Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Categories:

Международный спор из-за воды. Почему враждуют Ташкент и Душанбе

The-Rogun-DamПереговоры между Узбекистаном и Таджикистаном, проведённые под эгидой ООН и затронувшие вопросы управления водными ресурсами, завершились безрезультатно. Стороны не смогли прийти к согласию. А это значит, что длящийся уже несколько лет конфликт между двумя странами продолжается.

СРЕДИ серьёзных проблем, с которыми сталкиваются республики Центральной Азии, одной из наиболее болезненных является проблема водных ресурсов. Значительную часть региона занимают засушливые зоны. Для проживающих здесь людей вода — на вес золота. Без неё невозможно развитие сельского хозяйства, в котором занята большая часть населения центральноазиатских государств.

Но мирное и взаимовыгодное распределение водных ресурсов осталось в советском прошлом. Конфликты из-за воды, которыми любят пугать футурологи, в регионе уже стали реальностью. Они осложняют межгосударственные отношения и являются подоплёкой целого ряда нешуточных скандалов. Речь идёт в первую очередь о затянувшемся противостоянии Узбекистана с Таджикистаном и Киргизией. Дело в том, что на территории двух последних расположены основные источники воды в регионе — ледники Тянь-Шаня и Памира. Именно здесь берут своё начало Амударья и Сырдарья — основные водные артерии Центральной Азии.

Однако крупнейшим потребителем водных ресурсов являются Узбекистан и его сельское хозяйство. Вот почему Ташкент очень болезненно реагирует на любые попытки соседей ограничить сток путём строительства крупных водохранилищ и гидроэлектростанций. И если в отношениях с Киргизией конфликты пока ограничиваются словесными выпадами, узбекско-таджикские водные споры куда серьёзнее. Они уже фактически привели к «холодной войне» между республиками и частичной блокаде границ.

Обратимся к предыстории конфликта. Таджикистан обладает мощнейшим на постсоветском пространстве гидроэнергетическим потенциалом. В 1960-е годы началось освоение этих ресурсов. На реке Вахш стал строиться каскад ГЭС, однако к 1991 году масштабный проект завершён не был. Развал СССР и начавшаяся в Таджикистане гражданская война на время приостановили строительство гидроэлектростанций. Но в начале 2000-х годов ситуация сдвинулась с мёртвой точки. Связано это было с острым дефицитом электроэнергии в республике. Быстрый рост населения (в начале этого года его численность превысила 8 миллионов) и запуск энергоёмких производств (например, крупного завода по производству алюминия) привели к тому, что обеспечение страны энергией стало одной из насущных задач таджикских властей. Правда, справиться с ней пока не получается.

Производство электроэнергии не только не увеличивается, а, напротив, сокращается. В феврале этого года её было произведено на 11% меньше, чем в том же месяце прошлого. Традиционным стало ограничение подачи электроэнергии населению: в зимние месяцы свет в домах жителей горит всего несколько часов в сутки. Располагая большим гидроэнергетическим потенциалом, Таджикистан вынужден резко увеличивать добычу угля. C 2007 года на твёрдое топливо перешли 154 промышленных предприятия страны.

Выходом может стать возобновление строительства станций, заложенных ещё в советское время. Среди них Рогунская ГЭС — крупнейшая из Вахшского каскада. Однако её возведение постоянно тормозится, и во многом это связано с позицией Узбекистана. Власти соседней страны считают, что строительство более чем 300-метровой плотины (к слову, высочайшей в мире) и последующее заполнение водохранилища приведут к обмелению Амударьи и ударят по сельскому хозяйству республики, в частности по хлопководству. Ещё одно опасение Узбекистана связано с тем, что ГЭС расположена в зоне высокой сейсмической активности, и в случае прорыва плотины могут пострадать населённые пункты ниже по течению, в том числе на территории Узбекистана.

Официальный Ташкент подчёркивает, что он не против строительства гидроэлектростанций, но это должны быть малые ГЭС. Что касается таких крупных станций, как Рогунская, то, как считают в Узбекистане, они должны пройти международную технико-экономическую и экологическую экспертизы.

Таджикистан отказывается принимать эти условия. Страна уже имеет опыт сотрудничества с международными экспертами. Нанятая Всемирным банком экспертная группа предложила уменьшить высоту плотины с 335 до 170 метров, что снизит потенциальную выработку электроэнергии на станции. Заключение экспертов привело к тому, что в прошлом году перекрытие русла реки Вахш так и не состоялось.

Душанбе уже ощутил плоды своей несговорчивости. В 2011 году Ташкент блокировал железнодорожное сообщение с соседней республикой, задержав тысячи вагонов с грузами, предназначавшимися Таджикистану. В прошлом году Узбекистан под предлогом ремонта закрыл 9 из 16 пунктов пропуска на границе, а также прекратил поставку соседям природного газа.

Тем временем конфликт из-за Рогунской ГЭС уже вышел на международный уровень. 22 марта на Генеральной Ассамблее ООН состоялся интерактивный диалог по водному сотрудничеству. Позицию Таджикистана представлял премьер-министр Акил Акилов. По его словам, республика «с учётом всех потребностей региона и окружающей среды будет реализовывать свои гидроэнергетические проекты в целях обеспечения электроэнергией населения и экономики страны». «Это реальная и насущная необходимость для обеспечения устойчивого развития страны и жизнедеятельности её населения», — подчеркнул Акилов. В то же время глава правительства согласился с тем, что национальные планы управления водными ресурсами нескоординированы с соседними странами.

Отстаивавший во время диалога интересы Узбекистана представитель этой страны в ООН Дильёр Хакимов, в свою очередь, повторил, что Ташкент выступает категорически против строительства крупных гидроэлектростанций в бассейне трансграничных рек. По его словам, планы Таджикистана могут «нанести непоправимый ущерб экологии» и стать причиной техногенных катастроф. Хакимов напомнил о судьбе Аральского моря, фактически исчезнувшего из-за неправильного управления водными ресурсами.

К сожалению, пока подобные диалоги не достигают главной цели: стороны не могут выработать единой позиции. Каждый преследует лишь собственные интересы. И пока это будет продолжаться, ожидать прекращения конфликта, к сожалению, не приходится.
http://gazeta-pravda.ru/content/view/14364/79/
Tags: Статьи, Таджикистан, Узбекистан
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments