Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Categories:

ТЕКТОНИЧЕСКИЙ СДВИГ. Индия меняет курс

cpiНовая страница в истории страны. Так можно выразить реакцию на парламентские выборы в Индии. Индийский национальный конгресс, правивший страной с небольшими перерывами с момента обретения независимости, потерпел сокрушительное поражение. К власти пришел альянс партий, которых одни называют индийскими фашистами, другие – шансом на возрождение страны.

Рекорд за рекордом

Выборы в Лок сабху – нижнюю палату индийского парламента – в очередной раз поставили несколько мировых рекордов. Проводились они не в один день, а в девять фаз, растянувшихся на месяц с лишним. Связано это как с соображениями безопасности (во время каждого этапа в голосующий регион стягивались силы полиции со всей страны), так и с чисто техническими причинами. Избиратели в Индии голосуют с помощью электронных машин, которых на огромную страну не напасешься; приходится перевозить технику вместе с обслуживающим персоналом из штата в штат. В стране открылось 930 тыс. участков, на которых должны были проголосовать 814 млн избирателей. В итоге из этой огромной электоральной массы на избирательные участки пришли более 550 млн индийцев – 66%. Показатель, невиданный за всю постколониальную историю страны.

Но эти рекорды меркнут на фоне результатов выборов. О вероятном проигрыше Индийского национального конгресса (ИНК) говорили давно. Партия и возглавляемый ею Объединенный прогрессивный альянс последовательно теряли популярность, что привело полгода назад к поражению на местных выборах. Однако никто не мог предположить, что провал будет настолько серьезным. ИНК прочили забвение не раз. Так было и в 1977 г., когда на выборах победила националистическая Джаната парти, и в 1999 г., когда ее идейная преемница Бхаратия джаната парти (БДП) с большим отрывом обошла ИНК. Тем не менее всякий раз Конгресс возвращался к власти. И все же нынешнее поражение оказалось куда чувствительнее прежних неудач. Объединенный прогрессивный альянс набрал чуть более 19% голосов, что позволит ему занять лишь 59 кресел в 545-местном парламенте (в нынешнем созыве у Альянса было 262 места). Таким образом, ИНК не просто проиграл, он понес самое сокрушительное поражение за свою историю.

С «курсом Неру» и без него

Что же позволило вчерашней оппозиции с таким триумфом вернуться к власти? Дело здесь не столько в популярности самой БДП, сколько в разочаровании людей в ИНК. Как заявил генеральный секретарь Коммунистической партии Индии (марксистской) Пракаш Карат, люди голосовали за перемены и против политики правительства ИНК, приведшей к росту цен, коррупции и аграрному кризису. «Эти протестные голоса сумела аккумулировать Бхаратия джаната партии», – добавил Карат.

Действительно, высочайший моральный авторитет Конгресса, заложенный Джавахарлалом Неру и его сподвижниками, растерян практически полностью. Десять лет назад ИНК вернулся к власти с громкими лозунгами о защите прав простого человека, о превращении Индии в мировую державу. Сколько-нибудь ощутимых успехов, однако, добиться так и не удалось. Все последние годы в стране продолжается падение темпов экономического роста. Одновременно с этим растут цены на товары широкого потребления, включая бензин. Индию постоянно сотрясают коррупционные скандалы.

Одним из важнейших программных положений ИНК всегда было решение аграрного вопроса. При последних кабинетах, возглавляемых Конгрессом, эта проблема была фактически упущена из виду.

Но есть еще одна причина провала ИНК – отказ от «курса Неру». Так неофициально именовался курс индийских властей на превращение страны в один из центров мирового развития. Залогом этого была самостоятельная и взвешенная внешняя политика. Благодаря «курсу Неру» Индия сумела превратиться в неформального лидера третьего мира. После развала СССР баланс был нарушен. Руководство страны стало дрейфовать в сторону Запада. Необдуманная либерализация экономики, а также подчинение диктату ВТО привязали Дели к Западу, ударили по мелкому и среднему бизнесу. Особенно заметным этот крен стал после победы ИНК в 2004 года. Товарооборот с США за эти годы вырос втрое – с 30 до 100 млрд долларов, выведя США на первое место в ряду экономических партнеров Индии. Символом этого крена стала «ядерная сделка» 2006 г., в соответствии с которой США признали Индию одной из ядерных держав, сняли запрет на поставки в страну ядерного оборудования и материалов и добились согласия на участие американских компаний в строительстве АЭС.

Вашингтону Индия нужна, прежде всего, как противовес Китаю, как ключевой союзник в Азиатском регионе. Как заявил недавно Барак Обама, Индия имеет «жизненно важное значение для стратегических интересов США в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в мире в целом».

Плюсы от сотрудничества Индии с США довольно сомнительны. А вот минусы видны невооруженным глазом. Как известно, Вашингтон считается только с силой. С «союзниками» (точнее, сателлитами) он ведет себя как со слугами, требуя от них полного подчинения. Согласно проведенному влиятельным индийским изданием The Hindu журналистскому расследованию, Индия находится под тотальным контролем американского Агентства национальной безопасности, получившего контроль над телефонной и интернет-связью Индии. В одном только марте 2013 г. американцами было перехвачено 135 млн электронных сообщений. Сложно представить, что этот контроль стал бы возможен без содействия властей и спецслужб самой Индии.

Но самым вопиющим инцидентом стал случай с задержанием в США индийского вице-консула Девияни Хобрагаде. В декабре прошлого года женщину заковали в наручники посреди улицы, подвергли унизительному досмотру и бросили в камеру к уголовникам по той лишь причине, что дипломат якобы платила своей домработнице меньше, чем указала при оформлении той на работу. Этот скандал всколыхнул Индию. В глазах простых жителей власть, и в первую очередь Индийский национальный конгресс, закрепилась в образе тех, кто позволяет Вашингтону вытирать ноги об страну.

Фашисты или прагматики?

Таким образом, индийцы голосовали не столько за оппозицию, сколько против ИНК. Бхаратия джаната парти, в свою очередь, умело сыграла на недовольстве электората. Что же представляет собой эта партия? Еще до обретения Индией независимости в стране выделились два главных политико-идеологических течения. Первое – светское во главе с ИНК. Второе – религиозное, основанное на своеобразном индуистском национализме. Это течение получило название «хиндутва» (дословно переводится как «индусскость»). Его отличительные черты – провозглашение величия многотысячелетней индийской нации, под которой понимается совокупность всех народов, исповедующих традиционные религии субконтинента – индуизм, буддизм, джайнизм и др., а также враждебное отношение к «чужому», в первую очередь к исламу. Эти черты дали право ряду исследователей говорить об «индийском фашизме». Правда, в отличие от Третьего рейха, здесь упор делается не на национальную, а на культурно-религиозную исключительность.

Политическим крылом хиндутвы стала БДП. В ее программных документах подчеркивается, что партия «черпает вдохновение из древней культуры и этики», а каждый новый член БДП клянется в верности «интегральному гуманизму». Эта идея провозглашает развитие с опорой на традиции и курс на социальную солидарность, а также считает «чуждые» политические течения – будь то капитализм или социализм – неприемлемыми для Индии из-за их «озабоченности материализмом» и «провоцирования социальных антагонизмов». Кроме того, партия провозглашает принцип «свадеши» – развитие страны с опорой на собственные силы, и постоянно эксплуатирует тему обделенности Индии, ее прав на вхождение в число мировых держав.

Локомотивом предвыборной кампании БДП стал ее лидер – 63-летний Нарендра Моди, харизматичный политик, умело использующий предрассудки электората. Выступив в образе выходца из низов, всего добившегося своим трудом, Моди выгодно отличался от своего главного конкурента – вице-президента ИНК Рахула Ганди. Последний в глазах индийцев является рафинированным элитарием, которому власть достались по наследству (Рахул является сыном Раджива и внуком Индиры Ганди). В заслугу Моди ставились реальные дела. Больше десяти лет он возглавлял западный штат Гуджарат и добился бурного экономического роста региона (правда, оппоненты обвиняли Моди в том, что он разрешил инвесторам нарушать Трудовой кодекс, тем самым привлекая в штат зарубежные капиталы).

Во время своих выступлений Моди обещал распространить «экономическое чудо» Гуджарата на всю Индию, привлекать многомиллиардные инвестиции и строить города нового типа. Активно использовалась и воинственная риторика. БДП заявляла о необходимости ведения более жесткой политики в спорах с соседями – Китаем и Пакистаном. На руку партии сыграли антиамериканские настроения.

Чего же ждать от нового парламента и нового правительства, которое наверняка возглавит Нарендра Моди? Высказываются опасения, что возвращение к власти БДП обострит межнациональную и межрелигиозную вражду. Учитывая предвыборные лозунги (например, принятие единого Гражданского кодекса, который запретит мусульманам многоженство), такая опасность существует. Однако вряд ли власть пойдет на сознательное разжигание конфликта, тем более что опыт нахождения БДП у власти свидетельствует в пользу прагматичности ее лидеров, четко отделяющих предвыборные лозунги от конкретных дел. Что касается внешней политики, здесь можно ждать переориентирования с одностороннего прозападного курса. Конечно, значение отношений с США как с основным торговым партнером не позволит новому кабинету идти на резкий разрыв связей. Тем не менее можно ожидать укрепления отношений Дели с партнерами по БРИКС, включая Китай. Несмотря на жесткую риторику, Моди имеет большой опыт сотрудничества с китайцами в Гуджарате.

Урок для левых

Отдельно стоит поговорить о результатах левых сил. Выборы зафиксировали продолжающийся кризис альянса левых партий, возглавляемых коммунистами. Коммунистическая партия Индии (марксистская) набрала лишь 3,2% (или 9 мест), потеряв более 4 млн голосов и 7 мест в Лок сабхе. Гораздо слабее выступила и Компартия Индии, получившая 1 место (в нынешнем созыве у КПИ 4 депутата). В целом Левый фронт будет иметь в парламенте чуть больше десятка мандатов. По сравнению с 2009 г., когда Левый фронт получил 79 мест, результат удручающий.

Что же послужило причиной падения популярности левых сил? В 2004 г. ИНК, чтобы сформировать правительство, пошел на союз с левыми. Компартии Индии (марксистской) достался пост спикера парламента, а также несколько постов в правительстве. Однако быстрое разочарование населения в политике Конгресса затронуло и коммунистов. Несмотря на то, что левые отрыто критиковали правительство (например, выступив против «ядерной сделки») и на последние выборы шли под лозунгом «Оттеснить Конгресс, разбить БДП», их во многом перестали воспринимать как самостоятельную силу, возложив на них ответственность за неудачи властей.

За этим последовала весьма болезненная для коммунистов череда провалов. В 2011 г. Левый фронт потерял власть над Западной Бенгалией – штатом, управлявшимся им с 1977 г., а также над Кералой, где коммунисты находились у власти почти без перерывов с 50-х гг. прошлого века. Помимо критики за сотрудничество с ИНК, левые потерпели поражение и из-за субъективных факторов. Коммунистических лидеров обвиняли в отрыве от народа, в роскоши, нежелании решать насущные проблемы людей. В итоге традиционные для коммунистов идеи были перехвачены их противниками.

Если в Керале коммунистам и их союзникам частично удалось восстановить потерянные позиции и выступить даже лучше, чем в 2009 г., то в Западной Бенгалии итоги выборов оказались катастрофическими. Из 42 депутатов, которые штат посылает в Лок сабху, коммунисты провели лишь двух кандидатов. Лидеры левых сил уже заявили о грядущей «работе над ошибками». Генеральный секретарь Компартии Индии Судхакар Редди сообщил, что неудача на выборах должна заставить все левые партии провести глубокий анализ и переработать свою стратегию на ближайшие годы.

И пример, к чему нужно стремиться, у коммунистов есть. Это небольшой штат Трипура на востоке Индии. Почти 40 лет регионом руководят коммунисты. В кризисные для левых сил годы они не только не потеряли власть, но, напротив, укрепили свои позиции. На последних выборах Компартия Индии (марксистская) набрала здесь 64%, проведя в Лок сабху двух депутатов, то есть всех закрепленных за штатом. Руководителя правительства штата – коммуниста Маника Саркара – называют самым бедным чиновником Индии. Его банковские накопления составляют 9 тыс. рупий (менее 5 тыс. рублей), а единственная собственность Саркара – крошечный домик, доставшийся ему в наследство от матери. Свою зарплату он полностью передает партии. Уровень бедности в штате за последние 20 лет снижен вдвое – с 40 до 20%, а уровень грамотности поднят до 95%. Выступая на одном из предвыборных митингов, Саркар опроверг домыслы о «смерти коммунизма». По его словам, коммунисты сильны, пока выражают интересы рабочих и крестьян.

Пример Трипуры может стать маяком для всех левых партий, переживающих кризис. Индия входит в новый этап своей истории, и каким он будет, зависит, в том числе, и от левых сил.
http://sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=596844
Tags: Индия, Статьи, выборы
Subscribe

  • Осыпается позолота туркменского «рая»

    Руководство Туркмении признало существование серьёзных проблем в стране. Решительные шаги по их исправлению, однако, подменяются закреплением…

  • Под маской миролюбия

    Авиаудары, новые санкции и поддержка агрессивных сил. Таковы первые шаги новой администрации США на Ближнем Востоке. Это грозит расширением…

  • Жулики политического базара

    Соперничество за ресурсы Восточного Средиземноморья углубляется, вовлекая всё новых участников. В центре противостояния находится Турция, чья…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments