Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

АФГАНСКИЙ РАЗЛОМ. Что станет с многострадальной страной после 2014 года?

818 июня в судьбе Афганистана (и не только Афганистана) произошло важное событие: командование Международных сил содействия безопасности полностью передало контроль над ситуацией в стране афганским силовым структурам. 12-летняя миссия коалиции фактически завершена. Что ждет страну после вывода основной части западных сил – процесс национального примирения или хаос, умело управляемый из западных столиц?

Запрограммированный провал

США и их союзники оставляют Афганистан раздираемым внутренними противоречиями, нищим государственным образованием. За десять с лишним лет оккупации не было достигнуто ни одной из заявленных в 2001 г. целей – построения сильного демократического государства с крепкими институтами и стабильной внутриполитической обстановкой.

Наоборот, по всем социальным и экономическим показателям Афганистан занимает последние строчки в мировых рейтингах. Промышленность как таковая в стране отсутствует. Она состоит из мелких кустарных предприятий, производящих кирпич, цемент, мыло, ковры и т.п. Львиную долю продукции Афганистан завозит из-за рубежа. Сельскохозяйственное производство, в котором занято свыше 75% населения, также недалеко ушло от натурального хозяйства. Среди сельхозкультур лидирует опиумный мак, посевы которого за 12 лет оккупации увеличились с 8 тыс. (в 2001 г.) до 154 тыс. гектаров в 2012-м. До 80% государственного бюджета формируется за счет иностранной помощи. Однако помощь эта идет не на восстановление страны от десятилетий гражданской войны. На сегодняшний день Афганистан представляет собой огромную «черную дыру», в которой исчезают, а затем всплывают в офшорах и на счетах в западных банках миллиарды долларов. И виновато здесь не столько «насквозь коррумпированное» правительство страны (как объясняют на Западе), сколько сам Запад. Несколько лет назад разгорелся скандал: выяснилось, что из 15 млрд долларов, выделенных Кабулу Вашингтоном и Лондоном, половина средств была израсходована на консультантов и оплату услуг западных подрядчиков.

Невероятно выгодным, приносящим сотни процентов прибыли, бизнесом стала наркоторговля. С выращиванием опиумного мака в Афганистане никто не борется. По официальной версии – чтобы не наживать врагов среди местного населения, которому иначе не на что будет жить (прекрасная формулировка!). По неофициальной – в многомиллиардном наркобизнесе ведущую роль (естественно, через подставных лиц) играет сам Запад.

Соединенным Штатам и их союзникам не нужен развитый и стабильный Афганистан. Зачем? Стабильность означает самостоятельность, а на самостоятельных куда труднее давить, сложнее ими манипулировать. Это прекрасно осознают в Вашингтоне. Так что вывод большей части контингента из Афганистана в следующем году не означает прекращения американского влияния. Бедная, зависящая от денежных вливаний страна остается «на крючке» и в экономическом, и в политическом плане, поэтому говорить о провале западной миссии, на наш взгляд, неверно. Провал – это нереализованные планы, несбывшиеся надежды. В случае Афганистана провал был запрограммирован заранее и явился частью стратегии по сохранению присутствия США в регионе.

Чему учат инструкторы?

Итак, на 2014 г. запланирован вывод основной части Международных сил содействия безопасности. Однако военные подразделения стран НАТО, и в первую очередь США, в Афганистане остаются. Во-первых, это военнослужащие, которые будут продолжать нести службу на военных базах. По озвученным Пентагоном данным, их численность может достигать 12 тысяч. Во-вторых, сотрудники западных частных военных компаний, которых сейчас в Афганистане больше, чем солдат коалиции. Об их выводе пока никто не обмолвился ни словом.

Тем не менее основная нагрузка по обеспечению безопасности в стране теперь должна лечь на плечи афганских силовых структур. В течение нескольких лет их изо всех сил натаскивали натовские инструкторы, да и сегодня местная полиция и армия действуют под контролем западных «военспецов». Каковы результаты? Смогут ли афганские силовики справиться с возложенными на них задачами? Как следует из доклада Пентагона, опубликованного в конце прошлого года, боеспособна только одна из 23 бригад афганской армии. В чем же причина? Неужели афганские военные не поддаются обучению и отказываются впитывать знания, которые им пытаются привить опытные инструкторы? Нет, все намного прозаичнее. Запад просто не заинтересован в сильной афганской армии, способной самостоятельно защищать страну. В том числе в перспективе от западных «союзников». Одно дело мелкие партизанские формирования, другое – регулярные вооруженные силы, обладающие четкой структурой и тяжелой военной техникой.

Неудивительно, что Запад, казалось бы, заинтересованный в мощи афганской армии, на самом деле всячески препятствует ее укреплению. Вооруженные силы страны испытывают катастрофический дефицит тяжелой техники. Большая часть танков, БТР, БМП и артиллерии советского производства. Ахиллесовой пятой вооруженных сил является практически полное отсутствие авиации, без которой крайне затруднены боевые действия в горах. В АВС (Афганских воздушных силах) всего около 50 действующих судов, преимущественно транспортных вертолетов. Неоднократные просьбы афганских властей к коалиции о поставках боевой авиации остались без ответа. Как заявил в мае этого года представитель министерства обороны Афганистана Мохаммад Захир Азими, у армии нет ни самолетов для поддержки наземных войск и защиты воздушного пространства, ни системы противовоздушной обороны.

Одновременно с этим покидающие страну войска НАТО попросту… уничтожают свою военную технику. За последние месяцы одни только американцы уничтожили технику весом 77 тыс. тонн, продав ее на металлолом. Официально озвученная причина – дороговизна транспортировки техники обратно в США. Среди уничтоженного – несколько сотен бронированных машин с защитой от мин и обстрелов, каждая стоимостью 1 млн долларов. Почему же технику не передали афганской армии? Как сообщили представители американской военной миссии, «афганцы не смогут эксплуатировать военную технику должным образом». Вопрос: чему же тогда учили их западные инструкторы? – повисает в воздухе.

В итоге афганские силы не в состоянии справиться даже с локальными вызовами, не говоря уже о поддержании безопасности на всей территории страны. Когда минувшей зимой отряды талибов совершили дерзкий десант в северо-западные районы страны, у армии и полиции не хватило ни сил, ни средств противостоять закреплению противника на стратегически важном плацдарме. За считанные недели талибы распространили свою власть на несколько уездов провинции Бадахшан, создав реальную угрозу Кабулу с севера. Вопреки требованиям президента Афганистана Хамида Карзая, армия так и не получила от США воздушной поддержки, в результате чего попытки выбить «Талибан» с Бадахшана оказались провальными и сопровождались большими потерями.

Еще одно доказательство того, что Западу не нужна сильная афганская армия, – практика создания местных ополчений. Так называемые отряды самообороны сегодня действуют в большинстве провинций Афганистана. Их обу­чением занимается американский спецназ. По сути, «отряды самообороны» превратились в личную гвардию местных правителей. Столкновения между армией и подобными полувоенными формированиями случаются все чаще. В феврале этого года они произошли в провинциях Майдан-Вардак и Логар. Причем американское командование встало на сторону ополченцев, после чего Хамид Карзай потребовал от Вашингтона досрочно вывести силы коалиции из этих двух регионов.

Управляемый хаос

Такова ситуация с вооруженными силами. Еще больший хаос царит в государственном управлении. Доминирующая среди экспертного сообщества точка зрения, что Запад не смог создать дееспособные политические структуры, ошибочна. Американцы и их союзники не новички в политике и хорошо знакомы с реалиями восточных обществ, так что такое количество ошибок списывать на оплошности трудно. Американцы и их союзники изначально не хотели появления в Афганистане сильной власти. Выбранный для этого способ (механическая пересадка на афганскую почву западных институтов) можно назвать гениальным. С одной стороны, решилась задача по обеспечению перманентной нестабильности в стране, с другой – есть оправдание перед общественным мнением западных стран, ведь собственные политические традиции в их глазах являются наилучшими. Между тем практика по насаждению чуждых стандартов привела к тому, к чему только и могла привести – не к консолидации, а к раздраю. Партийное строительство обернулось появлением полутора сотен партий, формируемых не на идеологических, а на племенных принципах. Призывы развивать местное самоуправление привели к фактическому отпадению от Кабула большинства провинций, управляемых бывшими полевыми командирами, старейшинами и т.п.

Американцы чувствуют себя в этом месиве очень комфортно: они мастера по созданию и руководству управляемым хаосом. Но вот для афганских властей это обернулось неспособностью контролировать ситуацию даже в пригородах столицы. Афганистан сегодня – это не централизованное государство, а конгломерат территорий лишь номинально подчиненных Кабулу. Ни у Карзая, ни у правительства нет реальной власти. А скоро может не стать и номинальной. В полном соответствии с западными демократическими традициями президент Афганистана не может избираться больше двух раз подряд, а это значит, что в апреле 2014 г. за президентское кресло развернется острая борьба, которая в специфических условиях страны может иметь роковой финал.

Вообще, глядя на Хамида Карзая, невольно начинаешь сочувствовать этому человеку. Являясь марионеткой Вашингтона, полностью зависимой от зарубежной военной и финансовой поддержки, президент слишком поздно понял, что в этой шахматной партии у него роль не короля и даже не слона, а самой обыкновенной пешки, которую разменяют при первом удобном случае. С этим связаны и отчаянные метания Карзая в последние месяцы. Он то называет западную коалицию главным врагом Афганистана, то униженно просит помощи. Ни первое, ни второе не вызывает у Запада никакой реакции. С Карзаем не считаются даже для вида. Судя по всему, его уже списали со счетов.

Это продемонстрировали события вокруг переговоров США с движением «Талибан» в Катаре. Когда американцы впервые официально подняли вопрос о начале контактов с талибами (это произошло в 2011 г.), Хамид Карзай горячо поддержал эту идею. С его одобрения в Дохе открылось представительство «Талибана». Однако когда дело дошло до переговоров, официальный Кабул занял резко отрицательную позицию. Формальную версию о том, что Карзая оскорбила табличка на входе в представительство («Исламский эмират Афганистана», а не «Исламская Республика Афганистан»), вряд ли можно считать достаточным основанием для столь резкого разворота. Скорее всего, до президента дошла информация о содержании переговоров. Очевидно, что Вашингтон обсуждает с прежде заклятыми врагами вовсе не обмен пленными, а устройство Афганистана после вывода Международных сил содействия безопасности. Будет ли отведено в этом устройстве место для Хамида Карзая? Большой вопрос.

В переговорах американцев с «Талибаном» нет ничего удивительного. Это обычная тактика Вашингтона – искать для себя максимальную выгоду. Принимая активное участие в создании этого движения, Штаты и после вторжения в Афганистан не разорвали контактов с талибами. Дело в том, что талибы – это не монолитное образование, а несколько группировок. В одних велико влияние пакистанских спецслужб, с другими тайно контактирует Китай, с третьими негласно сотрудничают американцы. Сейчас, когда политический ландшафт Афганистана ждут неизбежные изменения, США просчитывают наиболее выгодные для них сценарии. По сути, их два. Первый – активное инкорпорирование талибов во власть с предоставлением им мест в парламенте, ряда министерских портфелей и, возможно, кресла президента (похожий сценарий в 1990-е годы был осуществлен в Таджикистане и привел к окончанию гражданской войны). Второй – разделение страны на две области, составляющие конфедерацию: населенный преимущественно пуштунами восток и юг передается под власть «Талибана», север и восток продолжают контролировать нынешние группировки. Оба сценария преду­сматривают сохранение американского присутствия и в то же время крайне зыбкое будущее Карзая и его окружения.

Так или иначе, вопрос появления на территории Афганистана сильного и самостоятельного государства, которое вырвет, наконец, страну из трясины отсталости, опять переносится. Запад в лице США не заинтересован в этом. Ему нужен хаос, нужна нестабильность, дающие повод сохранять свое военное и экономическое присутствие и одновременно предотвращать присутствие здесь других сил – вроде Китая или Ирана. Нестабильный Афганистан – это еще и повод тайно шантажировать несговорчивый в последнее время Пакистан, и наращивать влияние в постсоветских республиках Центральной Азии, и поддерживать сепаратистское движение в китайском Синьцзяне.

К сожалению, шанс альтернативного варианта развития событий упущен. А ведь он был вполне реален. Свой план – куда более здравый и отвечающий интересам афганского народа и сопредельных государств – предлагал Китай. Этот план предусматривал урегулирование ситуации под эгидой Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) с активным привлечением России, центральноазиатских республик, а также Пакистана и Ирана. Среди его пунктов – программа национального примирения, признание всеми сторонами суверенного выбора афганцами политической системы для своей страны, включение в правительство представителей всех политических сил и национальностей. Подключение России к инициативе Пекина смогло бы воплотить этот план на практике. Вместо этого официальная Москва предпочитает лишь вздыхать по поводу опасных последствий ухода сил западной коалиции. Реальные шаги делает один Вашингтон. Только вот куда приведут эти шаги? Явно не к миру и спокойствию.
http://sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=594089
Tags: Афганистан, Статьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments