нескольких провинций и крупных городов в течение считаных дней говорит о тщательной подготовке их выступления и заставляет задуматься над существованием мощного заговора, направленного против иракских властей.

Спланированный мятеж

С выступлениями радикальных исламистов Багдад столкнулся в самом начале этого года, когда боевики ИГИЛ подняли мятеж в провинции Анбар и захватили два крупных города – Рамади и Фаллуджу. Данная группировка была сформирована из радикальных суннитов Ирака и последние годы воевала в Сирии против правительственных сил. Мощные финансовые вливания и поставки оружия сирийской оппозиции превратили ИГИЛ в одну из крупнейших исламистских организаций региона. Ее цель – построение халифата на территориях Сирии и Ирака, населенных суннитами. Своими главными врагами руководство ИГИЛ объявило шиитов и режимы, защищающие права шиитской общины. К последним отнесены Дамаск, Тегеран и Багдад.

Антитеррористическая операция, начатая против боевиков ИГИЛ, принесла иракским властям лишь частичный успех. Распространение мятежа на другие провинции удалось предотвратить, но очистить Анбар от исламистов силам безопасности так и не получилось. Во многом этому способствовало наличие у боевиков мощной поддержки. Провинция граничит одновременно с Сирией, где у ИГИЛ есть базы, и Саудовской Аравией, поддерживающей суннитский мятеж. В результате все последние месяцы в Анбаре продолжалась вялотекущая операция, сопровождаемая редкими столкновениями.

Тотальное наступление, развернутое исламистами в начале июня, стало для Багдада неожиданностью. Один за другим армия покидала города, среди которых оказался и второй по величине город Ирака Мосул. К середине месяца ИГИЛ установила практически полный контроль над суннитскими провинциями страны – Найнавой, Салах-эд-Дином и Диялой. Бои переместились в непосредственную близость к Багдаду. На захваченных территориях боевики проводили показательные казни военных и установили шариатские законы.

С чем же связан этот блицкриг экстремистов? Случайностей здесь нет. Анализ событий позволяет заключить о четкой спланированности операции и ее поддержке внешними силами. Во-первых, время для наступления было выбрано просто идеальное. Ирак переживает глубокий раскол политических сил, причем не только по линии сунниты–шииты, но и внутри шиитской общины. 30 апреля в стране прошли парламентские выборы, только закрепившие этот раскол. Первое место заняла прошиитская коалиция «Государство закона», возглавляемая премьером Нури аль-Малики. Результат коалиции – 24%, или 92 места в 328-местном парламенте.

Считать это несомненной победой, конечно, нельзя. Для формирования парламентского большинства и правительства необходимо как минимум 165 мандатов. Это значит, что блоку придется вступать в союзы. На первый взгляд, сделать это нетрудно. Второе и третье места в ходе выборов заняли шиитские блоки «аль-Ахрар», неформальным лидером которого является Муктада ас-Садр – знаменитый предводитель «Армии Махди», поднявшей восстание против оккупационных сил в 2004 г., и «аль-Муватин» во главе с Аммаром аль-Хакимом. У них в новом парламенте соответственно 34 и 31 места. Однако и ас-Садр, и аль-Хаким неоднократно критиковали Нури аль-Малики за экономический кризис, авторитарные методы руководства и излишнюю, по их мнению, жесткость в отношениях с суннитами.

Еще меньше шансов договориться у Нури аль-Малики с суннитскими блоками «Муттахидун» и «аль-Ватания». Сунниты обвиняют премьера в чистках госаппарата по конфессиональному признаку, а также ставят ему в вину то, что под видом борьбы с экстремизмом Малики пытается нейтрализовать оппозицию. Лидер «Муттахидуна» и нынешний спикер иракского парламента Усама аль-Наджафи, например, заявил о готовности сотрудничать со всеми политическими силами кроме «Государства закона». Отсутствие единства уже приносит губительные плоды. В самые критические для Ирака дни премьеру так и не удалось добиться от депутатов введения чрезвычайного положения.

Кого раздражает самостоятельность Багдада?

Действительно, Нури аль-Малики сегодня в Ираке не ругает только ленивый. Поводов, на первый взгляд, предостаточно. Несмотря на то что добыча нефти достигла рекордных 3,5 млн баррелей в сутки, а за счет продажи черного золота Багдад только в прошлом году получил 89 млрд долларов, Ирак продолжает жить в состоянии экономической и социальной разрухи. С другой стороны, трудно ожидать, что после почти десятилетней оккупации, сопровождавшейся массовым ограблением страны и ожесточенными столкновениями, Ирак за каких-то пару лет сможет полностью оправиться. Да, за счет экспорта нефти страна получает большие деньги, однако тратит значительную их часть на вооружения. Пример соседней Сирии толкает Багдад к вынужденной милитаризации, тем более что желающих расшатать ситуацию в Ираке много.

Аналогичными причинами может быть объяснена концентрация власти в руках аль-Малики. На фоне фактической недееспособности президента Джаляля Талабани, перенесшего в позапрошлом году инсульт, премьер получил практически неограниченные полномочия, которые использует, в том числе, для нейтрализации политических оппонентов. Если следовать привычным либеральным клише, налицо авторитарные методы правления и попрание демократических свобод. Но зададимся вопросом: а можно ли иными методами удержать Ирак от распада и скатывания в хаос гражданской войны? Как и в других ближневосточных странах, здесь на первом месте находится не общенациональная, а племенная и религиозная идентичность. Сохранить государственность в этих условиях может только жесткая центральная власть, что доказали последние события.

Причину того, что силы безопасности так легко уступили исламистам, следует искать в западной оккупации. Оккупационная администрация, кажется, сделала все, чтобы не дать Ираку стать сильной и самостоятельной страной. Вскоре после свержения Саддама Хусейна американцы распустили иракскую армию, начав с нуля сколачивать новые силы безопасности. Как результат, вооруженные силы Ирака до сих пор не обладают качествами сильной боеспособной армии.

Бомба замедленного действия была заложена и под политическую систему страны. Принятая в 2005 г. под давлением Вашингтона конституция закрепила федеративное устройство Ирака. Провинции страны обладают значительной самостоятельностью. Это приводит к ярко выраженным сепаратистским тенденциям. В начале этого года губернаторы сразу нескольких провинций потребовали от Багдада «справедливого распределения доходов». Причем речь в данном случае идет о шиитских провинциях. В районах, населенных суннитами, власти и вовсе вынуждены мириться с фактической самостоятельностью местных племенных объединений, а Курдистан все громче заявляет о возможном провозглашении независимости.

Но внутренние проблемы не были бы так остры, если бы на них не накладывались внешние факторы. Суннитский мятеж в Анбаре, перекинувшийся на другие провинции, поддерживается Саудовской Аравией. Основу оппозиционных групп составляют боевики, прошедшие «обкатку» в Сирии и до зубов вооруженные иностранным оружием. Прежде всего Эр-Рияд раздражает независимая внешняя политика Багдада. Когда восемь лет назад Нури аль-Малики стал премьером, его рассматривали как марионеточную фигуру. Однако довольно скоро политик доказал свою самостоятельность, развернув дипломатический курс лицом к Ирану и заняв смелую позицию в сирийском кризисе. За последние годы Ирак превратился в одного из крупнейших торгово-экономических партнеров Тегерана. Если не считать нефти и газа, на иракском рынке реализуется до 70% иранского экспорта. Товарооборот между странами по итогам прошлого года достиг 12 млрд долларов, а к 2020 г. его планируют довести до 20 миллиардов. Заключены соглашения о поставках в Ирак газа и электроэнергии. Иранские компании осуществляют в стране масштабные инфраструктурные проекты, включая строительство дорог и ирригационных сооружений.

Монархии Персидского залива с нескрываемой тревогой следят за наращиванием в Ираке добычи нефти. В ближайшие шесть лет ежесуточную добычу планируется довести до 9 млн баррелей. В этом случае Ирак и Иран смогут составить им серьезную конкуренцию на мировом нефтегазовом рынке. Доказательством сближения Багдада и Тегерана стала схожая позиция в сирийском кризисе. Оба государства осудили вмешательство во внутрисирийские дела Запада и арабских монархий.

Помимо Ирана, иракские власти активно осваивают и другие «нежелательные» направления внешней политики – китайское и российское. Экспорт нефти из Ирака в Китай по итогам прошлого года вырос на 50%, в то время как доля Саудовской Аравии в импорте углеводородов в КНР снизилась. С Россией правительство Нури аль-Малики заключило соглашение о поставках боевых вертолетов на сумму свыше 4 млрд долларов. Также Ирак планирует закупать оружие у Китая и Ирана.

Иракский премьер не боится называть вещи своими именами. Совсем недавно Нури аль-Малики заявил, что Совбез ООН, Лига арабских государств и некоторые мировые державы сыграли ключевую роль в углублении кризиса в Сирии, причем главным виновником эскалации конфликта, по словам премьера, является Саудовская Аравия, направляющая в Сирию наемников. «Альтернативой режиму Башара Асада являются терроризм и бойня», – добавил аль-Малики. Ранее премьер обвинил Саудовскую Аравию и Катар в дестабилизации обстановки в самом Ираке, заявив, что этими странами поддерживается террористическая активность.

Трехсторонний заговор

На этом фоне Запад не уставал призывать Нури аль-Малики к сдержанности, прекрасно сознавая, что в создавшихся условиях сдержанность неминуемо приведет к хаосу и распаду страны. Некоторые западные СМИ до сих пор удивляются тому, как американская разведка «проморгала» наступление исламистов из ИГИЛ. Думаем, дело не в невнимательности – Вашингтону выгодна дестабилизация Ирака. Американцы заинтересованы в падении излишне самостоятельного режима Нури аль-Малики, а также в создании очага нестабильности на границах Ирана и Сирии. Чрезвычайно пугающий Запад альянс Тегерана, Багдада и Дамаска (Шиитский полумесяц) в этом случае будет разорван прямо посередине. Неудивительно, что после начала наступления ИГИЛ Запад ограничился пустыми словами поддержки и отказался не только от военного вмешательства, но и от помощи вооружением.

Можно предположить, что последние события стали результатом тайного сговора трех сторон – США, Саудовской Аравии и Турции. О позиции Эр-Рияда мы уже говорили. Добавим только, что королевство в последние годы резко увеличило военные расходы. По этому показателю оно вышло на четвертое место в мире, направив на нужды армии 67 млрд долларов и оставив позади Францию, Великобританию и Германию. Впечатляют масштабы военных контрактов. С 2010 г. Саудовская Аравия заключила с Вашингтоном и Лондоном контракты на сумму свыше 70 млрд долларов. Сюда входят истребители, боевые вертолеты и крылатые ракеты. Судя по всему, Эр-Рияд готовится к большой войне.

Какова же роль Турции? Правительство Эрдогана и раньше напрямую способствовало укреплению ИГИЛ и подобных ему группировок, оказывая им всестороннюю помощь в Сирии. Что касается Ирака, Анкара крайне заинтересована в отколе от страны Курдистана. В прошлом году между Анкарой и Эрбилем (столицей иракского Курдистана) было заключено соглашение о поставках нефти. Сырье стало поступать в хранилища в турецком порту Джейхан, а в мае этого года начались коммерческие поставки нефти в Европу. В Багдаде действия Эрбиля расценили как нарушение конституции. По законодательству, все сделки должны проходить через Национальную нефтяную компанию Ирака. Другими словами, нефть из Курдистана поступает в «общий котел», а взамен регион имеет право на 17-процентную долю в общереспубликанском бюджете. В ответ на самодеятельность Эрбиля Багдад заморозил отправку в Курдистан бюджетных средств. Это вызвало гневную реакцию курдских властей. Президент автономии Масуд Барзани назвал проводимую Нури аль-Малики политику тоталитаризмом и пригрозил провести референдум о независимости.

В этих условиях Турция заняла позицию однозначной поддержки Курдистана. Учитывая, что курдские власти неоднократно выступали против антитеррористической операции в провинции Анбар, а после начала наступления исламистов курдские отряды незамедлительно заняли Киркук и ряд других городов (кстати, расположенных в районе, богатом залежами нефти!), вырисовывается зловещая картина большого антииракского заговора. Об этом свидетельствует и мощная пропагандистская кампания против аль-Малики, запущенная в ведущих западных СМИ, а также недавно опубликованный в США доклад, автором которого стал не какой-то заштатный профессор, а второе лицо в государстве – вице-президент Джо Байден. В своем докладе он пишет о неизбежности распада Ирака на три части – шиитскую, суннитскую и курдскую, обосновывая это невозможностью власти противостоять центробежным тенденциям. Но, как показывают события, эти тенденции провоцируют именно враги Багдада, включая Запад.

В ближайшее время следует ожидать дальнейшего роста напряженности вокруг Ирака. Стремясь свергнуть Нури аль-Малики, его враги будут натравливать на него силы исламистов, чтобы, как обычно, сделать самую грязную работу чужими руками. На этом фоне Нури аль-Малики необходимо в кратчайшие сроки сформировать новое правительство и добиться нормализации внутриполитической обстановки. Наряду с Сирией Ирак является той страной, где в ближайшие годы будет решаться судьба Ближнего Востока. За древнюю землю Месопотамии вновь разворачивается борьба, и каким будет ее исход, предсказать пока не может никто.
http://sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=597060
Tags: Ирак, Статьи
Subscribe

  • «Демократия» за колючей проволокой

    Очередные выборы в Израиле вряд ли завершат затянувшийся кризис. Перетягивание политического каната бьёт по интересам беднеющего населения и…

  • Хищник остаётся хищником

    Звучащие порой утверждения, что пандемия вынудит крупный капитал пойти на уступки трудящимся, являются наивной и вредной сказкой. Наоборот, для…

  • Осыпается позолота туркменского «рая»

    Руководство Туркмении признало существование серьёзных проблем в стране. Решительные шаги по их исправлению, однако, подменяются закреплением…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments