Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Туркмения: борьба за лакомый кусок

1361688575_rossiya-pustit-turkmenskiy-gaz-v-ukrainuТуркмения собирается совершить прорыв в экономике. Столь амбициозные планы, заявляют в Ашхабаде, позволят стране выйти в региональные лидеры. Почему республика, столь зависимая сегодня от экспорта природного газа, решила диверсифицировать свою экономику и не встретит ли эта стратегия препятствий со стороны внешних сил?

ОСНОВУ экономики Туркмении на сегодняшний день составляет добыча природного газа. Относительно разведанных запасов «голубого топлива» данные самого Ашхабада (25 триллионов кубометров) и зарубежных экспертов (17,5 триллиона, если верить корпорации «Бритиш петролеум») сильно расходятся, но всё равно ставят республику в число мировых рекордсменов. Больше газа только в недрах России и Ирана. Попасть в тройку лидеров Туркмении позволило открытие гигантского месторождения «Галкыныш», являющегося одним из крупнейших в мире. Добыча газа здесь уже началась. К настоящему времени пробурено более двадцати эксплуатационных скважин, а к концу года планируется начать добычу сырья в промышленном режиме. Работы на «Галкыныше» ведут компании из Китая, Объединённых Арабских Эмиратов и Южной Кореи, однако свою заинтересованность в присоединении к проекту уже выразили инвесторы из Турции, Евросоюза и США. В этом нет ничего удивительного: столь лакомый кусок приковывает к Туркмении взоры самых влиятельных мировых игроков.

А вот в том, что касается экспорта природного газа, республика пока не достигла даже уровня двадцатилетней давности. Если в конце 1980-х годов Туркмения поставляла более 80 миллиардов кубометров, то сейчас — лишь около 70 миллиардов. Поэтому главной стратегической целью туркменских властей является поиск покупателей для своих немалых запасов «голубого топлива». И вот здесь Ашхабад оказывается в самом центре геополитических интересов различных держав.

До развала Советского Союза добываемый в стране газ транспортировался в другие республики СССР, прежде всего в РСФСР, на Украину, в республики Средней Азии и Казахстан. Северное направление (газопровод «Средняя Азия — Центр») было практически единственным до недавнего времени, пока ухудшение отношений с Россией (так называемый газовый конфликт 2009 года, вызванный сокращением закупок Газпромом туркменского газа) не подтолкнуло Ашхабад к поиску новых партнёров. Ими оказались прежде всего Иран и Китай. Туркмению и Иран в 2010 году связал газопровод «Довлетабад — Хангеран», проектная мощность которого составляет 20 миллиардов кубометров в год.

Ещё более внушительным оказался проект по экспорту углеводородного сырья в Китай. Связавший два государства газопровод был торжественно открыт в декабре 2009 года, а уже по итогам 2012-го Туркмения стала крупнейшим поставщиком газа в Поднебесную. «Голубое топливо» из центрально-азиатской республики покрывает потребность КНР на 51,4%. Для сравнения, доля следующего за Туркменией поставщика — Катара — втрое меньше (16%). Для Китая, чья стремительно растущая экономика сильно нуждается в углеводородном топливе (достаточно сказать, что всего за 4 года импорт природного газа в КНР вырос почти в 10 раз — с 4 до 40 миллиардов кубометров), сотрудничество с Ашхабадом имеет стратегическое значение. В ближайшие годы планируется увеличить поставки «голубого топлива» из Туркмении в Китай втрое — до 65 миллиардов кубометров. При этом значительная часть сырья в газопровод будет поступать с упомянутого выше месторождения «Галкыныш».

Тесные связи Ашхабада с Китаем и Ираном вызывают плохо скрываемое раздражение на Западе. Неудивительно, что резко активизировавшееся сотрудничество Туркмении с этими странами породило ответные действия. США в последнее время усилили давление на туркменский режим. Вашингтон настаивает на переориентации экспортных потоков. С этой целью реанимирован заглохший было проект ТАПИ (газопровод Туркмения — Афганистан — Пакистан — Индия), также имеющий виды на месторождение «Галкыныш». Прямым лоббистом этой идеи выступает госдепартамент США. Помощник госсекретаря Роберт Блейк в июне этого года побывал в Ашхабаде, где провёл переговоры с руководством Туркмении по вопросу осуществления проекта ТАПИ.

Евросоюз, со своей стороны, активно продвигает идею строительства Транскаспийского газопровода, по которому «голубое топливо» будет поступать в европейские страны. Осенью прошлого года Еврокомиссия получила мандат на ведение переговоров с Ашхабадом.

Туркмения оказалась в непростой ситуации. Практически даровое богатство, лежащее под землёй, грозит стране серьёзными проблемами. Пока Запад ведёт борьбу за туркменскую нефть экономическими и дипломатическими методами. Но никто не может дать гарантии, что завтра в ход не будут пущены иные инструменты. Подобные тем, которые были использованы в 2003 году в Ираке. Благо, поводов для этого много.

Запад не устаёт обвинять Туркмению в нарушении прав человека. И в последнее время вал критики только усилился. На специальной сессии Совета по правам человека ООН в апреле этого года западные страны обрушились с резкой критикой на Ашхабад. Представители США обвинили туркменский режим в применении пыток, преследовании оппозиции, религиозных и этнических меньшинств, в отсутствии условий для свободной работы журналистов. Ряд стран и вовсе выступили с предложением направить в Туркмению наблюдателей для расследования предполагаемых нарушений прав человека. В результате ООН настоятельно рекомендовала властям республики в кратчайшие сроки исправить ситуацию.

Очевидно, в Ашхабаде осознают серьёзность создавшегося положения. Именно с учётом этого фактора нужно рассматривать обнародованный в конце лета государственными СМИ масштабный проект диверсификации экономики Туркмении. Три четверти валового национального продукта формируется за счёт топливно-энергетического комплекса, экспорт газа обеспечивает львиную долю валютной выручки страны. А это порождает зависимость республики от внешнеэкономической конъюнктуры, делает Ашхабад уязвимым от колебаний цен и направленных спекуляций на глобальном рынке.

Вот почему, помимо развития добывающего сектора, разработанная Институтом стратегического планирования и экономического развития Туркмении программа модернизации делает упор на перерабатывающую промышленность. В частности, планируется развивать химическую промышленность (намечено строительство заводов по производству карбамида, метанола, калийных удобрений), производство стройматериалов, лёгкую и пищевую промышленность. Отдельное внимание уделено отечественной металлургии, развитие которой началось в 2009 году с ввода в строй металлургического завода в Овадандепе. В документе указана и главная цель модернизации экономики — импортозамещение, то есть снижение зависимости Туркмении от поставок из-за рубежа и внешнеэкономической конъюнктуры.

В случае реализации программы положение Ашхабада, без сомнений, укрепится, и оказывать на него давление станет не так-то просто. Поэтому в ближайшее время следует ожидать усиления нажима на Туркмению со стороны Запада. Независимого курса от кого бы то ни было там не терпят.
http://gazeta-pravda.ru/content/view/16447/79/
Tags: Статьи, Туркменистан
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments