Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Санкции и центрифуги. Какое давление может выдержать нынешний Иран

1346796691_iran-1Внимание мировой общественности в последние дни опять приковано к Ирану. Готовность этой страны идти на уступки в отношении ядерной программы стало сенсацией. Однако последует ли за этим отмена санкций? Отнюдь. Лишившись предлога для давления, противники Тегерана берут на вооружение куда более жесткие инструменты.

Роухани: первые шаги «темной лошадки»

Прошло всего три месяца со времени вступления в должность нового президента Ирана Хасана Роухани, но этого времени хватило, чтобы отношение к нему западного истеблишмента претерпело серьезнейшие изменения. Восторги по поводу избрания «либерала и реформатора» стихли после первых же шагов нового президента. Конечно, по сравнению со своим предшественником – Махмудом Ахмадинежадом, Роухани обладает куда большей гибкостью и мягкостью. Он не отрицает публично холокост и не призывает громы и молнии на головы американцев. Более того, президент выразил готовность реанимировать переговоры по иранской ядерной программе.

Почему же Тегеран в последние недели подвергается всё более ожесточенным нападкам? С чем связан зубовный скрежет израильского премьера Нетаньяху, откровенно антииранские провокации со стороны Саудовской Аравии и Израиля, а также сохраняющееся враждебное отношение Вашингтона? Ничего удивительного в этом нет. Всей этой компании не нужны уступки, какими бы большими они ни были. Им нужен полный отказ Ирана от претензий на региональное лидерство. Они успокоятся только тогда, когда Тегеран станет слабой, зависимой от них пешкой, то есть примерно тем же, чем был Иран до 1979 года.

Ни руководство Ирана, ни широкие массы на это не пойдут. В памяти людей прекрасно сохранился террор и коррумпированность шахского режима. Как бы ни пытались враждебные Тегерану СМИ изобразить «страдания» иранского народа, «изнывающего от отсутствия свободы и демократии», подавляющее большинство населения лояльно руководству страны. Возникает вопрос: почему на выборах 14 июня победу в первом же туре одержал Хасан Роухани, поддержанный реформаторским крылом? Во-первых, Роухани никогда не являлся оппозиционером в привычном для нас смысле этого слова. И реформаторы, и консерваторы – это не враждебные друг другу партии, а части правящей элиты. Конечно, они имеют определенные расхождения во взглядах на развитие страны, но ни первые, ни вторые не подвергают сомнению важнейшие устои Исламской Республики. Так что тех, кто видел в Роухани «иранского Горбачёва», ждало закономерное разочарование. Это связано и со второй особенностью иранской системы управления. Каким бы ярым приверженцем реформ ни был президент, его действия находятся под строгим контролем других элементов властной структуры. Среди этих элементов можно выделить высшего руководителя – рахбара, который, согласно конституции, является главой государства и верховным главнокомандующим, а также парламент, обладающий довольно широкими полномочиями. Эти «ограничители» следят за тем, чтобы реформы были постепенными и не привели к непредвиденным последствиям.

Таким образом, голоса, отданные за Роухани, были не против политического режима, а в поддержку корректировки внутренней и внешней политики. Не секрет, что в последние годы Иран испытывает как дипломатические, так и экономические трудности. Жесткие санкции спровоцировали замедление темпов развития экономики и вызвали рост безработицы. В этих условиях и население, и политическая элита Ирана во главе с рахбаром сделали ставку на Роухани как на политика, способного вывести страну из тупика.

На Роухани легла ответственная и непростая задача ослабить блокаду. Тегеран согласился на ряд уступок, касающихся ядерной программы. 15–16 октября в Женеве прошли переговоры Ирана с группой международных посредников. Подробности встречи до сих пор не разглашены, однако утечки в СМИ прояснили суть уступок. Во-первых, Иран соглашается на проверку своих ядерных объектов инспекциями МАГАТЭ. Во-вторых, Тегеран готов приостановить процесс обогащения урана до 20%. В-третьих, иранская сторона заявила, что не будет увеличивать количество уже имеющихся центрифуг. В обмен Иран рассчитывает на отмену санкций и беспрепятственное развитие ядерной программы в мирных целях.

По сравнению с предыдущими раундами переговоров результаты женевской встречи стали, без преувеличения, прорывными. По сути, Тегеран соглашается удовлетворить почти все претензии, предъявляемые ему Западом. Аналогичным, если даже не более значительным шагом навстречу Западу стал телефонный разговор Роухани с Бараком Обамой – первые переговоры лидеров двух стран с 1979 года. Президенты обсудили ядерную программу Ирана, причем Роухани и его окружение прекрасно понимали, на что идут. По возвращении на родину кортеж президента забросали ботинками, переговоры вызвали резкую критику руководства Корпуса стражей исламской революции (КСИР), и даже осторожный Али Хаменеи признал, что не все заявления Роухани были уместными.

Антииранский курс: фальшивки и террористы

Казалось бы, после переговоров в Женеве и разговора с Обамой оппоненты Исламской Республики должны признать усилия президента Ирана, готового идти даже на конфронтацию с соратниками. Однако если не считать скупых заявлений внешнеполитических ведомств, выдержанных в духе осторожного оптимизма (но с обязательными оговорками, что доверять Тегерану не следует), лидеры западных держав предпочли промолчать. Мало того, именно после встречи в Женеве Иран столкнулся с нарастающим давлением.

Спустя считанные дни после знакового разговора Роухани с Обамой премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху обрушился на Иран с трибуны ООН. По его словам, Тегеран развивает военную ядерную программу и с приходом нового руководства этот курс не был свернут. Назвав Роухани «волком в овечьей шкуре», Нетаньяху призвал усилить санкции против Ирана. Аналогичные призывы израильский премьер озвучил во время встречи с Обамой.
Накануне новой встречи представителей Ирана и «шестерки», которая открывается 20 ноября, ряд американских конгрессменов выразил недоверие в отношении Тегерана, конгрессмены призвали к новым санкциям. Иранская сторона заявила, что покинет переговоры, если санкции будут расширены.

В рамках официального визита в Израиль французский президент Франсуа Олланд заявил, что Франция сделает все возможное, дабы у Ирана не появилось атомное оружие. Он заверил израильского премьера Нетаньяху, что Париж воспрепятствует отмене действующих санкций до тех пор, пока не получит гарантий невозможности создания иранской ядерной бомбы. В свою очередь, Иран дал понять, что ответит на такое давление ужесточением своей позиции на переговорах.

Недавно был опубликован доклад американского Института науки и международной безопасности (ISIS), в котором утверждалось, что Иран может создать атомную бомбу в течение… одного месяца! Изложенные в докладе данные вызывают большие сомнения. Причем дело не только в сроках, но и в репутации вышеназванного института. В 2009 году ISIS опубликовал аналогичный доклад, утверждающий, что Иран обладает технологиями для создания атомной бомбы. Разразился громкий скандал, причем с опровержениями выступил сам глава МАГАТЭ Мохаммед эль-Барадеи, подвергнувший сомнению компетентность сотрудников американского института.
История повторяется. Доклад ISIS и подобные ему измышления направлены на поддержание антииранских настроений на Западе. И глупо полагать, что эти настроения разжигают лишь особо агрессивные представители истеблишмента вроде сенатора Маккейна. Несмотря ни на какие уступки, Иран остается врагом США номер один. Ядерная программа Тегерана была лишь предлогом для ослабления проводящего независимый курс государства. Теперь, когда этот предлог исчез и Иран демонстрирует готовность к переговорам, противники Исламской Республики решили перейти в наступление. Речь при этом идет не только о санкциях, но и о силовом варианте. В Иране должен быть разыгран сирийский сценарий, и начало этому уже положено.

Нынешняя антииранская кампания отличается особой изощренностью. Ее отличие от предыдущих в том, что Вашингтон уходит в тень. Внутренние проблемы и подпорченная репутация администрации Обамы на международной арене привели к тому, что в Белом доме решили добиться своих целей чужими руками. Подобно опытному главарю банды, который предпочитает отправлять на «грязное дело» громил-«шестерок», Соединенные Штаты выпустили вперед Израиль и Саудовскую Аравию.

Первые удары уже нанесены. В начале октября – в те самые дни, когда Нетаньяху грозил Тегерану, а в западных СМИ была запущена пропагандистская кампания против Ирана – был убит глава службы кибербезопасности Корпуса стражей исламской революции Моджтаб Ахмади. Это преступление очень сильно напоминает другие убийства. За последние несколько лет в Иране погибли пять выдающихся ученых-ядерщиков и руководитель программы по разработке баллистических ракет. Еще один штрих: совсем недавно Израиль заявил о резко возросшем числе кибератак со стороны Ирана.

В Тегеране винят в убийствах израильский «Моссад» и боевиков террористической Организации моджахедов иранского народа (ОМИН). Эти обвинения недалеки от истины. Именно этой организации, судя по всему, отведена одна из главных ролей в намеченной дестабилизации Ирана. ОМИН – организация не новая. Она была образована еще в 1960-х годах противниками шахского режима и внесла немалый вклад в Исламскую революцию 1979 года. Однако вскоре пути организации и новых иранских властей разошлись. ОМИН развернула против режима аятолл настоящую войну. Террористические акты унесли жизни десятков высокопоставленных чиновников, включая президента Мохаммеда Раджаи и премьер-министра Мохаммеда Бахонара. Ответные меры силовых структур вынудили бойцов ОМИН уйти в глубокое подполье, а руководство организации обосновалось в Ираке. Во время ирано-иракской войны отряды ОМИН сражались на стороне Багдада, в их распоряжение было предоставлено несколько военных баз.

Какое-то время об Организации моджахедов иранского народа ничего не было слышно. Однако после 2003 года, когда коалиция во главе с США оккупировала Ирак, ОМИН вновь выходит на авансцену ближневосточной политики. Согласно официальным сообщениям, отряды организации были разоружены американцами, а их руководители подверглись тюремному заключению за сотрудничество с режимом Саддама Хусейна. В действительности ОМИН вступила в тесные контакты со спецслужбами США и Израиля. Боевики организации продолжали базироваться в лагере Ашраф, а в администрации Буша-младшего всерьез обсуждали возможность опоры на ОМИН для борьбы с Ираном. По некоторым данным, боевики организации даже проходили тренировку в США и, как отмечалось выше, использовались Израилем для ликвидации ученых и офицеров в Иране.

Если до недавнего времени связи антииранской коалиции с террористами скрывались, то теперь Организация моджахедов иранского народа является официальной политической силой, имеющей свои представительства в западных столицах. Сначала, в 2009 году, Евросоюз исключил ОМИН из списка террористических группировок. А в прошлом году то же самое сделали США. Как отмечали издания, главную роль в этом сыграла тогдашний госсекретарь Хиллари Клинтон, а также многомиллионные взятки американским политикам. В феврале этого года в Париже состоялась встреча конгрессменов с руководителями ОМИН. Американские парламентарии обещали оказать организации всяческую поддержку в ее конфликте с иракскими властями.

Речь идет о событиях в лагере Ашраф. Оплот моджахедов взяли под свой контроль силовые структуры Ирака. У власти в этой стране сейчас находится альянс шиитских партий, и Багдад поддерживает дружественные отношения с Тегераном. Это не может не раздражать Вашингтон. Вот почему после столкновений в Ашрафе американцы демонстративно взяли боевиков ОМИН под свою опеку, члены организации сейчас размещены на военной базе США в пригороде Багдада.

Саудовский след

Помимо ставки на Организацию моджахедов иранского народа, противники Тегерана разжигают радикальные настроения среди суннитов Ирана. Здесь «главную скрипку» играет Саудовская Аравия. После Исламской революции в Иране Эр-Рияд и Тегеран находились в состоянии холодной войны. Королевский дом Саудовской Аравии видел в Иране основного конкурента на господство в исламском мире. Несколько лет назад холодная война перешла в горячую фазу. Тегеран и Эр-Рияд столкнулись в Сирии. Если Иран поддерживает руководство страны во главе с Башаром Асадом, то Саудовская Аравия активно вооружает оппозицию. И не только вооружает. В Сирии воюют салафиты (они же ваххабиты) из Саудовской Аравии, причем их отряды являются наиболее радикальными и жестокими подразделениями антиправительственных сил.

Сирией, однако, дело не ограничивается. Интересы двух стран столкнулись в Бахрейне (где выступления шиитов, составляющих большинство населения, были жестоко подавлены при военной помощи Эр-Рияда; сегодня государство остается под фактической оккупацией Саудовской Аравии), а также в Ираке. Поддерживаемые Эр-Риядом суннитские группировки держат страну в атмосфере хаоса, постоянно устраивая теракты, направленные против шиитов. В последние недели в этой необъявленной войне произошло несколько важных событий. Первое – это радикализация сирийской оппозиции. На смену теряющему свои позиции Сирийскому национальному совету, поддерживаемому Западом, приходит другая структура – Истинный революционный совет, объединяющий наиболее радикальные, джихадистские группировки. За спиной у этого объединения стоит Саудовская Аравия, открыто заявившая о том, что будет поддерживать сирийскую оппозицию вплоть до свержения Асада.

Второе – резко возросшая активность боевиков на востоке Ирана. Провинция Систан и Белуджистан много лет являлась самой проблемной для Тегерана. Долгое время здесь действовала суннитская террористическая группировка «Джундалла», ответственная за множество кровавых терактов. Группировка имела базы на территории соседних Афганистана и Пакистана, была активно вовлечена в наркотрафик и поддерживала тесные связи с саудовскими и американскими спецслужбами. В 2010 году по организации был нанесен ряд ударов, от которых она не оправилась. Однако совсем недавно в провинции объявилась новая суннитская группировка – «Армия справедливости». Ее идеология основана на ваххабизме, организация призывает к физическому истреблению шиитов. «Уши» Эр-Рияда видны невооруженным глазом.

Как и в случае с Сирией, в Иране ставка делается на радикальные суннитские группировки, которые путем террора должны расшатать ситуацию, спровоцировать межконфессиональные конфликты и взорвать страну изнутри. Здесь нужно сделать важную ремарку, касающуюся «охлаждения» отношений между Саудовской Аравией и США. Напомним, что после отказа Вашингтона от военной операции против Сирии ряд высокопоставленных деятелей арабской страны выступили против Вашингтона, обвинив его в предательстве общих интересов. Эр-Рияд пошел даже на скандальный демарш, отказавшись от места непостоянного члена Совбеза ООН.

Эти демонстративные жесты не должны вводить в заблуждение. Стратегическое партнерство США и Саудовской Аравии продолжается, доказательством чего стал недавний визит в Эр-Рияд госсекретаря Джона Керри. Очевидно, что антиамериканская риторика отдельных представителей саудовского королевского дома является великолепным ходом для отвлечения внимания. С одной стороны, Вашингтон освобождается от критики за сотрудничество со спонсорами международного терроризма. С другой, Эр-Рияд показывает исламистам, что держит дистанцию в общении с «неверными». Зато теперь США могут достигать своих целей чужими руками.

Что же будет дальше? Сможет ли Иран выдержать натиск коалиции, использующей и санкции, и головорезов-ваххабитов? К счастью, в Тегеране прекрасно осознают, с кем имеют дело. Недаром после возвращения Роухани из Вашингтона Али Хаменеи заявил: «Американскому правительству нельзя доверять, оно высокомерно, неразумно и не выполняет своих обещаний». Можно быть уверенным, что на любые попытки дестабилизации силовые структуры Ирана ответят своевременно и жестко. Однако опасность межконфессиональных и межнациональных конфликтов (которые и пытаются сегодня разжечь враги Ирана) в том, что разрешить их очень сложно. Особенно если они провоцируются из-за рубежа.

Так или иначе, в ближайшее время Ирану придется столкнуться со все возрастающим давлением. В этих условиях крайне важными становятся два момента: консолидация большей части иранского общества вокруг власти и внешнеполитическая поддержка Тегерана, в первую очередь со стороны России и Китая. Без этих составляющих справиться с уже начавшимся наступлением Ирану будет очень сложно.
http://sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=595369
Tags: Америкосы, Израиль, Иран, Саудовская Аравия, Статьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments