Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Category:

Проблемы образования

Вчера состоялся круглый стол, посвященный проблемам образования в Кыргызстане. Организован Женским дискуссионным политическим кулбом. Присутствовало много известный личностей: депутат от СДПК Карамушкина, представители Минобразования, видные оппозиционеры Текебаев и Джекшенкулов. 

Собственно, как заявили организаторы, на выбор темы их подвигли мои статьи (из серии "Тупик для разума"). Так что мне и была оказана честь сделать главный доклад.
 

ТУПИК ДЛЯ РАЗУМА

 

Сергей Кожемякин

 

За годы независимости система образования в Кыргызстане оказалась в глубоком кризисе. О серьезности проблемы свидетельствует хотя бы тот факт, что ее наличие признало руководство страны. Но знают ли власти, как ее преодолеть? Все их предложения и рекомендации выглядят, мягко говоря, странными. При самом оптимистичном варианте они способны лишь загнать болезнь внутрь, на время снять болезненные приступы. Даже без частичного выздоровления. А при пессимистичном (зная «способности» наших руководителей, на него-то и стоит ориентироваться) положение станет только хуже. Так что радоваться рано.

Между тем проблема с образованием – и средним, и высшим – в Кыргызстане назрела серьезная. Старение педагогических кадров, нищенские зарплаты учителей и не менее унизительные прибавки к окладу… Коррупция… Фактический раскол образовательной системы на образование для богатых и образование для бедных… Проблема трудоустройства после окончания вузов и профлицеев… Бед очень много. Однако преодоления их не видно. Взять, к примеру, январское послание президента. Там было сказано четко: «Высшее образование в перспективе должно руководствоваться рыночными принципами, с применением механизма государственных заказов. Нужно пересмотреть и ужесточить стандарты качества высшего образования. Пересмотреть механизм ценового регулирования оплаты образования в сторону значительного увеличения стоимости образовательных услуг и ликвидации верхнего предела стоимости». К настоящему времени уже подготовлен список вузов, которые будут приватизированы. Цель ясна: высшее образование намерены превратить в частную контору, главная задача которой – не обучение, а извлечение прибыли. Государство из этой области уходит. Какие положительные результаты даст приватизация вузов, непонятно. Об этом как-то и не говорится…

Проблема образования вообще непрямую связана со всеми остальными проблемами общества, и без решения последних ее не преодолеть. Поэтому мы подробно остановимся на двух вопросах, которые вызывали и продолжают вызывать много споров – Общереспубликанском тестировании и внедрении Болонского процесса в высшем образовании. На первый взгляд, проблемы эти частного характера, но при более внимательном рассмотрении обнаруживаешь, что в них, как в зеркале, отражаются все остальные несчастья системы образования в Кыргызстане.

Итак, Общереспубликанское тестирование… На нашу землю это новшество было занесено в 2002 году. Прежде, еще с советских времен, в Кыргызстане действовала система поступления в вузы на основе вступительных экзаменов. Кому-то эта система очень не нравилась. И вот, стараниями тогдашнего министра образования Камилы Шаршекеевой было инициировано введение единого тестирования. Для чего? Открываем пособие по Общереспубликанскому тестированию для абитуриентов. И читаем: «очень часто субъективный подход на экзаменах мешал действительно талантливым молодым людям поступить в вуз. При существующей ранее системе поступления нередко решающую роль играли личные связи или финансовое положение родителей абитуриентов… Мировой опыт показывает, что стандартизированные тесты являются действительно одним из самых объективных и качественных инструментов отбора, так как они лишены субъективности, и всех поступающих в вуз ставят в равные условия». В общем, с аргументами этой стороны все ясно. Радетели тестирования главный упор делают на объективности и честности подобного способа проверки знаний. Цель, казалось бы, благородная. Но что за ней скрывается?

Видимые плюсы от внедрения тестирования оказываются каплей в море может не сразу заметных, но от того не менее громадных отрицательных последствий. Введение Общереспубликанского тестирования неминуемо перестраивает в соответствии со своими требованиями всю систему школьного образования. Особенно в старших классах. Вместо того, чтобы давать детям знания в полном объеме и в целостном виде, учителя вынуждены все время уделять грядущему тестированию, натаскивать учеников на потенциальные вопросы. Это рушит веками сложившееся отношение к образованию. Нас пытаются приучить к мысли, что цель образования – всего лишь натаскать ученика на решение какой-то задачи. На самом деле образование – ценность сама по себе, благо, наполняющее жизнь человека глубоким содержанием. Только благодаря образованию человек включается в непрерывный поток постижения и созидания культуры. И чем более основательным является образование, тем выше и совершенней духовная организация человека, тем более широк его кругозор и гибок ум, тем более готов он к освоению новых видов деятельности. Главная цель школы – не впихивать в детские головы факты и отдельные блоки знаний, а учить мыслить. Система тестирований же нацелена на переход от образования, которое формирует в человеке целостный образ мира и способность к самостоятельному мышлению к узкоспециализированному образованию. Тесты и формируют эту «мозаичность», неспособность видеть явления во взаимосвязи. Процесс обучения сводится к элементарному запоминанию, а не к пониманию причинно-следственных связей, предмета в его целостности.

Для чего это делается? Заокеанские вершители судеб мира давно уже определили место постсоветских республик – быть бессловесным придатком западных держав. Местные власти второй десяток лет все делают для осуществления этого проекта. Экономика частью разрушена, частью переориентирована на удовлетворение нужд далеких стран. Политика наша бесхребетна и руководствуется принципом «Чего изволите?». Одна заминка: для превращения наших людей в лакеев и рабов осталось сломать систему образования. Потому что образование наше, доставшееся в наследство от Советского Союза, формирует именно личность, а не бездумного винтика, знающего только как подкрутить гайку на заводе, принадлежащем заграничному нуворишу. И личности эти опасны для нового мирового порядка под эгидой Штатов. Вот и вводят у нас тестирования… Ткнуть в правильный вариант ответа на вопрос «В каком году СССР одержал окончательную победу в Великой Отечественной войне?» сможет и винтик. Тут много ума не надо. А вот объяснить, что позволило достичь той Победы, и какое значение она имела для человечества, по зубам лишь личности. Получившей нормальное, целостное образование. Вот и брошены все силы на то, чтобы это самое образование срубить под корень, а формирование личностей пресечь. Думающий человек всегда опасен. А новым хозяевам мира вольнодумцы не нужны.

Есть и много других проблем. Во-первых, стандарты и уровень образования в городах сильно отличаются от сельских школ, а программа тестирования для всех одна. Во-вторых, автоматически «на коне» оказываются те подростки, которые могут просто-напросто вызубрить правила и даты (благо, печатных и электронных «помощников» появляется все больше и больше!), но обделенные «живым умом». Недаром, по словам ректора МГУ Виктора Садовничего, тестирование может привести к тому, что «Мы отучим детей думать и потеряем талантливую верхушку». Тесты действительно ориентированы на некий обезличенный стандарт ученика. А творческие личности с нестандартным мышлением тестированием отсекаются. В отличие от «живого» общения учителя с подростком в ходе экзамена… Насколько полно может программа-робот оценить живого человека? По заключениям экспертов, тест может лишь показать некоторую структуру и базу знаний, но не «динамику», не творческий потенциал личности. Вот и выходит, что будущие музыканты, педагоги, философы, актеры и историки лишаются тех шансов, которые они имели, сдавая экзамен преподавателям, которые могли по достоинству и правильно оценить их способности.

Нет, будет и элита. Надо же кому-то держать в узде народ и вести его к «светлому капиталистическому будущему»! Но к услугам детей этой элиты будут и высококлассные репетиторы, и западные вузы. А для остальной массы – резко ухудшившая свое качество школа, обучающая лишь тому, что «пригодится в дальнейшей профессии». Но профессии, присущей лишь для отсталой окраины. Новому мировому порядку не нужны творческие работники и самостоятельно думающие инженеры и конструкторы.

Что касается коррупции, то  она останется, может чуть видоизмененная. Потому что ее главный источник – не форма поступления в вузы, а вся структура нашего общества. Глупо предполагать, что замена экзаменов на тесты сделает взяточников честными и порядочными гражданами.

 

Другим механизмом реформы стало введение т.н. Болонского процесса. Как и в случае с Общереспубликанским тестированием, поборники реформирования пытаются выставить преобразования как «маленькое, но полезное» новшество. Дескать, все хорошее останется, а новшество это лишь подправит уже имеющийся каркас. На самом деле последствия от введения таких вот «мелочей» куда глубже. И – что самое главное – они разрушают тот самый каркас образования, который строился десятилетиями.

Между тем образование – это некая, что ли, «генетическая матрица» любой культуры. Благодаря ей эта культура сохраняется и воспроизводится, поддерживается связь поколений. Образование скрепляет народ в единое целое, поскольку именно через него люди получают то общее, что объединяет их. Поэтому всякие реформы в этой сфере должны делаться чрезвычайно осторожно. Конечно, внешние условия изменяются, мы развиваемся, но радикальные изменения могут прервать цепь времен, произвести разрыв поколений. А это может стать фатальным для судьбы народа.

Между тем стремительные реформы, совершаемые «кавалерийским наскоком», в таких сложных системах, как образование, не действуют. Они могут только смертельно ранить его. По словам специалистов, чтобы просто апробировать и внедрить в систему высшего образования новое образовательное направление, требуется около десяти лет. Не говоря уже о гораздо более масштабных изменениях. А каков средний срок нахождения на своем посту, например, министра? Максимум год. А  если с министерствами и министрами происходит чехарда, за серьезную и большую задачу лучше и не браться. Только дров наломаете.

А теперь перейдем непосредственно к Болонскому процессу. Откуда же он такой взялся? Лет десять назад в Европе поняли, что американская система высшего образования в полтора раза эффективней и рентабельнее европейской. Поняли – и решили запустить интеграционный проект, который бы создал единое образовательное пространство и единый рынок труда в Европе. Цель – повышение конкурентоспособности своей экономики по сравнению с американской. Рычаги, как этого добиться, не скрываются. Один из главнейших – привлечение в Европу как можно больше талантливой молодежи. Для этого унифицируется структура и формат обучения, чтобы не возникало никаких преград для студенческой мобильности с Востока на Запад. Итак, результатом реформы должно стать изменение системы нашего высшего образования таким образом, чтобы особо талантливая молодежь и дети элиты покидали Кыргызстан и ехали поднимать благополучие Европы. Остальные полноценным и качественным образованием будут обделены.

Собственно, к этому все и идет. Факт того, что образование будет разделено на два коридора (элитарный – в целях воспитания «мозгов» для Запада и обычный – для примитивного обучения дешевой рабочей силы) не скрывают на самом верху. Как заявил недавно первый вице-премьер-министр Нур уулу Досбол, «правительство Кыргызстана намерено углублять реформу в системе образования. Мы должны добиться того, чтобы учебные заведения КР готовили высококвалифицированных специалистов на уровне международных стандартов. Ведь мы имеем все основания для того, чтобы наши кадры были востребованы за рубежом». Акценты расставлены. Высококвалифицированные спецы – для заграницы. Не для себя, не для развития собственной страны!

С этой целью Болонская система предусматривает разделение высшего образования на два уровня – бакалавриат и магистратуру. На первом этапе (три-четыре года) студент обучается по упрощенной программе и получает  степень бакалавра. Затем желающие (и имеющие деньги; магистратура – удовольствие в перспективе полностью платное) могут пройти дополнительный курс обучения и получить диплом магистра. К слову, уровни эти являются двумя разными разделенными ступенями, в отличие от нашей привычной системы высшего образования. Когда наш первокурсник приступает к занятиям, он с первой минуты готовится как полный специалист. На Западе же первокурсника начинают сразу готовить как бакалавра. В чем разница? Ее можно сравнить с тем, учится человек на врача или же на фельдшера. Согласитесь, доучить за год фельдшера до врача очень сложно (и очень дорого). Профессиональные умения выпускников от этого никак повыситься не могут. Да и тот факт, что большая часть студентов так и останется со степенью бакалавра (как правило, это порядка 80 процентов выпускников), настоящих специалистов не плодит.

В выигрыше, на первый взгляд, остаются те 20 процентов студентов, которые продолжают обучение в магистратуре. По европейским стандартам, это элитарное обучение, основой которого являются прикладная наука и hi-tech (высокие технологии). Молодой человек, закончивший магистратуру, становится специалистом высокого класса. Но позвольте спросить, существует ли у нас соответствующая база? То есть прикладная наука и высокотехнологичная индустрия. Нет, их мы угробили за годы демократического лихолетья. Вот и получится, что, не имея возможности получить полноценное образование, даже эти 20 процентов задерживаться в Кыргызстане не будут и станут уезжать за рубеж – где их ласково встретят тамошние профессора. Только нам от этого ни тепло ни холодно.

С магистратурой все ясно. Ее плоды будут пожинать далеко за пределами нашей родины. А как быть с бакалаврами, большинство из которых все-таки останется в республике? Здесь тоже мало отрадного. По словам профессора МГУ Владимира Сухомлина, «уровень массовой подготовки специалистов с высшим образованием, достигнутый отечественной высшей школой, существенно выше бакалаврского уровня – первой академической степени, декларируемой Болонским процессом». Бакалавр – это не специалист. Это человек, способный лишь выполнять какую-то несложную часть технологического процесса. Специалистов, схожих с теми, что готовили советские вузы, готовит разве что магистратура. Но толку от нее Кыргызстану будет мало. В итоге мы теряем потенциал, который мог бы вытащить страну из ямы и предотвратить превращение республики в отсталый сырьевой придаток. 

В целом внедрение Болонской системы, которое активно проводится в вузах Кыргызстана, несет с собой снижение образовательного уровня. Не получая взамен ничего путного, высшее образование лишается всего объема преподавательских технологий, преподавательского опыта, т.е. всей совокупности выстраданных каждым творческим педагогом собственных разработок, конспектов лекций, дидактических материалов, лабораторных, заданий, тестов, методик и так далее. Сюда же следует отнести и тысячи спецкурсов и семинаров, предназначенных для подготовки добротных специалистов. И что самое главное, образование распадается на образование для элиты и образование для простонародья. Первым – знания и вытекающая из него сила. Вторым – безграмотность или узкоспециализированное образование и участь вечно находиться в услужении господ.

Возникает вопрос: какова истинная причина нынешнего реформирования образования: искреннее желание справиться с проблемами и сделать наших детей умнее и образованнее, или просто последний рывок в гадком деле разрушения системы образования? Как ни печально, но верен, скорее всего, второй вариант…


Все дальнейшие дискуссии так или иначе крутились вокруг моего выступления. И за, и против. Особенно злобствовали представители Центра общереспубликанского тестирования. Но основная часть меня поддержала.

И что самое главное - 90 процентов выступавших признали, что лучшая система образования - советская. Отрадно!

После дал несколько интервью. Одно из них:

Tags: Политика
Subscribe

  • «Демократия» за колючей проволокой

    Очередные выборы в Израиле вряд ли завершат затянувшийся кризис. Перетягивание политического каната бьёт по интересам беднеющего населения и…

  • Хищник остаётся хищником

    Звучащие порой утверждения, что пандемия вынудит крупный капитал пойти на уступки трудящимся, являются наивной и вредной сказкой. Наоборот, для…

  • Осыпается позолота туркменского «рая»

    Руководство Туркмении признало существование серьёзных проблем в стране. Решительные шаги по их исправлению, однако, подменяются закреплением…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments