Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

ПРО СВОБОДУ. Специально для Сабины

На днях sabinareingold   написала в одном из комментариев примерно следующее: "Если бы я увлекалась политикой, то была бы либералом. Потому что люблю свободу".
Сабина здесь не первая. Пытаешься поговорить с либералом по душам, выяснить, что толкнуло его в эту либеральную трясину - все упирается в одно: мы за свободу, а вы (то бишь коммунисты) - против. 
Вот и решил поместить свою статью годовой давности, посвященную свободе. Основная речь идет в ней о свободе слова, но затрагивается и сам феномен свободы как таковой.
 

МИФ О СВОБОДЕ СЛОВА

 

На выбор темы данной статьи повлиял комментарий к одному из моих материалов в Интернете. Возмущенный читатель то ли из Штатов, то ли из Великобритании не таил негодования. Дескать, что это такое: Кожемякин даже не скрывает своей партийной принадлежности! А как же свобода слова? Пресса должна быть беспристрастной! И так далее. Причем в гораздо более резкой форме. Особого внимания на ругательский комментарий я, конечно, не обратил. Но фраза про свободу слова запала в душу. Слишком часто козыряют ею все, кому не лень. От дворника до президента. Вот и решил я разобраться, что же это за штука такая – свобода слова. 

ВЫСШАЯ ЦЕННОСТЬ? КАК БЫ НЕ ТАК!

 

Действительно, свобода слова в последние два десятилетия стала в нашем обществе чем-то вроде священной коровы, тотальным эталоном. Под этим лозунгом устанавливалась независимость и проводилась «демократизация», несоответствие этому эталону режима Акаева ускорило его печальный конец. Еще бы! Попробуй прижми свободу СМИ – и навлечешь бурю негодования как со стороны доморощенного «гражданского сообщества», так и недремлющего ока заокеанского «большого брата». Более того, в сознании многих наших граждан свобода слова приобрела какой-то мистический, иррациональный характер. Свобода слова - высшая ценность!

Вот что, например, заявил премьер-министр Атамбаев на праздновании Всемирного дня свободы печати: «Свободная печать - это главная составляющая демократии. Без свободной печати не может быть ни демократии, ни прогресса… Очень печально, что мир никак не может привыкнуть к свободе слова». Кстати, чуть позже мы с вами увидим, что Атамбаев противоречит сам себе. А пока послушаем еще одного «поборника» свободы слова – Курманбека Бакиева. «Гарантия демократии - свобода информации, свобода слова, свобода мысли, - говорил он в бытность еще и.о. президента. - Покушение на свободу слова - это преступление против государства, против народа». А попутно заметил, что «не должно быть государственных СМИ, за исключением необходимых для публикации официальных решений, указов, постановлений и разъяснений». Неискренность главы государства мы давно уже раскусили. Но не о ней сейчас речь. Важно другое: со всех сторон нас убеждают: свобода слова есть важнейшая составляющая нормальной жизни. Без нее будет хаос и мрак. Так ли это?

На самом деле свобода слова – не больше, чем красивый миф. Или, скорее, идеологический инструмент, который используется в разных целях. Но чаще всего – для не меньшего обдуривания людей, чем так называемое «ограничение свободы слова». И вред свобода слова может принести даже еще более ощутимый, чем прямая ложь. Заявление, наверное, смелое. Но попробую его обосновать.

Зарождение самого понятия свободы как важнейшего элемента человеческого жизнеустройства совпадает с утверждением рыночной экономики. Либералы (т.е. «поборники свободы») говорили: человек свободен, поскольку он - индивидуум (т.е. «неделимый»). Он есть целостный, ни с кем не разделяемый мир. Он лишен оков всеобщей этики, она заменена правом – «разрешено все, что не запрещено законом». Такой постулат был необходим для создания армии людей-атомов, слепо продающих свою рабочую силу. И для разрушения традиционной этики, которая налагала много запретов на проявление этой самой «свободы» (осуждение ростовщичества и т.д.). Традиционное общество (черты которого в большой степени сохранили и мы) вообще не признает тотальной свободы, свободы, не ограниченной ответственностью. Свобода, лишенная оков «иppациональной» этики (Бога, любви и совести), - это свобода бесов. Ее утверждение неминуемо ведет не только к разрушению самого одержимого, но и к гибели невинных людей.

И подход этот является здравым. Ведь человек перестал быть животным и создал культуру именно через постоянное и непрерывное создание «несвобод» - наложение рамок и ограничений на дикость. То же – и со словом. Что такое язык? Введение норм и правил сначала в рычание и визг, а потом и в членораздельную речь и письмо. Представим, что вдруг исчезли все «несвободы» и сбылась либеральная утопия «свободного индивидуума». Какую картину мы увидели бы, когда упали бы все оковы угнетенья - семьи, службы, государства? Мы увидели бы нечто пострашнее, чем борьба за существование в джунглях - у животных, в отличие от человека, не подавлены и не заменены культурой инстинкты подчинения и солидарности. Полная остановка организованной коллективной деятельности сразу привела бы к острой нехватке жизненных ресурсов и массовым попыткам завладеть ими с помощью грубой силы.

 

ТОСКА ПО ЦЕНЗУРЕ

 

Так что представление свободы как абсолютного понятия неверно. Не бывает абсолютной свободы! А если и бывает, то ведет она к катастрофе. Только через огромную и разнообразную систему несвобод мы приобрели и сохраняем те свободы, которые так ценим. Однако два десятилетия назад наше сознание стало накачиваться именно таким, ложным представлением о свободе как отрицании норм и запретов. И не просто ложным, а разрушительным. Касается это и свободы слова.

Нас убедили в том, что не может быть запретов в передаче информации. Цензура клеймилась как наследие «проклятого прошлого». Даешь гласность и свободу СМИ! Дали… А что в итоге? Разрушительный удар нанесен по культурным и моральным основам общества. А ведь стоит чуть-чуть задуматься, и становится очевидным: без цензуры вообще не существует общества и человека. Человек возник из обезьяны именно благодаря моральным запретам на свободное проявление инстинктов. Откуда взялось само понятие «нецензурное выражение»? Из того факта, что есть цензура - запрет на использование в нормальной ситуации определенных слов. В значительной степени цензура - охранитель слова. Более того, даже художественное слово без цензуры вянет. Есть выражение: «Отмена цензуры подпиливает зубы слову». В традиционном обществе слово свято. «Освобождение» слова (так же, как и «освобождение», превращение в товар денег, земли и труда) означало прежде всего устранение из него святости, искры Божьей. «Обращаться со словом нужно честно, - писал Гоголь. -  Оно есть высший подарок Бога человеку... Опасно шутить писателю со словом. Слово гнило да не исходит из уст ваших!». Какая же здесь свобода слова! Здесь упор на ответственность. И этот взгляд сохраняется в нашем менталитете, несмотря на годы «либерального облучения». В той же речи Атамбаев, к которому мы обещали вернуться, отметил: «В то же время журналистам надо помнить о том, какая ответственность лежит на них. Ведь словом можно убить… Неосторожным словом можно разжечь межнациональную, межконфессиональную и межрегиональную рознь. Об этой ответственности надо помнить». Здесь уже наносится удар по основополагающему элементу свободы слова (в либеральном, навязываемом нам понимании). Тому самому, который охарактеризовал писатель Андре Жид: «Чтобы иметь возможность свободно мыслить, надо иметь гарантию, что написанное не будет иметь последствий». Значит, не все еще потеряно!

С точки зрения сохранения общества свобода сообщений неприемлема. Наличие этических табу, реализуемых через какую-то разновидность цензуры, является необходимым условием для сдерживания разъединяющего действия информации. И это не зависит от того, истинна информация или ложна. Есть вещи, о которых нельзя говорить вслух. Пусть даже и все о них знают. Публичное освещение вопросов секса, показ по телевидению кровавых убийств – все это разрушает моральную основу человека и в конечном итоге губит культуру. Вот житейский пример: на улице к тебе подходит женщина и говорит, что твой отец 30 лет назад бросил ее и, вообще, поступил, как последний подонок. С точки зрения западного мировоззрения, очищенного от этики, она поступила правильно (ведь сокрытие информации ведет к тоталитаризму!). С нормальной же точки зрения женщина эта заслуживает презрения и осуждения, поскольку вносит ненужную трещину в человеческие отношения и ломает судьбы.

Мне могут возразить: этика этикой, все мы осуждаем секс на экранах. Но ведь, уважаемый, допустим, пойдем мы у вас на поводу, введем цензуру, и все! Прикроет под шумок Курманбек Салиевич все независимые СМИ! Изначально свобода слова и подразумевала именно свободу показывать и писать о «сексе и насилии». Для этого и убеждали нас отечественные «демократы» (разумеется, под дудку закордонных), что без свободы слова нет нормального общества. Победителям «холодной войны» плевать, справедливая или нет, власть в стране. Главное – разрушить прежние устои, в первую очередь, этические. А свобода критиковать власть – это так, прикрытие. Весьма несущественное. Политическая свобода и наших, и мировых СМИ – понятие относительное.

 

МУСОР – ЭТО НЕ СВОБОДА

 

Очень редко журналисты выражают собственную точку зрения. Направленность газеты или канала почти всецело зависит от позиции ее владельца. А кто чаще всего является владельцем? Не рабочий и не крестьянин. А крупный собственник. То есть небольшая, 1-2 процента населения, прослойка, со схожими взглядами и приоритетами. Вот что писал по этому поводу известный американский исследователь роли СМИ Герберт Шиллер: «За исключением довольно небольшой части населения, которая знает, что ей нужно, и потому может избирательно воспользоваться массовым потоком информации, большинство американцев, хотя и подсознательно, попадают в лишенную всякого выбора информационную ловушку. В сообщениях из-за рубежа и о событиях внутри страны практически нет никакого разнообразия мнений. Это обусловливается, прежде всего, идентичностью материальных и идеологических интересов, присущих собственникам (в данном случае тем, кому принадлежат СМИ), а также монополистическим характером информационной индустрии в целом».

Конечно, есть владельцы, которые не навязывают журналистам, что им писать, и как. Но таких, к сожалению, единицы. Мировая система массовой информации не является свободной в идеологическом плане и находится в собственности все более и более ограниченного круга частных монополий. Три четверти акций ABC, NBC и CBS (трех крупнейших американских телекомпаний) находятся в руках банкиров, таких, как Chase Manhattan Bank, Citybank, Bank of America и Morgan Guarantee Trust. Восемь из десяти сообщений новостей, циркулирующих по всему миру, выпускаются в свет одним из четырех крупнейших агентств новостей: Reuter, AFP, UPI или AP. Нельзя недооценивать и влияние рекламодателей на содержание теле-и радиопрограмм. Их содержание зачастую полагается быть очищенным от любой критики в адрес крупных спонсоров, то есть корпораций. Кто решает, о чем будут говорить СМИ сегодня? Кто поставляет журналистам их источники? Правительства, администрации, большой бизнес. Этот истеблишмент ежедневно производит готовый упакованный полуфабрикат в виде потока новостей: пресс- конференции, папки с документами, доклады различных комиссий, приемные вечера и тысячи телефонных звонков. В итоге то, что мы видим по телевидению, и читаем в газетах - это не действительность, а лишь ее интерпретация. В качестве примера можно привести «объективность» западных СМИ в деле освещения югославского и иракского конфликтов или случай с журналисткой The New York Times Джудит Миллер, которая провела в тюрьме 85 дней за отказ назвать имя своего источника в администрации Белого дома. Требования «национальной безопасности» в тех же США стали источником полномасштабного давления на СМИ.

Примерно та же ситуация, правда, может, в меньших масштабах, сложилась и в Кыргызстане. Издания могут позволить себе (вернее, им могут позволить) критиковать Акаева или Бакиева. Но критиковать существующий социально-экономический строй – ни за что! А ведь это куда важнее, чем псевдовыбор: выбери одного из одинаковых! Появись у нас местный Уго Чавес – какой бы шум поднялся! Один бы «Белый пароход» и освещал бы объективно его деятельность…

Это вовсе не означает, что нельзя критиковать нынешнюю власть. Можно и нужно! Но при этом следует помнить, что критика одной фигуры не имеет решающего значения. А еще необходимо быть осторожными при соприкосновении с мифами. Одним из которых является миф о свободе слова. Мировые и доморощенные поборники либерализма навязывают нам свое собственное видение этой проблемы: за свободу выдают безнравственность и аморальность, в то же самое время ловко прибирая систему информации к своим – далеко не чистым – рукам. А попробуй возмутись мусором и грязью в СМИ! Разгневаются, назовут сталинистом. Дескать, это издержки производства, без них не получите вы объективной экономической и политической информации. А последней-то, как ясно при ближайшем рассмотрении, как раз и нет. Так что и означает прославляемая свобода слова те самые грязь и мусор, которыми набивают наши глаза, уши, рот. Чтобы молчали и слепо следовали за установленным порядком. Таким же гнилым, как и подаваемая им информация.



Tags: Статьи
Subscribe

  • «Демократия» за колючей проволокой

    Очередные выборы в Израиле вряд ли завершат затянувшийся кризис. Перетягивание политического каната бьёт по интересам беднеющего населения и…

  • Хищник остаётся хищником

    Звучащие порой утверждения, что пандемия вынудит крупный капитал пойти на уступки трудящимся, являются наивной и вредной сказкой. Наоборот, для…

  • Осыпается позолота туркменского «рая»

    Руководство Туркмении признало существование серьёзных проблем в стране. Решительные шаги по их исправлению, однако, подменяются закреплением…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments