Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Category:

Почему буксует «водная дипломатия»

4687452000_3bd6bb90b7_zВода — общее достояние, и использовать водные ресурсы нужно на справедливых принципах. Об этом говорилось на международной конференции по водному сотрудничеству, прошедшей в столице Таджикистана. Правда, эффективность форума вызывает большие сомнения: ведь даже одна из основных заинтересованных сторон — Узбекистан — фактически проигнорировала конференцию и осталась при своём мнении.

МЕРОПРИЯТИЕ, проходившее в Душанбе с 20 по 22 августа, оказалось масштабным и по числу участников, и по кругу обсуждавшихся тем. На международную конференцию, организованную совместно правительством Таджикистана и Организацией Объединённых Наций, собрались около тысячи делегатов из сотни государств. Основным вопросом стала так называемая водная дипломатия — решение мирным путём проблем, связанных с водопользованием. Не секрет, что доступ к чистой воде является серьёзной «болевой точкой» глобального масштаба. Около миллиарда жителей планеты на сегодняшний день не имеют возможности использовать безопасную питьевую воду. Не менее важным фактором является истощение водных артерий, что наносит удар по сельскохозяйственному производству десятков стран.

О проблемах и возможных путях их решения говорили представители правительств, учёные и эксперты международного уровня. Как заявил в ходе открытия конференции президент Таджикистана Эмомали Рахмон, республика была и остаётся сторонником взаимовыгодного сотрудничества и добрососедских отношений. «Мы вполне осознаём, что только цивилизованное сотрудничество и политическая воля могут всем нам открыть путь к прогрессу и развитию на этом поприще. Таджикистан всегда готов к такому сотрудничеству», — подчеркнул глава государства. В качестве доказательства своих слов Рахмон напомнил, что именно по инициативе Душанбе этот год был объявлен ООН «Международным годом водного сотрудничества». Президент решил не останавливаться на достигнутом и предложил провозгласить в 2015 году начало «Международного десятилетия действий в водной сфере», а также открыть в столице Таджикистана Международный центр по водной дипломатии.

Наивно, однако, полагать, что активность таджикских властей продиктована исключительно заботой о миллионах жителей планеты, не имеющих доступа к чистой воде. Мотивы, подтолкнувшие официальный Душанбе к организации столь затратного мероприятия, вполне прагматичны. Заключаются они в стремлении заручиться международной поддержкой в конфликте Таджикистана с Узбекистаном. В Ташкенте с нескрываемым раздражением относятся к планам соседей развивать гидроэнергетический потенциал путём строительства крупных ГЭС и водохранилищ. По мнению узбекской стороны, это вызовет обмеление главных водных артерий региона — Амударьи и Сырдарьи — и ударит по сельскому хозяйству страны. Прежде всего речь идёт о хлопководстве, чей вклад в ВВП Узбекистана достигает 15%, ведь отрасль приносит около четверти всей валютной выручки. К тому же в республике озабочены гипотетической возможностью прорыва в сейсмоопасных зонах плотин, что может привести к огромным разрушениям в районах, расположенных в нижнем течении рек.

Конфликт двух соседних республик давно перерос чисто дипломатическую стадию. Противясь строительству крупных гидроэлектростанций в Таджикистане, узбекская сторона подкрепляет свои требования вполне конкретными делами. Например, то и дело прекращая поставки природного газа соседям и блокируя железнодорожное сообщение между двумя странами. Результаты этого давления налицо. Таджикистан не может возобновить начатое ещё в советское время строительство Рогунской ГЭС. По проекту станция должна стать крупнейшей в регионе и избавить республику от ставшего хроническим дефицита электроэнергии. В Ташкенте, однако, требуют проведения независимой международной экспертизы на предмет экологических последствий для Узбекистана. В итоге в Душанбе никак не могут найти инвесторов: потенциальных партнёров отпугивает жёсткая позиция соседей.

Не имея возможности дать Ташкенту адекватный политический или экономический ответ, власти Таджикистана сосредоточили усилия на международной арене. Прошедшая под эгидой ООН конференция в Душанбе стала серьёзным козырем таджикской стороны, своего рода предупреждением Узбекистану: решать вопросы водопользования нужно мирно, уважая интересы каждой из сторон.

Реакция Ташкента была довольно предсказуемой. В столицу Таджикистана приехала делегация, состоящая из чиновников низшего звена. Тем самым Узбекистан дал понять, что отступать не собирается. Как подчеркнул глава узбекской делегации — заместитель министра сельского хозяйства Шавкат Хамроев, трансграничные водные ресурсы должны использоваться справедливо и разумно, и никто не имеет права наносить ущерб окружающей среде и экономическим интересам соседних стран.

В свою очередь, постоянный представитель Таджикистана при ООН Сироджиддин Аслов как бы в пику заявлениям узбекской стороны сообщил журналистам, что это страны низовья (то есть Узбекистан) должны понимать проблемы стран верховья (то есть Таджикистана). Что касается тревог Ташкента по поводу сельского хозяйства, то Аслов посоветовал соседям более рационально использовать водные ресурсы.

К сожалению, диалога не получилось и на этот раз. Несмотря на внушительный антураж (присутствие сотен иностранных гостей), стороны, как обычно, обменялись обвинениями, ни на йоту не продвинувшись в решении назревшей проблемы. Так что в ближайшем будущем следует ждать очередных взаимных выпадов, тем более острых, что в Душанбе теперь уверены в своих силах. Во-первых, республика заручилась поддержкой ООН (представители которой признали, что таджикская сторона не превышает квоту на использование трансграничных рек), во-вторых, фактически создан водно-энергетический альянс Таджикистана и Киргизии. По итогам двусторонних переговоров Эмомали Рахмона с премьер-министром Киргизии Жанторо Сатыбалдиевым, прибывшим в Душанбе для участия в международной конференции, была достигнута договорённость, что стороны будут поддерживать друг друга в решении водных проблем. Дело в том, что киргизско-узбекские отношения осложнены тем же фактором — стремлением Бишкека строить гидроэлектростанции в верховьях Сырдарьи. Неудивительно, что Таджикистан и Киргизия нашли общий язык.

Подводя итоги, нужно признать, что конференция в Душанбе своих прямых целей не достигла. До решения проблем водопользования за столом переговоров пока ещё очень далеко, и доказательство тому — пример самих центральноазиатских республик.
http://gazeta-pravda.ru/content/view/15471/79/
Tags: Статьи, Таджикистан, Узбекистан
Subscribe

  • Всепогодная экспансия Вашингтона

    Пандемия коронавируса не повлияла на повышенное внимание США к Центральной Азии. Для закрепления позиций в важном для себя регионе Вашингтон…

  • Оккупация по графику

    Израиль готовит аннексию палестинских земель, используя открытую поддержку одних и преступное безволие других держав. Эти планы встроены в…

  • Гималайская авантюра

    Пограничные инциденты обострили отношения Китая и Индии. В пользу сознательных провокаций говорит своевременность конфликта для Вашингтона и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments