Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Categories:

КИТАЙСКАЯ МЕЧТА. Что строят китайские коммунисты?

tnВ Китае запущена масштабная программа реформ. Состоявшийся 8–12 ноября Третий пленум ЦК КПК утвердил стратегию изменений практически во всех областях, включая экономику, социальное обеспечение, государственную безопасность. Так куда же движется Китай – к капитализму или к социализму?

Мимикрия или предательство?

Фраза «китайская грамота», обозначающая нечто трудное для понимания, может быть распространена на Китай в целом. Процессы, происходящие в этой стране, настолько неоднозначны, что даже в среде опытных экспертов нет единого мнения по вопросу, куда движется Китай. Сильно расходятся в оценке ситуации в Поднебесной и представители левых сил. Даже среди единомышленников можно услышать диаметрально противоположные оценки. Кто-то считает современный Китай успешнейшим образцом «социализма XXI века», кто-то доказывает, что Пекин давно отказался от строительства социалистического общества, сохранив верность марксизму только на словах.

Приход к власти нового поколения руководителей во главе с Си Цзиньпином не способствовал примирению различных точек зрения на ситуацию в Китае. Сторонники любой из позиций (их условно можно назвать «рыночной» и «социалистической») могут привести многочисленные доказательства в пользу своих убеждений, и каждый из них будет отчасти прав. Но только отчасти.

Назвать Китай социалистическим обществом, конечно, нельзя. Этого, кстати, не делают и сами руководители страны. Да, признают они, КНР движется по социалистическому пути, но, во-первых, собственным курсом, учитывая все исторические, культурные, экономические и прочие особенности («китайская специфика»), а во-вторых, делает это постепенно, не форсируя ни один из этапов. «Тот, кто слишком торопится, ничего не достигнет». Эти слова из древнекитайского трактата «Дао дэ цзин» сегодня часто можно услышать в Китае. На практике это приводит к строительству многоукладной экономики и ограниченному использованию рыночных механизмов, которые, по словам китайских властей, должны создать базис для строительства подлинно социалистического общества.

Но не является ли такой подход предательством коммунистических идей? Прежде чем ответить на этот вопрос, следует задуматься: а есть ли ему альтернатива в современном мире? Сможет ли страна, вознамерившаяся «здесь и сейчас» строить «чистый» социализм, продержаться хотя бы пару лет? Вряд ли… К сожалению, силы пока слишком не равны, и посмевший бросить вызов существующему миропорядку бунтарь будет быстро смят – экономической блокадой, политическим давлением, пропагандистской мощью капиталистической системы. Остается один выход – где-то лавировать, где-то мимикрировать, где-то временно отступать, чтобы ценой уступок – вынужденных уступок! – сохранить саму возможность социалистического развития.

Вместе с тем уступки уступкам рознь. Они могут носить тактический характер – как это было, к примеру, в 1920-е гг. в Советском Союзе, а могут полностью затмить собой цель, что случилось, например, с британскими лейбористами, начинавшими как социалистическая партия и превратившимися в один из столпов господства капитализма в Великобритании. Какой характер носят уступки Китая? Чтобы понять это, проанализируем последние важнейшие шаги китайского руководства, сделанные на прошедшем 8–12 ноября в Пекине Третьем пленуме ЦК КПК.

Достижения и ловушки

Данный пленум стал самым обсуждавшимся событием политической жизни Китая за последний год. Дело в том, что с ним было связано много ожиданий: задолго до его открытия как китайские, так и зарубежные СМИ начали говорить о том, что на пленуме будет обнародован план глубоких реформ, которым суждено определить вектор развития страны на ближайшие годы. Наблюдатели обратили внимание и на тот факт, что третьи пленумы уже не в первый раз становятся судьбоносными в жизни страны. Так, Третий пленум XI созыва, собравшийся в 1978 г., запустил программу реформ, а Третий пленум XIV созыва в 1993 г. закрепил курс на использование рыночных механизмов в развитии экономики. Западные СМИ не скрывали надежду на то, что нынешний пленум станет эпохальным, звучали даже прогнозы об отказе от социалистического курса. Этого, конечно, не произошло, однако результаты пленума можно назвать решающими. Руководство КНР провозгласило серьезные реформы, но прежде чем перейти к их оценке, попробуем разобраться – действительно ли назрели реформы в современном Китае?

Экономические успехи Пекина за последние три десятилетия известны всем. Достаточно сказать, что среднегодовой прирост экономики с 1979 г. составил 9,8% (темпы роста мировой экономики за этот же период – 2,8%), что позволило Китаю увеличить свою долю в мировой экономике с 1,8 до 11,5%. Сегодня КНР – это рекордсмен в выпуске продукции обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства, крупнейший обладатель золотовалютных резервов, страна №1 в мировой торговле и экспорте.

Однако не стоит думать, что экономика Китая свободна от проблем и противоречий. Они есть и накапливаются с каждым годом. Главной проблемой, как признают в самом Китае, является «ловушка среднего уровня доходов». Этот термин обозначает ситуацию, когда страна, добившись определенного уровня развития, застревает на нем и не может двигаться дальше. Происходит это оттого, что рост доходов населения лишает развивающееся государство преимущества в виде дешевой рабочей силы, до этого позволявшее ему конкурировать с развитыми экономиками. Потеря этого преимущества замедляет приток в страну инвестиций, что в свою очередь не позволяет перейти к инновационному, высокотехнологичному производству.

Еще одним признаком пресловутой «ловушки» является значительное социальное расслоение. Вскоре после начала рыночных реформ произошло выделение из общего народнохозяйственного комплекса КНР сектора, ориентированного на внешний рынок. Для него характерны высокие доходы и западные стандарты потребления. Сектор, работающий на внутренний рынок, как отмечают экономисты, отличается куда более низким уровнем жизни населения. Данное расслоение делает невозможным развитие экономики за счет внутреннего спроса. Прежнее руководство Китая пыталось стимулировать его путем кредитования населения, но данный путь, как показал опыт западных стран, ведет в тупик.

Выходом из «ловушки» является преодоление положения «мирового сборочного цеха». Данная роль, прогрессивная на определенном этапе, исчерпала возможности для дальнейшего развития (что выражается, в частности, в серьезных экологических проблемах), а потому требуется качественный скачок в сторону высокой производительности труда, превращение Китая в источник экспорта современных технологий и идей, переход от экстенсивного к интенсивному производству. Но вот за счет каких ресурсов можно совершить этот скачок? Новое руководство КНР поставило перед собой решение этой задачи. Итогом работы и стал Третий пленум ЦК КПК.

Важно отметить, что наличие серьезных экономических диспропорций в Китае не скрывается. Вопреки создаваемому на Западе образу страны как глубоко авторитарной, все важнейшие решения в КНР предваряют широкие дискуссии. За несколько месяцев до пленума в китайских СМИ началось обсуждение проблемы «дисбаланса, несогласия и неустойчивости» – именно так были определены главные социально-экономические трудности страны. Как сообщало еще в августе ведущее информационное агентство «Синьхуа», главными реформами должны стать повышение качества и углубление эффекта экономического роста, расширение внутреннего потребления, стратегическая реструктуризация экономики, обеспечение народного благосостояния и повышение качества урбанизации. Тогда же премьер Госсовета Китая Ли Кэцян заявил о необходимости отыскать «золотую точку» баланса между необходимостью и возможностью, трансформацией и разумным темпом роста.

Судьбоносный пленум

О том, что ноябрьский пленум стал судьбоносным, свидетельствует хотя бы список его решений, объединенных в 62 темы. Назовем важнейшие из них. Во-первых, серьезные реформы ждут госкорпорации. О падении их эффективности в Китае говорится давно. В Пекине с тревогой признают, что производительность труда и доходность капитала госкомпаний ниже, чем у частников. Это доказали и инспекции нескольких ведущих объектов государственного сектора, проведенные минувшим летом. Выходом из непростой ситуации должен стать ограниченный доступ частного капитала в такие сферы, как энергетика и финансы (в том числе создание мелких и средних банков), наделение сотрудников предприятий акциями, а также частичный переход на рыночные методы ценообразования. Кроме того, предусмотрен 30-процентный налог с прибыли госкорпораций, который пойдет на финансирование социальных программ. Тем самым положение госкомпаний – прежде куда более выгодное – приближается к условиям, в которых работают частные компании. По замыслу руководства страны, это подстегнет эффективность госсектора. Сюда же можно отнести обнародованную на пленуме идею об отказе от директивного определения цен на нефть, газ, воду и электроэнергию на внутреннем рынке. Предусматривается, что регистрация собственного бизнеса станет намного проще: произойдет переход от разрешительной к заявительной системе. В общем, как подчеркивается в итоговом коммюнике пленума, рынок будет играть бесспорную роль в распределении ресурсов, а государственные органы «должны исполнять свои функции в условиях доминирования рынка, а не выполнять функции рынка в условиях верховенства правительственных структур». Вместе с тем во время пленума Си Цзиньпин заявил о том, что государственный сектор по-прежнему должен оставаться важнейшим оплотом экономики.

Второй раздел реформ касается земельных отношений. Настоящим бедствием китайского села стала ситуация, когда местные власти скупают у крестьян участки по номинальной цене, перепродавая ее по рыночной, то есть куда более высокой. Теперь у крестьян появилось право продавать свою землю (вернее, право длительной аренды, поскольку частной собственности на землю в Китае нет) по рыночной цене. Этот пункт несет и весомую социальную нагрузку. Обезземеливание крестьян превратилось в серьезную проблему. Миллионы внутренних мигрантов – нун мин гун – стекаются в города, однако их положение незавидно. Из-за отсутствия прописки они не могут приобретать недвижимость, на них не распространяются программы социального обеспечения, дети не могут получить качественное образование и, как результат, стать квалифицированными специалистами. Неудивительно, что эти многомиллионные массы являются потенциальным порохом для социальных взрывов. Теперь система хукоу – регистрация жителей в домовых книгах – будет отменена, а переезжающие в города сельчане смогут пользоваться системами соцобеспечения, медицинского страхования, школьного образования и т.п. Эти меры должны отрегулировать урбанизацию и повысить уровень образования молодых жителей страны.

Цель смягчения накопившихся социальных противоречий так или иначе преследует большая часть из намеченных реформ. Среди прочего планируется ограничение верхнего уровня доходов руководства государственных компаний и законодательное закрепление предельной разницы в доходах руководителей и рядовых работников. Изменения ожидают и налоговую систему. Планка зарплат, с которых взимается подоходный налог, будет увеличена, а шкала налогов станет еще более дифференцированной. Нужно отметить и решения пленума о повышении независимости судебной системы, необходимости привлечения широких слоев населения к обсуждению законопроектов, создания аналитических центров, совершенствования работы Всекитайского собрания народных представителей и местных собраний народных представителей. Показательно, что в постановлениях пленума присутствует термин чжили, обозначающий «управление». Но в отличие от другого похожего термина – гуаньли, употреблявшегося прежде, он обозначает не вертикальное подчинение и управление, а привлечение к управлению множества субъектов – населения, госорганов, предприятий и организаций.

Таким образом, планируемые реформы принципиально отличаются, к примеру, от перестройки в СССР. Все риски, которыми чревато усиление роли рыночных механизмов, должны быть «перекрыты» мощными социальными программами. Вкупе с демократизацией общественной жизни эти меры должны смягчить имеющиеся противоречия и обеспечить лояльность населения. Другими скрепами, призванными укрепить единство общества, является усиление контроля. Непримиримая борьба с коррупцией по-прежнему является важнейшей задачей руководства КНР. Кроме того, «прогрессу в условиях стабильности» (так определяется главная цель реформ) служит появление двух новых структур. Первая из них – Комитет государственной безопасности – будет служить координации действий всех силовых ведомств для обеспечения национальной безопасности. Причем речь идет как о внешней политике, так и внутренней. В Пекине прекрасно осознают, что для Запада Китай был и остается стратегическим противником – какие бы реформы власти Поднебесной ни объявляли. Для предотвращения угрозы дестабилизации (в том числе путем разжигания сепаратизма) требуется мобилизация ресурсов и усилий, чем и будет заниматься Комитет, который, к слову, возглавит сам Председатель КНР Си Цзиньпин. Второй новый орган – центральная руководящая группа по реформированию – должен координировать намеченные реформы. Его возглавит второй человек в правящей иерархии – премьер Госсовета Ли Кэцян. Это означает, что изменения не будут пущены на самотек, их осуществление будет строго выверенным и постепенным.

Новый уровень

Реформы любого уровня – даже в небольшой организации – это трудная задача, требующая максимальной осторожности. Что уж говорить о такой сложнейшей системе, как государство с полуторамиллиардным населением! Любое неосторожное, необдуманное движение может привести к опасным последствиям. Учитывая, что могущественные противники страны спят и видят осуществление в Китае советского сценария распада, задача руководства КНР становится еще сложнее.

Тем не менее реформы нужны, они давно назрели. Но их реализация требует невиданного мастерства – как от лоцмана, ведущего корабль среди рифов. Эти рифы многочисленны и опасны. Это и опасность усиления потребительских настроений, и риск углубления социального расслоения, и необдуманная либерализация, на которой накануне пленума настаивал Исследовательский центр развития Государственного совета, выступивший с так называемым Докладом 383 и предлагавший, в частности, к 2020 г. перейти к полностью открытому рынку земли. Без сомнения, руководство Китая ждет сопротивления и некоторых групп в самой элите. Будем надеяться, все эти барьеры будут преодолены с минимальными потерями.

Выступая в марте этого года на первой сессии Всекитайского собрания народных представителей, Си Цзиньпин неожиданно для многих заговорил о «китайской мечте». По сути, его речь стала программным заявлением, определяющим курс развития Китая на ближайшее десятилетие. Подчеркнув приверженность строительству социализма, Си Цзиньпин вместе с тем отметил, что этот путь рожден «в беспрерывном наследовании цивилизации китайского народа на протяжении 5 тысяч лет». «Китайский народ одарен необычайной созидательной силой, поэтому он построил великую китайскую цивилизацию. Мы должны с уверенностью в себе и полные мужества шагать вперед по выбранному пути. Китайская мечта – это мечта народа», – заявил Председатель КНР. Сам термин выбран неслучайно. Он должен стать противопоставлением пресловутой «американской мечте» с ее упором на личный успех. «Китайская мечта», подчеркивают в стране, основана на созидательном труде и знаниях, это счастье для всего народа и шире – для всех людей на Земле. Как написал недавно президент Китайской академии общественных наук Ван Вэйгуан, «китайская мечта» стимулирует мечту о прогрессе всего человечества.

Не будет преувеличением, если скажем, что Китай сегодня поднимается на новый уровень – мессианский, в хорошем смысле этого слова, тот самый уровень, который позволил в свое время Советскому Союзу создать мировую социалистическую систему и бросить серьезный вызов капитализму. Накопив силы, Китай готов побороться с мировым порядком, который строится под эгидой США. Задача колоссальная, но от ее успеха зависит судьба всего человечества.
http://sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=595589
Tags: Капитализм, Китай, Социализм, Статьи
Subscribe

  • Железные объятия «цивилизованных» колонизаторов

    Распрощаться с наследием «большевистской диктатуры» и построить «Новый Узбекистан». Такую цель поставило перед республикой…

  • Иллюзия «экономического чуда»

    Руководство Таджикистана заявляет о безболезненном прохождении критического для планеты периода пандемии. Утверждения о высоком экономическом…

  • Азиатский излом

    Из-за событий в Афганистане огромный регион, включающий Центральную и Южную Азию, оказался на распутье. В борьбу за его будущее вступили ведущие…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments