Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Коррупционеры против коррупции

В Киргизии собираются начать беспощадную борьбу с коррупцией. Президентом страны Алмазбеком Атамбаевым подписан указ «О мерах по устранению причин политической и системной коррупции в органах власти», который, как уверяют в администрации главы государства, должен положить конец чиновничьему воровству. Смущает одно обстоятельство: подобные «крестовые походы» против коррупции власть объявляет каждый год, но пока без особого результата.

УКАЗ получился обширным, с множеством пунктов и поставленных задач. Почти половину текста занимает преамбула. В ней объясняется, почему Киргизии вдобавок к уже существующим антикоррупционным органам и мерам понадобились новые. Как отмечается в указе, несмотря на предпринимаемые руководством страны шаги, коррупция «по-прежнему серьёзно затрудняет функционирование государственных органов, препятствует социальным преобразованиям и модернизации национальной экономики, вызывает в обществе серьёзную тревогу и недоверие к государственным институтам, создаёт негативный имидж страны на международной арене и является одной из главных угроз национальной безопасности». В частности, речь идёт о негласном рынке государственных должностей, который привёл к деформациям в системе подбора кадров. «Для широкого круга должностных лиц основная суть государственной службы перестала заключаться в служении народу», — констатирует указ.

Ничего нового завизированный президентом документ не сообщает. Коррупция в Киргизии приобрела угрожающий размах ещё на заре независимости — в начале 1990-х годов. Всё последующее время, несмотря на государственные перевороты и смены власти (которые, кстати, осуществлялись под лозунгами борьбы с «коррумпированными режимами»), чиновники на все более или менее влиятельные должности назначались отнюдь не исходя из их профессионализма, а в соответствии с уровнем личной преданности и готовностью претендента вознаградить своего покровителя. Неудивительно, что работники системы госуправления в республике отличаются некомпетентностью и стараются извлечь из своего положения максимальную личную выгоду. Простые люди в этих условиях утратили даже минимальное доверие к власти.

Какие же меры для борьбы с этими язвами предлагает новый указ? Если убрать всю «воду», в сухом остатке останется немного. При Совете обороны Киргизии создаётся специальная рабочая группа. Ей поручено в течение полугода разработать комплекс мер «по демонтажу системной коррупции и соответствующих коррупционных схем». Аналогичные задания даются различным министерствам и ведомствам. Отдельной строкой прописана необходимость широкой образовательно-просветительской кампании по формированию в обществе нетерпимости к проявлениям коррупции.

Намерения Алмазбека Атамбаева положить конец коррупции можно было бы приветствовать, если бы предыдущий опыт по борьбе с этим злом не доказал всю бесполезность подобных декларативных заявлений. Не проходит и года, чтобы в Киргизии не создавались новые структуры и не объявлялись масштабные кампании, направленные на искоренение коррупции. Например, в 2009 году, ещё при Курбанбеке Бакиеве, была утверждена национальная стратегия борьбы с коррупцией, которая, однако, не мешала окружению экс-президента запускать лапу в бюджет и подчинять своему влиянию всю кадровую политику. Уже после смены власти, в 2011 году, при Госкомитете национальной безопасности (ГКНБ) была создана антикоррупционная служба, причём её руководитель получил ранг первого заместителя председателя ГКНБ. Наконец, в прошлом году президентским указом была утверждена государственная стратегия антикоррупционной политики, а правительство приняло программу по противодействию коррупции до 2014 года.

Несмотря на обилие стратегий и программ, реальная борьба с коррупцией в Киргизии не ведётся. Едва ли не каждый день генпрокуратура и прочие профильные ведомства сообщают о задержании при получении взяток чиновников, преподавателей вузов, сотрудников правоохранительных органов. Однако уголовные дела возбуждаются в редких случаях. И ещё реже коррупционеры получают тюремные сроки. Приведём более чем красноречивые цифры официальной статистики. За прошлый год возбудили 1180 уголовных дел коррупционной направленности, при этом только три человека были осуждены на различные сроки лишения свободы. В остальных случаях дело либо не доходит до суда, либо злоумышленник отделывается штрафом или условным наказанием. А всё потому, что судебная система тоже насквозь пропитана ядом коррупции.

Более того, так называемая борьба с коррупцией превратилась в современной Киргизии в сведение счётов с неугодными фигурами. Это произошло, к примеру, с экс-мэром Бишкека Нариманом Тюлеевым. После свержения режима Бакиева он примкнул к оппозиции, получив «в награду» 11 лет лишения свободы за коррупционные преступления пятилетней давности.

Нынешний указ президента, без сомнений, также будет использован как инструмент в политической борьбе. Не секрет, что в последнее время Алмазбек Атамбаев подвергается жёсткой критике. Обвинения звучат из уст не только оппозиции, но и представителей правящей коалиции. На этом фоне окружение главы государства, видимо, решило подстраховаться, издав соответствующий указ. В документе без утайки говорится об угрозе вмешательства отдельных политических сил в процесс принятия государственных решений в узкогрупповых интересах. «Отмечается чрезмерная финансовая зависимость политических партий от коммерческих и финансовых групп, что особенно остро проявляется при формировании списков кандидатов для участия в выборах, а также при назначениях на руководящие государственные должности. В итоге возникает опасность дискредитации продекларированных политическими партиями идеологических и политических целей», — подчёркивается в указе. Рабочей группе Совета обороны поручено снизить зависимость политических партий «от коммерческих структур и внешних проектов», а также обеспечить прозрачность затрат на подготовку и проведение выборов со стороны политических партий и кандидатов.

Очевидно, что эти положения должны играть роль короткого поводка, на котором будут держать все политические силы (включая фракции парламентского большинства), допускающие критику руководства страны. В случае «резких движений» поводок будет натягиваться, иными словами, в отношении оппонентов будут возбуждать коррупционные дела. Положение власти это, возможно, и укрепит, но коррупцию как системное явление точно искоренить не поможет. Ведь с коррупцией будут бороться… сами коррупционеры.
http://gazeta-pravda.ru/content/view/16729/79/
Tags: Кыргызстан, Статьи
Subscribe

  • Виртуозы политических игрищ

    Две республики Центральной Азии готовятся к выборам. Жителям Узбекистана предстоит избрать президента, граждане Киргизии будут голосовать за…

  • Политическое сватовство с дальним прицелом

    США не оставляют надежд на закрепление в Центральной Азии. В регион зачастили американские дипломаты и военные, не скупящиеся на обещания…

  • «Талибан»* грозит соседям

    Опасность вторжения боевиков из Афганистана, о которой долго говорилось как о возможном следствии победы талибов, приобретает реальные черты.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments