Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

ВЫБОР АФГАНА. Кто возглавит многострадальную страну?

606x341_262728В Афганистане продолжается подсчет голосов по итогам состоявшегося 5 апреля первого тура президентских выборов. По официальным данным, явка составила 58%, а вот назвать победителей затрудняются даже в местном Центризбиркоме. Согласно последним информационным сводкам, лидируют экс-министр иностранных дел Афганистана Абдулла Абдулла и экс-министр финансов Ашраф Гани Ахмадзай. Но расклад может измениться в любой момент – слишком много факторов, оказывающих влияние на результаты выборов.

В ожидании бюллетеней

Нынешняя кампания по выборам президента Афганистана уникальна по нескольким причинам. Во-первых, она проводится в год вывода Международных сил содействия безопасности (МССБ). К концу 2014 года коалиция должна полностью покинуть страну. Вместо нее, скорее всего, останутся довольно крупные военные силы США и их союзников, но миссия, начатая по мандату ООН в 2001-м, официально завершится в этом году. Только ленивый не делает из этого далеко идущих прогнозов о возвращении к власти талибов, о броске экстремистов на север – в бывшие советские республики, и т.д. Сбудутся ли подобные прогнозы, неизвестно. Но, как бы то ни было, выборы проходят в довольно напряженной обстановке, и их исход во многом повлияет на судьбу Афганистана в ближайшие годы.

Вторая особенность нынешних выборов заключается в их непредсказуемости. Обе предыдущие кампании – 2004 и 2009 годов – проходили при наличии явного фаворита – Хамида Карзая. И хотя победа последнего на выборах пять лет назад вызывает большие сомнения, Карзай пользовался несомненным расположением со стороны Вашингтона и командования оккупационных сил. А это значило куда больше, чем народное волеизъявление. Теперь же Запад открыто не поддерживает ни одного из кандидатов. В то же самое время авторитет центральных афганских властей не настолько велик, чтобы успешно провести операцию «Преемник». Все это в совокупности повлияло на сохраняющуюся вплоть до настоящего момента интригу – кто же займет президентские апартаменты в кабульском дворце Арг.

Сохраняющуюся – по еще одной характерной для афганских выборов причине. Если в большинстве других стран мира первые итоги голосования оглашаются вечером этого же дня, а через несколько дней можно с уверенностью говорить о победе того или иного кандидата или партии, то Афганистан и здесь имеет свою специфику. Из-за сложности рельефа и отсутствия развитой транспортной системы бюллетени в Кабул поступают в течение нескольких недель. Например, в 2009 году спустя десять дней после выборов была обработана только треть голосов. На этот раз официальные результаты обещают огласить через неделю. Но когда именно 3 тысячи ишаков, арендованных афганским Центризбиркомом, преодолеют горные тропы, пока сказать сложно.

Два врача и антрополог

Тем не менее среди восьми дошедших до финишной прямой кандидатов есть явные фавориты. Скорее всего, именно между ними развернется основная борьба. В том числе и во втором туре – вероятность победы кого-то из кандидатов «с первого захода» невелика. Согласно предвыборным опросам, наибольшие шансы у Абдуллы Абдуллы, Ашрафа Гани Ахмадзая и Залмая Расула. Объединяет эти фигуры одно – всех их можно назвать коллаборационистами. Поддержав оккупацию Афганистана, они получили видные должности в новом режиме. Так, Абдулла Абдулла занимал пост министра иностранных дел, Залмай Расул являлся сначала министром гражданской авиации, затем советником президента по вопросам безопасности и, наконец, главой МИД. Ашраф Гани Ахмадзай был министром финансов.

Наибольший политический опыт из трех фаворитов гонки определенно у 54-летнего Абдуллы Абдуллы. Родившись в семье сенатора от провинции Кандагар, он получил медицинское образование (врач-офтальмолог). После ввода советских войск в Афганистан Абдулла примкнул к моджахедам и стал советником «Панджшерского льва» Ахмада Шаха Масуда. В 1990-е годы он является фактическим главой внешнеполитического ведомства Северного альянса, сохранив свой пост и после свержения талибов. После отставки в 2005 году Абдулла уходит в оппозицию и на выборах 2009 года становится основным противником Хамида Карзая. По официальным данным, в первом туре он набрал почти 30%, уступив Карзаю. Последний был объявлен победителем, однако после пересчета голосов, осуществленного по требованию возглавляемого Абдуллой Национального фронта Афганистана, более миллиона (!) бюллетеней признали недействительными. Был объявлен второй тур, но Абдулла Абдулла отказался в нем участвовать. Официально – из-за опасений новых подтасовок. Негласно – из-за давления со стороны Вашингтона. После выборов Абдулла создал и возглавил оппозиционную партию «Национальная коалиция Афганистана», которая объединила в основном представителей непуштунских народов страны – таджиков, узбеков и хазарейцев.

Залмаю Расулу 72 года. По интересному совпадению, он, как и Абдулла Абдулла, является медиком. Правда, образование Залмай Расул получил не в Афганистане, а во Франции. За границей этот кандидат провел большую часть жизни, живя то в Италии (где был личным врачом изгнанного афганского короля Захир-Шаха), то в Саудовской Аравии (где также сблизился с королевской семьей). После оккупации международной коалицией Афганистана Залмай Расул стал одним из наиболее приближенных к Хамиду Карзаю лиц, а в последние годы представлял страну на международной арене.

С зарубежьем была связана и большая часть жизни 65-летнего Ашрафа Гани Ахмадзая. Родившись в богатой и влиятельной семье, он окончил Колумбийский университет США, где получил степень доктора антропологии. С 1991 года Ахмадзай работал во Всемирном банке, в том числе и по проектам в России (например, курировал кредитную программу по реабилитации угольных шахт). После свержения режима талибов вошел в правительство Карзая, но долго там не задержался. Попытка Ахмадзая прийти к власти в 2009 году закончилась провалом – на президентских выборах он набрал 3%. И еще один немаловажный штрих: Ашраф Гани Ахмадзай имеет американское гражданство.

Рассмотрим сильные и слабые стороны каждого из сильнейших кандидатов. В числе плюсов Абдуллы Абдуллы – наиболее разработанная предвыборная программа (включающая, к примеру, введение прямых губернаторских выборов и реформу афганского парламента), а также опора на крупные этнические группы, в первую очередь на таджиков, чья доля в населении Афганистана превышает треть. Кроме того, Абдулла вступил в союз с одним из лидеров хазарейцев Мохаммадом Мохакеком (набравшим на выборах 2004 г. почти 12% и победившим в традиционно хазарейских регионах центра страны) и пуштуном Мохаммадом Ханом – одним из лидеров Исламской партии Афганистана. В годы гражданской войны Северный альянс и ИПА, возглавляемая Гульбеддином Хекматияром, были противниками. Но, как видим, политическая целесообразность способна творить чудеса и примирять даже смертельных врагов.

Слабая сторона команды кандидата – недостаточная поддержка среди пуштунских племен. И хотя Абдулла принял таджикскую кровь только от матери, а по отцу является пуштуном, многолетняя связь с северными группировками сделала его чужим в глазах этого народа. В условиях, когда именно пуштуны остаются государствообразующим этносом страны, данный фактор нельзя упускать из виду.

Залмай Расул этих уязвимых мест лишен. Он происходит из влиятельного пуштунского племени Мохаммадзай и пользуется значительной поддержкой в среде земляков. Однако рассчитывать исключительно на пуштунов Залмай Расул не стал, взяв в свою команду как пользующегося влиянием на севере Ахмада Зия Масуда (родного брата Ахмада Шаха Масуда), так и хазарейку Хабибу Сараби – бывшего губернатора провинции Бамиан. Впрочем, в активе у кандидата не только этническое разнообразие команды. Именно на Расула в итоге сделал ставку Хамид Карзай и вслед за ним вся правящая верхушка Афганистана. Именно в пользу Расула снял свою кандидатуру брат действующего президента Каюм, о котором поначалу говорили как о возможном преемнике Хамида Карзая. Таким образом, Залмай Расул может рассчитывать на административный ресурс, который в условиях Афганистана значит очень много. Но столь тесная связь с правящей элитой может и оттолкнуть от него многих афганцев, возмущенных коррупцией и беспомощностью кабульских властей. Необходимо отметить еще и то, что, судя по всему, Расул стал тем кандидатом, на котором после долгих раздумий и шараханий решили остановить свой выбор американцы.

А вот Ашраф Гани Ахмадзай, которого первоначально считали главной креатурой США, этой поддержки во многом лишился. Главным образом из-за слишком уж явной прозападной ориентации, отталкивающей многих в Афганистане. Тем не менее Ахмадзая нельзя списывать со счетов, что связано не в последнюю очередь с фигурами в его команде. На должности вице-президентов в ней претендуют лидер узбекской общины генерал Абдул-Рашид Дустум и влиятельный хазареец, бывший министр юстиции, Сарвар Даниш.

«Темной лошадкой» нынешних выборов является Абдул Расул Сайяф – видный богослов и один из лидеров моджахедов в 1980-е годы. Его считают ставленником Саудовской Аравии и кандидатом, способным собрать голоса радикально настроенных граждан. Но, учитывая, что эта категория населения чаще всего бойкотирует выборы, шансы Сайяфа на победу не очень велики.

Фактор оккупации

Наиболее вероятно, что во втором туре развернется борьба между Абдуллой Абдуллой и одним из «пуштунских» кандидатов – Залмаем Расулом или Ашрафом Гани Ахмадзаем. И, скорее всего, эта борьба будет крайне жесткой. Пуштунские племена готовы на все, чтобы не допустить до президентского кресла «чужака». Во время предвыборной кампании Абдулла Абдулла пережил несколько покушений на свою жизнь, которые привычно списали на талибов. Но «Талибаном» дело вряд ли ограничивается. В последние годы в Афганистане наметилась явная тенденция ликвидации непуштунских, в первую очередь таджикских, лидеров. В 2011 г. в Кабуле был убит экс-президент страны таджик Бурхануддин Раббани. А совсем недавно, в марте этого года, скоропостижно скончался (по некоторым данным, был отравлен) первый вице-президент Афганистана и влиятельнейший лидер таджикской общины маршал Мохаммад Касим Фахим. Являясь вторым лицом в государстве, он незадолго до смерти заявил о поддержке Абдуллы Абдуллы.

Не вызывает сомнений, что возможный приход к власти доктора Абдуллы пугает многих. Во-первых, из-за опасения пуштунов быть оттесненными от руководства страной. Во-вторых, неминуемое в этих условиях обострение межэтнических отношений может стать причиной поистине тектонических сдвигов этнополитической ситуации в регионе. В частности, получит толчок давняя идея создания так называемого Великого Пуштунистана. Дело в том, что территория расселения пуштунов разделена между двумя странами: Афганистаном, где проживает 13–14 миллионов представителей этого народа, и Пакистаном, где пуштунов вдвое больше. В связи с этим все громче звучат призывы к объединению этноса в рамках единого государства. Против отделения пуштунов выступает Пакистан. Да и Западу сегодня, очевидно, невыгодно создание нового государства, которое вряд ли станет послушным сателлитом Вашингтона и Брюсселя, – среди пакистанских пуштунов, подвергающихся постоянным ударам американских беспилотников, очень сильны антизападные настроения. Так что в создавшихся условиях у Абдуллы Абдуллы очень мало шансов удержать власть даже в случае победы.

Кто бы ни был избран президентом Афганистана, ему придется столкнуться с множеством проблем. Среди них и нищета подавляющего большинства населения, и острая политическая нестабильность. Движение «Талибан» контролирует на сегодняшний день до 30% территории Афганистана и явно не собирается отказываться от идеи возвращения к власти. За несколько дней до выборов афганские и пакистанские талибы заключили соглашение об организации совместных вооруженных рейдов на афганскую территорию. Но, помимо талибов, в Афганистане нашли прибежище другие исламистские группировки. Широкой автономией пользуются многочисленные племенные лидеры и полевые командиры. Новому президенту придется лавировать между ними, ища точки соприкосновения с различными центрами силы.

Ситуация осложняется фактически продолжающейся оккупацией Афганистана. Напомним, что Хамид Карзай отказался подписывать с Вашингтоном соглашение о безопасности, предусматривающее сохранение в стране девяти военных баз и 10-тысячного воинского контингента. Тогда американцы добились от всех кандидатов в президенты обещания подписать документ в случае победы на выборах. Но даже если представить, что новый глава Афганистана откажется от этого шага и решит защитить суверенитет страны, эта затея вряд ли увенчается успехом. США намерены сохранить свое присутствие несмотря ни на что. Когда в явном стремлении надавить на Кабул Барак Обама пригрозил полностью вывести войска, на него обрушился вал критики. Против полного вывода контингента высказался американский сенат, а командующий МССБ Джозеф Данфорд заявил, что сохранение военного присутствия в Афганистане «желательно и возможно, даже если Кабул будет и дальше тянуть с подписанием двустороннего соглашения о безопасности».

Определенно неслучайной является и запущенная американцами кампания по нагнетанию паники. Западные СМИ не устают твердить о «секретных утечках» из ЦРУ и Пентагона, в соответствии с которыми «Аль-Каида» наращивает свои силы в Афганистане и только ждет вывода американских войск. «Если в Афганистане не останется хотя бы небольшой контингент, «Аль-Каида» сумеет быстро превратить эту страну в тренировочную базу для боевиков со всего мира», – заявляет Associated Press. Намек более чем прозрачный.

Точно не вызывает сомнений то, что сохранение военного присутствия США на неопределенный срок продлит царящий в стране хаос. Вашингтону выгодна нестабильность в Афганистане, позволяющая давить на Кабул и добиваться выполнения любых своих условий. Американские власти любят козырять суммами оказанной помощи. Но куда они пошли? На борьбу с выращиванием опийного мака официально затрачено 7,5 миллиарда долларов, а Афганистан каждый год ставит новые рекорды по площади посевов и производству героина. 100 миллиардов долларов направлено на различные экономические и гуманитарные программы, но продолжительность жизни в стране не превышает 48 лет, а по показателю младенческой смертности Афганистан занимает первое место в мире. Решать эти проблемы никто не собирается. Запад заинтересован в сохранении на карте мира кровоточащей горячей точки. А власти Афганистана связаны по рукам и ногам и будут моментально сметены, если осмелятся проводить самостоятельную политику.

Таким образом, выборы стали лишь началом очередного акта афганской драмы. Завершения которой, к сожалению, в ближайшие годы ожидать не приходится.
http://sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=596553
Tags: Афганистан, Статьи, выборы
Subscribe

  • Безнадёга

    Почти двукратное увеличение уровня бедности, паралич социальной системы, а главное, отсутствие перспектив выхода из кризиса — такова…

  • Алчность, несущая смерть

    В Бишкеке ширится протест против произвола строительных компаний и обслуживающих их интересы чиновников. В погоне за прибылью этот альянс…

  • Одним — борьба за власть, другим — борьба за выживание

    В Киргизии форсированными темпами продолжается конституционная реформа. Референдум может состояться уже 11 апреля, одновременно с местными…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments